Война Миров. Вашингтон душит Тегеран через нефть

Дональд Трамп усиливает системное давление на иранскую нефтегазовую отрасль

«Цыганские шахматы» отличаются от классических на четыре фигуры (играются без коней). Президент США Дональд Трамп навязывает всем вокруг сеанс одновременной игры в шахматы «по-цыгански», но с условием, что у него кони есть, а у соперников нет. Для Ирана сделано «исключение» ­– у него отбирается еще и ферзь в виде экспортных поставок нефти. Тех, кто не согласен с таким раскладом, Белый дом обещает бить шахматной доской по рукам или голове, в зависимости от ситуации.

Дональд Трамп обещал делать пакости Тегерану еще на этапе своей избирательной гонки в Овальный кабинет, а попав туда старается исполнить обещанное в максимально возможном объеме. Европейские союзники США очень болезненно реагировали на намерение президента Трампа разорвать «ядерную сделку» с Ираном, но хозяина Белого дома такое не остановило и Вашингтон в одностороннем порядке 8 мая 2018 года из коллективного договора с Тегераном вышел.

Иран нефть

(Foto: presstv.com)

Бессильные против США в формате «один на один», евросоюзовцы разработали коллективную модель для обхода антииранских санкций. Суть ее заключается в анонимности работающих с Тегераном европейских компаний и фирм, а если Вашингтону такое не нравится, то дело он имеет непосредственно с Брюсселем в качестве коллективного игрока. Однако администрация Дональда Трампа нашла ключик к внешне хитроумной идее ЕС. Белый дом сосредоточился на физических объемах иранского нефтяного экспорта и связанных с ним кораблях, портах, компаниях, банках и государствах. Аналогичная схема используется и против Венесуэлы, где США, например, ввели санкции против 34 танкеров государственной нефтяной компании PDVSA. Венесуэльцы, в свою очередь, отключают на танкерах транспондеры, чтобы их нельзя было отследить со спутников.

Иранские корабли отключают транспондеры с прошлого года, из-за чего Госдепартамент США в ноябре 2018-го жаловался на них в Международную морскую организацию (IMO). Правила данной организации требуют, чтобы танкеры сообщали на спутники и прочие системы контроля морского движения свои координаты, но на войне как на войне, пусть и экономической – не до формальностей мирного времени.

Знаковая дата последних дней – 2 мая. В эту дату истекли отсрочки, на которые Вашингтон пошел в отношении Китая, Индии, Италии, Греции, Турции, Японии, Южной Кореи и Тайваня, разрешив им покупать объемы иранской нефти в пределах определенной квоты для каждого. После 2 мая 2019 года Белый дом обещает наказывать ослушников санкциями, однако конкретные виды и размеры неприятностей не озвучивает, из-за чего у всех есть повод подумать и понервничать.

Даже для Пекина угрозы Вашингтона не пустой звук, тем более, когда многомесячные переговоры по вопросам взаимной торговли так и не завершены. Дональд Трамп уже пообещал с 10 мая повысить пошлины на ряд ввозимых в США китайских товаров с 10 до 25% из-за того, что переговоры с КНР по двусторонней торговле идут «слишком медленно». С января по март текущего года Поднебесная нарастила объем закупок нефти в Иране на 78% (с 431,1 тысяч до 767,2 тыс. баррелей в сутки). По Венесуэле аналогичная нефтяная картина составляет 192% (с 84,2 тыс. баррелей до 246,8 тысяч). Пока все указывает на то, что Китай продолжит закупать иранскую и венесуэльскую нефть, ведь Тегеран и Каракас в данный момент продают ее Пекину со скидкой, что дает китайцам дополнительные экономические бонусы.

Американцы своих целей не скрывают – свести иранский нефтяной экспорт до нуля. Брайан Хук, спецпредставитель госдепа США по Ирану, еще в апреле сообщил, что 23 государства полностью отказались от покупок «черного золота» у Тегерана. В мае Турция де-факто прекратила импорт иранской нефти, хотя еще 22 апреля глава МИД этой страны Мевлют Чавушоглу заявлял, будто Анкара продолжит закупки у Тегерана.

В 2016-2017 гг. Иран поставлял на внешний рынок «черного золота» в объеме 2,3 – 2,5 млн. баррелей в сутки, из которых 37% экспортировалось в Европу, а 63% в Азию. На начало мая иранский экспорт колебался в коридоре 1 – 1,5 млн. баррелей. А это деньги, которые в 80-миллионной стране всегда нужны. В апреле на уровне потребителей цены в ИРИ выросли на 51,4% (год к году). Апрельская инфляция стала рекордной с декабря 1995 года. Важный момент: повышение цен на продукты питания превышает среднюю инфляцию почти в два раза: продовольствие и напитки по сравнению с ценами прошлого года стали дороже на 84,4%. Транспортные услуги выросли в цене на 52,5%, а развлечения – на 72%. По оценке госдепа США, из-за нефтяного эмбарго иранская экономика уже недополучила $10 млрд, что усугубило начавшуюся в прошлом году рецессию.

По расчетам МВФ Тегерану требуется цена нефти в $125,6 за баррель, чтобы сбалансировать госбюджет, критически зависящий от продажи «черного золота». Тем временем биржевая цена за «бочку» крутится в районе $70, потому что геополитическая ситуация вокруг Ирана, Венесуэлы и Ливии толкает котировки вверх (премия за политический риск), а заявления Трампа про повышение пошлин на китайские товары – вниз. Все опасаются нового витка торговой войны между Вашингтоном и Пекином, которая может снизить мировой спрос на нефть, да и вообще привести к мировому экономическому кризису.

В свете антииранского нефтяного эмбарго ключевой становится позиция Китая и Индии. Если Пекин и Дели не станут исполнять приказ из Вашингтона, то Тегеран сохранит экспорт хотя бы в объеме 500 тыс. баррелей в сутки. Китаю в нынешней ситуации, помимо всего прочего, не нравится и то, что США в любой момент могут перекрыть поставки нефти, если Поднебесная вдруг решит замещать иранские поставки углеводородов американскими. Президент Трамп остается непредсказуемым контрагентом. Есть еще и соображения государственного престижа и имиджа, которые требуют от Пекина проявлять больше последовательности и самостоятельности на международной арене, ведь на Китай смотрят от Казахстана до Кирибати. Индия покупала иранскую нефть в период санкций со стороны администрации Барака Обамы, но Дональд Трамп – это политик иной степени жесткости, а потому лишь время покажет итоговый расклад.

Тегеран через замминистра нефти Амира Хоссейна Заманиния сообщил: «Мы мобилизовали все ресурсы страны и продаем нефть на «сером рынке». Далее чиновник пояснил, что новые обстоятельства требуют принятия серьезных решений по финансовому и экономическому регулированию и правительство работает над этим.

Между «серым» и «черным» рынками нефти граница часто пунктирная. Вообще торговля нефтью – это один из китов международного криминала, наряду с черными рынками оружия, наркотиков, алмазов и драгметаллов, проституции (включая сексуальное рабство). Уже сегодня можно утверждать, что одним из вторичных эффектов от американского нефтяного эмбарго в отношении Ирана будет увеличение объемов нефти и денег на международном черном рынке энергоресурсов. С другой стороны было бы странным видеть, как Иран поднимает руки и без борьбы сдается на милость Дональда Трампа. Нынешний Тегеран не может позволить себе потерю лица, пока не исчерпал все ресурсы к сопротивлению.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...