«Перемен! Мы ждем перемен»

Сетевые СМИ о том, какие реформы нас ожидают

«Байбек видит в обществе запрос на перемены» — Первый зампред партии «Нур Отан» Бауржан БАЙБЕК считает, что в обществе есть запрос на перемены, а партия должна научиться реагировать на проблемы в стране — «Нельзя отмалчиваться, в том числе в социальных сетях. «Nur Otan» должен оперативно высказываться по имеющимся проблемным вопросам, отстаивать свою позицию, реагировать на запросы людей. Партия должна научиться критиковать, воспринимать критику и через свои площадки переводить эти дискуссии в конструктив. Внутри партии должен быть представлен весь спектр актуальных вопросов, волнующих общество», — цитирует Байбека агентство «Казинформ».

Бауржан БАЙБЕК

Бауржан БАЙБЕК. (Фото: Жанары Каримовой)

Выступая в Кызылорде на встрече с партактивом, Байбек отметил, что «в обществе растет запрос на изменения и перемены, поэтому сегодня успешна та организация, которая учитывает тренды, перестраивая работу».

«У партии есть социальные проекты, ориентированные на конкретные страты. Особое внимание следует обратить на молодежь с инновационными идеями и новыми решениями. Необходимо создать реальный «социальный лифт» для талантливых молодых людей, сформировать на государственном и партийном уровне качественный кадровый резерв», — заявил Байбек.

«Власть должна определиться, что важней – элита или народ?» — Похоже, что в Казахстане скоро грядут реформы, считают аналитики. Чем шире будут изменения, тем лучше окажется для всех. Часть экономических реформ могут ударить по экономическим интересам различных элитных групп. Но если их не провести, будет расти социальная напряженность. Так что выбирать придется. И возможно, уже очень скоро.

Максим КАЗНАЧЕЕВПолитолог Максим КАЗНАЧЕЕВ считает, что в реформировании нуждаются практически все сферы жизни. Если сейчас выделять что-то одно – должного эффекта это не даст, поэтому нужно связывать воедино экономический, социальный и внутриполитический блоки — Протестность растет, и необходимо минимизировать связанные с ней риски. Пока предприняты определенные пиар-шаги вроде списания долгов и штрафов, но этого мало. Обществу пообещали «повышать уровень жизни». Но на это потребуются немалые деньги, а значит требуются экономические и внутриполитические изменения. То есть реформирование должно охватывать все направления работы госаппарата. И быть скоординированным как по времени, так и по ресурсной базе.

Самый большой риск, что вместо системных изменений обществу предложат какие-то косметические меры. Упростят проведение митингов и регистрацию новых политических партий, например. Но это не системная работа. Насколько Акорда и политическая элита готовы к системному реформированию, очень большой вопрос.

Акорде нужно самой себе ответить на вопрос: что важней – подкармливать элитные группы или снизить градус социальной напряженности и протестности? Пока вроде бы новая команда показывает, что она хочет работать с социальной сферой.

Данияр АШИМБАЕВДанияр АШИМБАЕВ, политолог – «Возможные контуры политической реформы» — Произошедшая смена власти, досрочные президентские выборы и анонсированный новым президентом общественный диалог дают возможность перезагрузить политическую систему Казахстана. Главный лозунг правления Назарбаева «сначала экономика, затем политика», а также основные идеологемы — политическая стабильность, межнациональное и межконфессиональное согласие были вполне оправданы. Страна в отличие от большинства соседей по бывшему СССР смогла сохранить и мир, и порядок. Вместе с тем, в какой-то момент укрепление вертикали власти вышло за рамки решения поставленных задач. Государство в широком смысле слова стало представлять собой замкнутую конструкцию, которая сама себе ставила задачи, сама выбирала пути их решения, сама их как бы контролировала. Механизм обратной связи был нарушен.

Представляется, что нужно определенное переформатирование системы.
Начнем с парламента и партий. Восстановление смешанной системы формирования Мажилиса — вопрос дискуссионный, но даже в рамках пропорциональной системы можно и нужно увеличить представительство регионов, вводя региональные списки и соответствующую методику распределения голосов. Необходимо радикально, хотя бы втрое, сократить число депутатов Сената, назначаемых президентом.

Говоря о президентских полномочиях, то представляется логичным выведение в президентский блок Агентства по регулированию естественных монополий, которое должно иметь такой же статус как Нацбанк и вновь создаваемое АФН. Из основного закона пора уже убрать норму о выборах в первое воскресенье декабря и присяге во вторую среду января, чтобы не плодить постоянные домыслы о дате выборов, а заодно ввести норму о возможности добровольной отставки. Процедуру замещения должности президента в случае его отставки, кончины или импичмента пора вернуть к реальности. «Американская» модель доверия на практике не вызвала и видимо настало время вернуться к «французской».

Представляется, что преобразование Конституционного совета в Конституционный суд не вызывает ни у кого принципиальных возражений.

Про совершенствование избирательной системы говорилось немало за все эти годы и, думаю, будет еще сказано. Представляется целесообразным обязанность по работе со списками избирателей, их оповещением и т.д. передать в компетенцию постоянно действующих территориальных избирательных комиссий, освободив учителей и врачей от этой кабалы. Рассмотреть вопрос об упрощении механизма назначения региональных референдумов и обязательных опросов населения. Восстановить возможность голосования «против всех».

Теперь что касается партийной системы. Назрел вопрос о либерализации партийного законодательства: представляется, что пора радикально снизить нормы численности создаваемых вновь создаваемых партий, ограничившись наличием инициативных групп в ряде регионов и определенным количеством граждан, подписавших предварительную программу партии.

А еще есть проблемы местного самоуправления и децентрализации бюджетной политики, транспарентности государственных закупок, борьбы с коррупцией, национального регулирования информационного пространства и социальных сетей. Так что простора для политической реформы в стране более чем достаточно.

Газиз АБИШЕВГазиз АБИШЕВ – «Нынешний состав казахстанского парламента устарел – место должны занять одномандатники» — После того, как 9 июня на всенародном голосовании президентом Казахстана был избран Касым-Жомарт ТОКАЕВ, страна перешла в новую политическую эру. Нынешний состав казахстанского парламента тотчас устарел – он более не актуален в текущей политической ситуации. Потому многие задумываются о том, когда же будут объявлены досрочные парламентские выборы. Казахстану необходимо приступить к концептуальной реформе выборного законодательства. В частности, вернуться к мажоритарной системе выборов депутатов Парламента.

Если в рамках реформы выборного законодательства будет принято решение ввести мажоритарную систему, при которой Казахстан будет разделён на условные 120 избирательных округов по 100 тыс. голосующих избирателей в каждом округе, страна может получить следующие преимущества.

Первое. Качество избирательного процесса. В отдельно взятом избирательном округе легче вести агитационную кампанию – у кандидатов будут конкретные сфокусированные месседжи, ориентированные под местный электорат. Для сельской местности будет одна кампания, для мегаполиса – другая, для промышленного моногорода – третья. Контролировать честность самих выборов будет легче – ведь в округе будет не более 40-50 избирательных участков, охватить которые своим наблюдением сможет любая партия и общественная организация.

Второе. Равномерное развитие регионов. Каждый регион будет представлен в национальном парламенте пропорционально численности населения. И обеспечивать эту представленность будет не добрая воля партийных боссов, а чёткий конституционный механизм. Понимая, что электорат оценивает его работу, каждый депутат будет соблюдать в своих действиях и решениях баланс между общенациональными интересами и интересами своего конкретного округа, в противном случае избиратели разочаруются в нём и не станут переизбирать. Более того, на местах партии будет активнее работать с людьми, выбирая наиболее конкурентоспособных на местном политическом ландшафте кандидатов.

Третье. Гармоничное развитие политических партий. При мажоритарной системе партии перестанут создаваться сверху вниз, опираясь на некую эфемерную теоретическую идею. Так как избранный в округе депутат уже не будет столь зависим от партийного руководства (его не смогут исключить из Мажилиса решением Политбюро), то партии придётся искать широкий консенсус, учитывая мнения большего числа партийцев. Таким образом, политические партии станут действительно большими политическими организациями, объединенными широкими сбалансированными программами.

Четвертое. Вовлеченность избирателей. На выборах в одномандатных округах роль каждого голоса выше, чем на общенациональных выборах, ведь теперь избиратель не один из 12 млн, а один из 100 тыс. При 60%-ной явке для победы необходимо 30 тыс. голосов плюс 1 голос, а это население нескольких городских микрорайонов. Каждый будет чувствовать реальную значимость своего голоса, а потому будет заинтересован в том, чтобы прийти к избирательной урне. Кроме того, кампания, в которой будут участвовать несколько конкретных кандидатов, обсуждающих не только огромную многоукладную партийную программу, но и местную повестку, привлечет намного больше интереса со стороны местных избирателей. При пропорциональной избирательной системе интересующие жителей конкретного населенного пункта акценты тонут в общепартийной риторике, тогда как, проводя агиткампанию у себя в округе, кандидат не сможет их замолчать – ему необходимо будет предложить лучшие решения местных проблем.

При всем при этом не нужно опасаться, что мажоритарная система подорвёт национальное партийное строительство. Большие партии будут проводить праймериз и выдвигать наиболее конкурентоспособных единых кандидатов в каждом округе, поддерживая их финансово и организационно. Партии смогут сконцентрироваться на наиболее перспективных для них округах, не распыляясь на общенациональную агитационную кампанию. Другими словами, партийное строительство перейдет на иной, более эффективный уровень, в рамках которого будет идти качественная кристаллизация идей и личностей, а сами партии станут более прозрачными, гибкими и народными.

Михаил РОЗОВ – «Протестная активность в Казахстане: режиссура извне или естественная реакция?» — Минувшие акции протеста дали серьезную пищу для размышлений и власти, и экспертам. Навскидку из произошедших событий можно сделать следующие выводы.

Первое. Митинги еще раз подтвердили общественный запрос на перемены. Прежний общественный договор, который с большой долей вульгаризации и упрощения можно сформулировать фразой «обогащайтесь, но не лезьте в политику», общество уже не устраивает. Казахстанцы увидели, что условия для обогащения не равны. Возможно, они поняли, что в формуле «сначала экономика, потом политика» что-то пошло не так. Люди поняли, что на политику можно влиять и получили доступ к небольшому каналу коммуникаций с властью – митингам и прочим акциям.

Второе. Действующий президент оказался в очень непростой ситуации. С одной стороны, он должен соблюдать некую преемственность политического курса. С другой – прежние инструменты, характерные для правления Елбасы Н. Назарбаева, уже не работают. Выяснилось, что власть – не сакральна. Попытки создать некий «культ просвещенной личности» провалились. Силовые методы уже не так эффективны. Какую политику выберет второй президент в текущих условиях – большой вопрос, на который однозначного ответа пока нет.

Третье. Общество крайне атомизировано, и в каждой страте есть свой запрос на перемены. Пока власть была занята своими делами, общество расслоилось настолько, что впору вспомнить известные слова Ю. Андропова, относившиеся к т.н. зрелому социализму: «Между тем, если говорить откровенно, мы ещё до сих пор не изучили в должной степени общество, в котором живём и трудимся…». Вдумчиво изучить общество, а не загонять его в искусственно созданные сегменты – одна из главных задач действующей власти, если, конечно, она нацелена на долгосрочное функционирование.

Четвертое. Говорить о некоей «новой казахстанской реальности» – очень преждевременно. Процесс транзита власти просто вошел в активную фазу. Какой будет будущая политическая модель Казахстана – вопрос открытый.

Пока власть в лице президента К. Токаева демонстрирует способность «держать удар» и готовность к диалогу. Но количество внутренних проблем и внешних вызовов, требующих срочного решения, очень велико.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...