«В общественном сознании понятие социальный соответствует понятию «левый»

Сетевые СМИ о том, почему Казахстан - не Швеция

«Казахстан — больше не социальное государство» — Казахстан считается социальным государством, но объемы бесплатного образования и медицины стремительно сокращаются, уровень поддержки уязвимых слоев населения остается низким. Так остается ли Казахстан социальным государством. Об этом Exclusive.kz поговорил с экспертами.

Арман БейсембаевАрман БЕЙСЕМБАЕВ, финансовый аналитик FXPrimus — Казахстан, безусловно, является социальным государством по многим признакам. Во всяком случае, законодательно закреплено, что оно является таковым и власть всячески этот статус поддерживает и подчеркивает. Что, в общем, небезосновательно, поскольку многие социальные нормы зафиксированы в Конституции страны и воспринимаются, как нечто само собой разумеющееся.

Базовое начальное и среднее образование является бесплатным, и более того, обязательным. Каждый ребенок до 9 класса включительно должен в обязательном порядке числиться в каком-нибудь образовательном учреждении и ему государством гарантируется заранее определенный объем знаний, который он должен получить, прежде чем выйдет во взрослую жизнь.

В сфере высшего образования государство участвует уже частично, но, тем не менее, оплачивает необходимый плановый объем тех специальностей, которые ему необходимы, через систему выделения государственных грантов.

Нельзя забывать и про обязательный объем пенсии, который также гарантируется государством, даже для тех, кто вообще не имеет трудового стажа, различные льготы, пособия, субсидии, поддержка молодых семей, при трудоустройстве, обязательный объем бесплатной медицинской помощи. Все это, вне всякого сомнения, позволяет причислять Казахстан к числу социальных государств.

Не секрет, что социальная сфера вызывает много критики со стороны граждан, ее объем недостаточен, размеры выплат не обеспечивают достойный уровень жизни человека, хотя объем доходов государства, в частности, от продажи сырья на внешних рынках, в целом, позволяет поддерживать уровень жизни населения на достаточно высоком уровне.

Но дело в том, что государство не ставит перед собой такой задачи. Все изменения в этой сфере носят, скорее, чисто символический и косметический характер.

На мой взгляд, проблема заключается в том, что всю социальную составляющую нынешние государства СНГ получили от бывшего СССР. И именно в таком ракурсе она элитой и воспринимается: это балласт, который пока никак не получается скинуть.

Однако следом за старой элитой к власти все больше приходят относительно молодые политики, которые по образу мыслей являются либеральными, если не сказать, либертарианскими. Именно из их уст мы слышим, что «государство вам ничего не должно и не просило вас рожать», «20 тысяч тенге достаточно для содержания ребенка», а «пенсии являются проявлением социального иждивенчества».

Максим КРАМАРЕНКОМаксим КРАМАРЕНКО, председатель Республиканского движения «Лад» — Казахстан явно относится к социальным государствам. И не только потому, что это записано в Конституции. Существуют социальные программы, которые материально обеспечиваются государством. Но это не означает, что нет проблем в их реализации, что два основных принципа социального государства: социальной справедливости, проще говоря, социально-экономического равенства и достижения каждым гражданином достойного уровня жизни, осуществляемы в полном объеме. Здесь есть несколько проблем. Первая: сколько средств выделяется на социалку.

Вторая проблема — это эффективность использования средств на социальные программы. Вот здесь могут быть дисбалансы, которые ведут к серьезным издержкам и даже противоречиям, что негативно сказывается на общественном самочувствии.

Третья проблема заключается в деполитизации обсуждения проблем социальной сферы. Очень важны общественные дискуссии, в которых должны обсуждаться проблемы повышения эффективности социальных программ, прожиточного минимума, черты бедности.

Еще одним из признаков социального государства является активное участие в нем гражданского общества, общественных объединений, НПО, представителей социально-ответственного бизнеса. А без знания ситуации в этой сфере, без широкого освещения в СМИ проблем социальной поддержки людей, открытости информации об этом трудно ожидать инициатив граждан и бизнесменов.

Но нередко анализ того, что происходит в этой сфере, не говоря уже о критике, воспринимается, чуть ли не как покушение на основы государственности.

Жаксылык САБИТОВ, политолог — Общепринятым в политологии является тезис о том, что все идеологии можно разделить на «правые» и «левые». «Правые» обычно выступают за низкие налоги, низкие государственные затраты, низкое вмешательство государства в экономику, в то время как «левые» выступают за более высокие налоги, более высокие государственные затраты и большее вмешательство государства в экономику. В общественном сознании понятие социальный соответствует понятию «левый». В общем, можно утверждать, что в Казахстане доминирует «ультраправая» идеология, когда представители элиты довольны тем, что платят маленькие налоги. Только в конце 2018-начале 2019 года стало очевидно, что со стороны общества возник большой спрос на «социальную справедливость».

Айкын КОНУРОВАйкын КОНУРОВ, глава партии КНПК в нижней палате мажилиса парламента — Полагаю, что было бы ошибочным считать, что Казахстан не является социальным государством. Подобного рода утверждения вполне объяснимо слышать от представителей социально уязвимых слоев населения-инвалидов, сирот, многодетных семей, потому что действительно, на мой взгляд, имеющаяся материальная поддержка со стороны государства мизерна и не покрывает большей части расходов людей.

Но слышать подобное от некоторых экспертов или же общественных деятелей немного странно, ведь именно им необходимо в первую очередь придерживаться принципов объективности в оценках, а не заниматься дешевым популизмом.

Другое дело, что на наш взгляд, государство могло бы сделать намного больше для своего народа. Необходимо требовать, чтобы чиновничья бюрократия обратилась лицом к чаяниям и надеждам населения, оперативно и эффективно решало бы повседневные актуальные проблемы людей и вопросы, касающиеся повышения качества жизни населения.

«Социальная ловушка: почему Казахстан – не Швеция» — Беспрецедентные социальные инициативы, исходящие в последнее время от власти, все более четко очерчивают на теле казахстанской экономики грани так называемого социального государства. Но если сравнить степень социальной защиты и объем социальных гарантий в нашей республике с тем, что предлагается жителям ряда западноевропейских стран, не обладающих такими природными богатствами, то становится очевидным, что мы явно проигрываем им.

Марк ГОЙХМАНМарк ГОЙХМАН, руководитель группы аналитиков ООО «ЦАФТ» (Центр аналитики и финансовых технологий) — Возможности социальной политики зависят, прежде всего, от состояния и динамики экономики. Есть и обратное влияние: повышение уровня благосостояния людей увеличивает платёжеспособный спрос, что стимулирует рост производства и инвестиций при развитом рынке. Но Казахстан, как и Россию, можно отнести к развивающимся рынкам с их несовершенствами и «болезнями». Схожа и преимущественно сырьевая направленность экономик, что во многом сохраняет их зависимость от мировой конъюнктуры цен на сырьё.

Пока нельзя говорить о том, что наши страны способны приблизиться по уровню социального благополучия к развитым государствам Запада. Например, одной из важных «опций» там можно считать долговременные и практически беспроцентные кредиты, позволяющие жителям при необходимости приобретать материальные блага без существенной переплаты. Более того, в последние годы во многих банках практикуется отрицательная ставка – то есть, они доплачивают своим заёмщикам. Делается, это, правда, не для того, чтобы снизить расходы получающих кредиты, а из-за политики центральных банков, таких, как Европейский центральный банк, Банк Швейцарии, Банк Японии. Они устанавливают свои отрицательные ставки с целью стимулирования экономики. Коммерческим банкам приходится платить за нахождение их средств в центробанке. И им выгоднее отдать деньги в кредит с доплатой, но по меньшей ставке, чем держать их в центральном банке, доплачивая ему больше. Однако как бы то ни было, для рядовых заёмщиков – физических лиц это выливается в существенную социальную поддержку.

Сапарбай ЖУБАЕВ, кандидат экономических наук, старший преподаватель Казахского университета технологии и бизнеса — После обретения независимости Казахстан проводит социально ориентированную рыночную экономическую политику. Это означает, что основная часть расходов, до 50 процентов республиканского и местных бюджетов, направляется на финансирование социальных программ. Речь идет о социальном страховании, пенсионном обеспечении, социальной поддержке малообеспеченных семей, здравоохранении, образовании.

Чтобы выплачивать социальные пособия или даже заработную плату, соизмеримые со шведскими, надо просто работать с такой же производительностью труда, как в Швеции. Пока у нас она в 4-5 раз меньше, чем у «загнивающих» капиталистов. Даже их коровы дают в четыре раза больше молока, чем наши!

Ставки по кредитам устанавливаются с учетом показателей инфляции и норм внутренней доходности страны. И у нас эти показатели говорят не в пользу снижения процентных ставок.

Расул РЫСМАМБЕТОВРасул РЫСМАМБЕТОВ, директор общественного фонда Financial Freedom — Экономика Казахстана сильно зависит от экспорта сырья. А социальные выплаты и зарплаты госслужащих составляют чуть ли не половину расходов бюджета. Но при всем при этом, как ни странно, в случае осуществления ряда бюджетных оптимизаций Казахстан может стать социальным государством. Даже минимальных доходов от нефти хватит. Главное – государству нужно сократить свою долю в экономике, а высвобожденные деньги активнее вкладывать в человеческий капитал и в социальную инфраструктуру.

Мы, конечно, не сможем сразу начать выплачивать пособия, которые могли бы обеспечить такой же уровень жизни, как в Швеции. То есть, у нас есть значительные социальные выплаты, но чаще всего вопросы возникают относительно их администрирования – как найти, как выбрать и сколько платить человеку. Думаю, социальная политика у нас есть, однако подход к ней, как и к другим сферам деятельности государства, можно охарактеризовать словами « на скорую руку».

Жанар ТУЛИНДИНОВА – «Казахстан-2019: Токаев – новая консенсусная фигура для центристов, русскоязычных и бедных» — Несмотря на заявляемую ТОКАЕВЫМ преемственность и продолжение социально-экономического курса Елбасы, его предвыборная платформа выглядит заметно «левее» стратегических документов предшественника. По сути, Токаев идет на выборы с левоцентристской, социал-демократической программой.

Очевидно, что социально-экономический курс Нурсултана НАЗАРБАЕВА был в большой степени правоцентристским. Государство в прежних стратегических документах развития представало амбициозным, несущимся на полной скорости в 30-ку конкурентоспособных стран локомотивом. Задача же населения состояла в том, чтобы, забыв об иждивенческих ожиданиях, «задрав штаны», поспевать за амбициозными планами власти.

Однако по мере усугубления экономического кризиса, все больше обнажающего социальные проблемы и противоречия, и роста протестности в государственной риторике начал обозначаться дрейф в сторону «социальной ориентированности». Начался он с тезиса о «росте благосостояния каждого казахстанца как критерии эффективности работы госаппарата», прозвучавшего в прошлогоднем октябрьском Послании Елбасы, и продолжился в виде пожарных мер по поддержке многодетных семей после «бунта матерей» зимой нынешнего года.

В предвыборной программе Касым-Жомарта Токаева меры по обеспечению социальной справедливости и защиты занимают, пожалуй, центральное место. При этом они является, вероятно, самой ресурсоемкой частью его предвыборных обещаний. Так во второй части программы, посвященной принципу справедливости, говорится о создании «эффективной система социального обеспечения».

Речь идет о выделении дополнительных 2 триллионов тенге на развитие социальной сферы; о разработке социальной карты с индикатором благополучия для каждой семьи; о вводе в строй свыше 40 тысяч арендных квартир для малообеспеченных и многодетных семей; о жестком контроле за распределением доступного жилья; о расширении охвата социальной помощью малообеспеченных и многодетных семей; о внедрении новых форм поддержки представителей старшего поколения; наконец, о стимулировании благотворительных бизнес-программ, нацеленных на удовлетворение социальных нужд.

Еще один крупный блок мер социальных гарантий указан в части предвыборных обещаний, посвященных доступному жилью. В частности, кандидат от партии власти гарантирует решение жилищного вопроса для всех слоев населения; предоставление доступного и арендного жилья для молодёжи и социально уязвимых категорий граждан; ввод в строй не менее одной тысячи арендных квартир ежегодно для работающей молодежи в городах Нур-Султан, Алматы и Шымкент. Таким образом, до 2025 года в рамках госпрограмм будет обеспечено новым жильем 650 тысяч семей, или более 2 миллионов казахстанцев.

Пожалуй, никогда еще прежде в истории современного Казахстана публичная риторика кандидата в президенты от партии власти не была настолько «популистской» и близкой по своей стилистике и содержанию к «предвыборным обещаниям».

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...