У Зеленского есть примерно год, чтобы сломать инерцию ненависти и вражды, доставшуюся от Порошенко и сформировать новый тренд – к поэтапной нормализации отношений с Россией

Сергей Станкевич – о феномене «масштабирования и политизации КВН» и о шансах нового президента спасти Украину от катастрофы

– Сергей Борисович, вчера в Киеве состоялась инаугурация Владимира Зеленского. Вы не раз уже говорили, что связываете с ним большие надежды. Но прежде чем перейти к надеждам, я хотел бы услышать вашу версию: откуда взялся такой человек на посту президента? Вот это всё – сначала фильм «Слуга народа» под выборы, потом голосование за экранный образ – «само так получилось»? Или не само? Какие люди и какие силы могли стоять за проектом «Зеленский»?

Сергей Станкевич

– Был ли президент Зеленский чьим-то многоходовым проектом (под кодовым наименованием «Слуга»), который в тайном штабе спланировали, а затем несколько лет продвигали с помощью телесериала и закулисных сделок? Убеждён, что в прямом смысле – нет. Просто мир публичной политики принципиально меняется на наших глазах – в одних странах быстрее, в других медленнее – в зависимости от локальных условий. Но это происходит во всех странах с электоральной демократией. То, что было невозможно пару десятилетий назад, становится технологией и новой классикой. Экспертный взгляд увидит несомненное сценарное сходство в таких вроде бы разных феноменах как Трамп в Америке, Макрон во Франции, Грилло в Италии, Курц в Австрии, Чапутова в Словакии и т.д.

Что нынче нужно для политического «чёрта из табакерки?». Ситуация глухого элитного тупика. Правящая элита фундаментально провалилась, все её традиционные кандидаты во власть выглядят для народа раз за разом всё отвратительнее. Дополнительным катализатором выступает некий кризис (финансовый, военный, духовный), тут и открывается окно во власть для аутсайдера из толщи народа. Для успеха такому аутсайдеру нужна стартовая известность (из шоу-бизнеса или спорта), непричастность к прежнему провалу и интенсивная сетевая раскрутка. Вот здесь – внимание. Пора всем партийным бонзам понять: сетевые лавины сносят все ваши старомодные партии! Шоковое избрание «чёрта из табакерки» становится бунтом электората против политической системы: вы нас достали, теперь мы вас достанем. Вот вам, суки, наш приговор!

Кто действительно помог столь сокрушительной победе Зеленского, так это сам Пётр Порошенко. Феноменальная жадность, тупая самонадеянная прямолинейность, трусость, маскируемая наглостью, и в итоге переход всех красных линий. Он действительно заслужил не только свой провал, но и приговор.

В случае с Зеленским состоялось масштабирование и политизация КВН: находчивое остроумие теперь эффективнее обесцененных предвыборных программ. А сериал про президента из народа показал ещё и феноменальную возможность технологической инверсии: не от событий к фильму на их основе, а от фильма к действиям в реальной жизни. Грани между реальностями стёрты, движение возможно в обе стороны.

Разумеется, по ходу электорального бунта появляется немало желающих его попользовать в своих интересах и даже приписать себе авторство. Простительное, но безосновательное тщеславие. Зеленский и его команда не создали этот ветер перемен, но умело подставили парус и смогли удержать руль до президентской гавани. Теперь для них важно через год не оказаться висящими на реях, на что ныне работает старый пират Порошенко.

– А возвращение Коломойского на Украину перед самой инаугурацией – точно простое совпадение? И разговоры о том, что «Зе это марионетка Бени» – не более, чем сплетни?

– Коломойский не станет для Зеленского закулисным кукловодом и вообще в Украине скорее всего не слишком задержится. Новый президент совместно с западными союзниками Украины сумеет удалить его из страны и из её политики на неких негласных договорных условиях, которые «Беня» покряхтит, но примет.

Сегодня президент Зеленский для России – это шанс на мирный выход из состояния гибридной геополитической войны с Украиной прежде, чем эта война превратится в лобовое полномасштабное столкновение. Ни для кого не секрет, что Украина и Россия находятся в состоянии затяжного системного конфликта, который для Украины в перспективе может стать экзистенциальным, т.е. конфликтом на уничтожение.

Причина конфликта вовсе не в том, что Россия «вдруг напала» на соседку и «отрезала куски территории». Причина в том, что в Украине в 2014 году пришла к власти группировка радикальных этнократов галицийского толка, втянувших страну одновременно во внутреннюю и внешнюю этнокультурную и этнорелигиозную войну. Россия оказалась принуждённой к реакции и «втянутой» в войну, которая ей никак была не нужна и которая ей сейчас фатально мешает, обкрадывает её, блокирует развитие.

Галицийские этнократы с лёгкого языка Порошенко почему-то подумали, что у них получится ускоренная силовая переделка Украины и перевоспитание её населения под галицийский шаблон, а Россия будет взирать, стенать, громко жаловаться, метаться по международным форумам, но в итоге всё проглотит и смирится. Этого не могло произойти и не случилось.

Оставим сейчас в стороне вопрос о том, насколько реакция России на перемены в Украине была своевременной, умной и адекватной. Тут можно сказать немало критического, но сейчас не о том речь. Давайте исходить из уже сложившейся реальности. Как наглядно показал провальный опыт Порошенко, сохранение и углубление восточного конфликта означает для Украины сознательный отказ от развития в пользу милитаризации всех сторон жизни, в пользу чрезвычайщины и авантюризма, чреватого военной катастрофой.

Вывод Украины из конфликта с Россией, переключение страны из состояния внешней и внутренней этнокультурной войны в режим устойчивого развития – важнейшая задача нового руководства страны. Это я и называю «политикой нормализации».

Важно понять, что привести отношения к относительной норме можно только одновременными двусторонними усилиями. Если один партнёр хочет добрососедства, а другой – военной победы, всё кончится свалкой. В России в настоящее время также стоит проблема выбора политики в отношении Украины: жёсткая конфронтация или поворот к нормализации.

Серьёзные российские эксперты сходятся в одном: невозможно допустить укрепления на границе с Россией государства, которое сознательно выступает как враг и намерено много лет вооружаться чтобы победить в войне. Страну, несущую нам угрозу №1, надо надёжно остановить до того, как у такого «врага» появятся хотя бы призрачные шансы на «победу». Вопрос в том, как именно останавливать.

Сторонники жёсткой линии в России (назовём их «ястребами») считают, что Украина и при новом руководстве не выйдет из конфликта – сознательно, или потому что ей западные союзники «не дадут». А значит – любое миротворчество только вводит в заблуждение и даёт украинской «партии войны» дополнительное время для формирования «ударного кулака».

«Ястребы» негативно оценивают «минские соглашения» и весь «минский процесс» как изначальный обман, дающий Киеву возможность продлевать антироссийские санкции и перевооружаться. Выбор «ястребов» – немедленный отказ от «минского процесса» и эскалация конфликта с использованием всех доступных инструментов давления.

Сторонники мирного урегулирования конфликта (назовём их «дипломатами») считают, что новое руководство Украины, жизненно заинтересованное в повороте к нормализации, в состоянии осуществить такой поворот на практике.

–Насколько я понимаю, вы на стороне «дипломатов».

– Да, я с ними в основном солидарен. По мнению «дипломатов», политика нормализации должна исходить из следующих аксиом:

— Россия для Украины не является ни смертельным врагом, ни неотвратимой экзистенциальной угрозой «на века»;

— конфликт России и Украины носит ситуативный и локальный характер (это не война всей мировой цивилизации против России);

— конфликт России и Украины вполне поддаётся рациональному, мирному и прочному урегулированию в сжатые сроки (12-18 месяцев);

— мирное урегулирование конфликта и восстановление относительно нормальных отношений с Украиной с достаточной надёжностью снимают для России угрозу №1.

Дипломатической площадкой для процесса урегулирования конфликта может по-прежнему служить «нормандская четвёрка», при содействии Евросоюза, ОБСЕ и ООН.

В отношении правового статуса Крыма лучше всего придерживаться «расходящихся интерпретаций»; эта проблема выносится за скобки текущих переговоров как очевидно неразрешимая в течение пяти лет, отведённых Зеленскому.

Цель политики нормализации на ближайшие пять лет состоит в урегулировании конфликта на Донбассе и в стабилизации обстановки в Азовском регионе, после чего в украино-российских отношениях восстанавливаются относительно нормальные дипломатические, торгово-экономические и культурно-гуманитарные отношения.

Конфликт в Донбассе определяется как сепаратистский, подлежащий урегулированию по принципу «превращение сепаратистов в автономистов». Правовая основа для урегулирования конфликта – пакетное соглашение «Минск-2», поддержанное Декларацией «нормандской четвёрки» и резолюцией Совета Безопасности ООН.

– Большой вопрос, пойдёт ли на это Кремль и ещё бо́льший вопрос – пойдёт ли на это боевитая украинская элита.

– Зеленскому предстоит приучить украинский политический класс, этих гордых, снова чубатых «запорожцев» к пониманию необходимого компромисса. Ты не готов к компромиссу? Это для тебя «зрада»? Никаких уступок «сепарам» и «оккупантам»? Тогда взбей чуб волной и иди воюй. Причём всерьёз, а не в режиме нынешнего пинг-понга.

Новому президенту придётся внятно произнести это страшное слово «компромисс» и принять на себя весь вал злобных воплей и площадных проклятий. И придётся внятно объяснить суть предстоящего компромисса: сепаратисты отказываются от отделения подконтрольных территорий в обмен на амнистию, «выборы без давления» и особый статус регионального самоуправления.

В качестве силы, гарантирующей мирный характер перемен на сепаратистских территориях, неизбежно придётся использовать военный миротворческий контингент ООН и, возможно, полицейский контингент ОБСЕ. Согласие на такой шаг станет компромиссным жестом со стороны России.

А начинать администрации Зеленского придётся с отказа от конфронтационной риторики в пользу языка, допускающего переговоры и подписание документов. Бесполезно и небезопасно для имиджа соваться в Москву с планом заставить «государство-агрессор» обсудить и подписать какой-либо «план деоккупации». Такой язык предполагает только войну, куда тебя немедленно и пошлют.

Предметом прямых переговоров Украины и России может стать совместный проект резолюции Совета Безопасности ООН о создании миротворческого контингента для содействия реализации соглашения «Минск-2» на территории Донбасса. Миссия миротворческого контингента ООН может включать:

— физическое разделение сторон конфликта в Донбассе с созданием и патрулированием буферной зоны;

— взятие под контроль пунктов сосредоточения тяжёлых вооружений;

— эффективное обеспечение прекращения огня на всей территории, затронутой конфликтом;

— на финальном этапе возможно участие «голубых касок» в патрулировании отрезка границы с РФ, неподконтрольного Киеву.

Принципиально важно как можно скорее провести на «сепаратистских» территориях Донбасса первые договорные выборы. Выбирать надо не региональную власть, а временных комиссаров (на два года) с полномочиями на проведение переговоров и завершение урегулирования. Для таких выборов не нужно организовывать всеукраинскую «межпартийную борьбу». Появление «второй стороны» для переговоров позволит Киеву «украинизировать» весь процесс дальнейшего урегулирования, а Россия сможет поэтапно свернуть военную поддержку мятежных территорий.

Для стабилизации ситуации в акватории Азовского моря необходимо:

— создать управляющую компанию – Оператора Керченского пролива с локализацией в порту «Кавказ»;

— утвердить согласованный регламент прохождения судов через Керченский пролив с учётом местного и международного опыта;

— подписать Соглашение о предотвращении милитаризации Азовского моря и об избежании конфликтных ситуаций в процессе навигации.

Вопрос с возвращением в Украину моряков, интернированных в ходе инцидента поблизости от Керченского пролива, может быть решён при общем обмене арестованными лицами, либо в приоритетном порядке – с привлечением адекватных религиозных лидеров в качестве посредников.

Для России очень важно и выгодно, чтобы президентство Зеленского стало успешным. Да-да, все россияне, способные думать глубоко и видеть далеко, будут «болеть» за успех Зеленского. Ибо ещё одно провальное президентство в Украине неизбежно приведёт к масштабной кровавой смуте внутри этой предельно ослабленной страны и к её прямому военному столкновению с Россией. Последствия для всех были бы самыми пагубными.

– Но откуда вообще ваши надежды на Зеленского? На человека без опыта в большой политике и без серьёзной опоры в элитах. Или никаких надежд именно на него у вас нет, но есть понимание – как должна действовать в сложившихся условиях правильная украинская власть?

– Повторяю, новый президент, новый лидер это шанс для Украины и для России. Насколько Зеленский способен развернуть страну, уже набравшую ход на пути к катастрофе, покажет самое ближайшее время. Следим за тем, какую риторику изберёт Зеленский, какими людьми себя окружит, оставит ли в политике Порошенко в качестве лидера будущего реванша, начнёт ли прямые консультации с Москвой. Отныне у Зеленского всё не в шутку, а всерьёз. У нового президента есть примерно год, чтобы сломать инерцию ненависти и вражды, доставшуюся от Порошенко и сформировать новый тренд – к поэтапной нормализации отношений с Россией. Позднее он столкнётся со столь мощным единым фронтом противников, что никаких новых трендов сформировать уже не сможет.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...