«Разрешить нельзя запретить»

Сетевые СМИ о митингах

Мадина АИМБЕТОВА – «Место встречи изменить нельзя?» — Сейчас в обществе бурно обсуждается тема митингов. Надо отметить, отношение госорганов к этой форме выражения гражданами своих мнений изменилось после того, как президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ заявил, что гражданское общество вправе проводить подобные мирные публичные акции.

Бекнур КИСИКОВБекнур КИСИКОВ, член общественного совета Алматы — Несомненно, митинги нужны. Конечно, я говорю о мирных митингах, никому не нужны беспорядки и хаос. Надо давать людям возможность собираться и открыто высказывать свое мнение, не нарушая закон. Это право определено Конституцией. При этом митинги должны быть заранее согласованы с властями, причем вполне возможно, считаю, в уведомительном порядке.

В то же время я считаю, что одних только митингов недостаточно, нужны другие формы взаимодействия власти и общества. Следует организовывать и другие площадки, где была бы возможность высказать свое мнение, подискутировать и быть услышанными.

Алибек ШАПЕНОВ, первый секретарь Алматинского горкома КНПК — Митинги, разу­меется, не единственное, но очень хорошее средство общения как между самими гражданами, так и с властью. На мой взгляд, нужно их проводить тогда и ровно столько, сколько необходимо народу. Хочется помитинговать — берите, как того сегодня требует закон, разрешение, приходите в парк или туда, куда скажут, и выступайте, сколько душе угодно.

Хотя для меня разрешение на митинг несколько абсурдно звучит — в том смысле, что на реализацию своего конституционного права нужно брать какое-то разрешение. Поэтому наиболее логичным видится уведомительный характер.

Жемис ТУРМАГАМБЕТОВАЖемис ТУРМАГАМБЕТОВА, исполнительный директор общественного фонда “Хартия за права человека” — При отсутствии диалога и разъяснительной работы, а также регулярных встреч представителей власти любого уровня с населением и возникают нездоровые митинговые страсти. По образному выражению Ленина, из искры возгорается пламя. Нужна практическая реализация права на свободу мирных собраний, а также на свободу выражений мнений и свободу слова. Для этого нужны новые качественные законодательные нормы, в которых надо четко прописать пределы полномочий властных органов.

Андрей ЧЕБОТАРЕВ, политолог — Сегодня сложилась такая ситуация, когда у нас в стране нет серьезных оппозиционных организаций, которые могли бы быть посредниками между властью и обществом. Следовательно, надо использовать другие диалоговые площадки. И, в принципе, они есть, это те же общественные советы, которые созданы во всех регионах. Надо просто сделать так, чтобы диалог шел не только между членами совета и акимом. Надо, чтобы на заседания приглашались и другие представители общественности, и обсуждались те вопросы, которые действительно актуальны в текущий момент.

Альнур ИЛЬЯШЕВ, юрист — Абсолютно согласен с мнением, что митинги должны носить уведомительный характер. Ведь речь идет о мирных митингах. Конечно, на первом месте стоит свобода слова, чтобы можно было высказать свои возражения. Что касается мест для проведения подобных мероприятий, то, считаю, они должны проходить там, где этого требует ситуация. Например, если претензии к акимату, то у акимата.

Но в то же время надо учитывать интересы других граждан, чтобы проведение митинга не мешало им, не угрожало их жизни и здоровью, имуществу и т. д. Надо это всегда оценивать. То есть те, кто хочет выйти на митинг, должны брать на себя ответственность. Все эти ключевые принципы прописаны в Международном пакте о гражданских и политических правах, который Казахстан ратифицировал, но не всегда выполняет.

Сауле ИСАБАЕВА – «Митинги: почему акимы их боятся и как изменить ситуацию?» — Разрешить нельзя запретить. После июньской волны митингов власти, похоже, всерьез задумались над тем, чтобы поставить запятую в этом предложении после первого слова. Как пообещал новый президент страны Касым-Жомарт ТОКАЕВ, в Казахстане разработают специальный закон, регламентирующий порядок проведения мирных демонстраций. Чем он будет отличаться от своей старой версии, пока неясно. Известно лишь, что собираться и высказывать свои мнения граждане смогут только после обращения в соответствующие инстанции и в специально отведенных местах.

Максим КАЗНАЧЕЕВМаксим КАЗНАЧЕЕВ, политолог — Что касается «разрешенных» и «неразрешенных» мест, то это придает дополнительный импульс «героизации» протеста. Сейчас у молодежи, у протестующих высшим шиком считается демонстративное задержание именно в «неразрешенной» части города. То есть логика публичного протеста заставляет активистов идти именно в такие места, чтобы добиться информационного резонанса.

Чингиз ЛЕПСИПБАЕВ, руководитель проекта по защите прав граждан Qorgau — Частичная либерализация законодательства — это, конечно, хорошо, но все-таки недостаточно. Считаю, что прежде чем приступать к реформам, нужно разобраться с компетенциями местных внутренних политик и особенно полиции, которые сегодня пытаются всячески ограничить возможности граждан в плане мирных протестов. Проще говоря, наше право в этом вопросе полностью выстроено под интересы акиматов и органов внутренних дел, которые, как показывает практика, предпочитают жестко его регулировать, но в большинстве случаев с этим не справляются. Настало время играть более тонко в соответствии с современными информационными реалиями… А вообще, пора бы уже начать постепенно приучать и общество, и власть к тому, что гражданские акции – это норма для любого демократического государства.

Асхат АСЫЛБЕКОВ, общественный деятель — Ситуация с новым законом о демонстрациях у многих вызвала удивление, поскольку уже существующее законодательство позволяет гражданам страны реализовывать свое право на мирные митинги и шествия. Другое дело, что акиматы на местах всячески нарушают его, тем самым вызывая в обществе недовольство властью и порождая мнение, что она антинародна.

Поэтому нужно менять не законы, а установки в умах чиновников. Сейчас страной фактически управляет бюрократический аппарат, который не меньше, чем олигархи, заинтересован в сохранении своей власти и не намерен менять правила игры. Токаеву придется проводить реформы, преодолевая его сопротивление. Это касается и внесения изменений во многие законы. В частности, пора уже вводить норму об избираемости акимов на местах. Только избранный народом аким будет легитимен и способен к диалогу со своими избирателями. Только так мы вернем власть народу, как и записано в Конституции.

Асель ОМИРБЕК – «Оппозиционные объединения в РК напоминают не брак по любви, а банальное спаривание» — Конечно, к резко «проснувшимся» в канун президентских выборов активистам претензий меньше, чем к их более опытным товарищам. Мировоззрение и навыки политической борьбы у этих молодых людей формировались в отсутствие хороших примеров для подражания. Тогда как негативных примеров было хоть отбавляй. И сложившееся на подсознательном уровне представление об оппозиционной деятельности как о крепко связанной с постоянными разрывами, склоками и скандалами, похоже, сказывается на их поведении.

С одной стороны, разрозненные, хаотично разбросанные по внутриполитическому полю группы этой молодежи нацелены на сближение, что свидетельствует о попытках нащупать берега в сложившемся сегодня море хаоса и является несомненным плюсом. С другой, они наступают на те же грабли, о которые регулярно расшибают лоб оппоненты власти со стажем, также как и они, играя в слияния и поглощения. Правда, с одной разницей – для них конец таких игрищ пока не стал пройденным уровнем.

Создаваемые сегодня ими альянсы меньше всего наводят на мысль о наличии у этих людей политической дальнозоркости. Скорее, наоборот, прямо-таки кричат о их близорукости. Выскочившие как черт из табакерки структуры еще не успели сформировать собственное лицо, пережить процесс политической идентичности и освоиться внутри себя как организации, оценить, насколько адекватно они способны ответить на запросы общества, а уже сбиваются в стаю. Но возможно ли у такой стаи скоординированное поведение? Вряд ли.

Сами объединившиеся, конечно, могут считать себя кем угодно – гражданскими активистами, оппонентами власти, народными героями, чье время пришло, да хоть розовыми пони или гламурными котиками. Но, увы, пока все, что они из себя представляют, равно нулю.

Никита МЕНДКОВИЧ – «Есть ли у протестного движения в Казахстане иностранный след?» — Нет сомнения, что к несанкционированным акциям в Казахстане причастна запрещенная организация «Демократический выбор Казахстана» и фонд «Открытый диалог» (Варшава), контролируемые бывшим министром энергетики Мухтаром АБЛЯЗОВЫМ, находящимся в розыске в Казахстане. Практически все видные участники протеста в прошлом участвовали в структурах Аблязова, а подконтрольные ему ресурсы активно рекламировали акции протеста в Казахстане.

Однако одновременно с этим структуры, активно участвующие в протестной кампании, объединяют связи с узким кругом иностранных спонсоров. Прежде всего, Фондом Сороса, американским агентством USAIDи рядом государственных фондов США. Среди подписантов декларации о создании движения участников протестов «Оян, Казакстан» («Проснись, Казахстан») большинство – получатели денег от Фонда Сороса в рамках различных программ. Например, Асем ЖАПИШЕВА – участник ежегодной конференции «Жаз-капм», генеральным спонсором которой выступает республиканский Фонд; экономист Касымхан КАППАРОВ – координатор инициатив проекта «Открытая экономика» фонда «Сорос-Казахстан»; Лейла Махмудова – лауреат правозащитного конкурса Фонда 2019 года.

В протесте участвуют и целые организации, спонсируемые из тех же источников. Так НКО «Казахстанское международное бюро по правам человека» (глава Евгений ЖОВТИС), публично оспорившее результаты выборов и выступавшее в поддержку протестующих – получает средства из Фонда Сороса и структур ассоциированных с USAID. В ходе акций протеста неоднократно задерживались два участника этой организации: Ерлан КАЛИЕВ, который заявил, что получает иностранную финансовую помощь через Жовтиса, и Дмитрий ТИХОНОВ, значащийся в штатном расписании как «специалист по фандрайзингу».

Фонд Сороса финансирует издания «Евразиянет», которое наиболее активно освещало протестные акции в предвыборный период, публикуя практически ежедневные «сводки с полей». Корреспондент издания Джоанна ЛИЛЛИС распространял в соцсетях видеозаписи столкновений с полицией. Практически те же ресурсы, что в последние месяцы активно продвигали информацию о протестах, ранее вели кампании против российско-казахстанского сотрудничества, а позже – против Китая, в связи с событиями в Синьцзяне. В каждом из случаев действия получателей грантов американских фондов, совпадали с интересами Вашингтона. Совпали ли они в случае протеста?

Даурен АБАЕВ«Даурен Абаев: Мы должны перестать относиться к митингам как к чему-то экстраординарному» — Министр информации и общественного развития Казахстана Даурен АБАЕВ в эфире программы «Открытый диалог» на телеканале «Хабар» прокомментировал прошедшие в Казахстане 30 июня мирные митинги и призвал не допускать насилия во время подобных собраний.

«Мы должны перестать относиться к митингам как к чему-то экстраординарному. Я всегда об этом говорил, это нормальная мировая практика. Самое главное – недопущение насилия и причинения ущерба для общественного и частного имущества. Согласитесь, никто не захочет оказаться на месте хозяина магазина, чьи витрины будут разбиты», – отметил министр.

Абаев пояснил, что именно для этого власти отводят для акций специальные места, организуют охрану правопорядка. Все три акции на прошлой неделе, по его словам, показали довольно хорошую культуру мирных собраний — «Высказывались самые разные лозунги и требования. Всё это освещалось в СМИ. Я всегда говорил, что власти готовы к цивилизованному диалогу. Не нужно прибегать к крайним мерам, идти на провокационные призывы разного рода запрещённых организаций. У граждан есть реальная возможность цивилизованно, в легитимном русле высказать свои требования».

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...