Тот самый осторожный оптимист

Почему Токаев в своем первом послании остановился на полуслове, полумысли?

– Ваша фраза про «осторожный оптимизм» стала крылатой. А вам «наверху» не советовали смотреть на жизнь более жизнерадостно?

Видите ли, я долгое время работал в такой системе, которая не позволяет смотреть на окружающий мир глазами только что родившегося теленка.

Из интервью Касым-Жомарта Токаева газете «Время»,

3 августа 2000 года.

Касым-Жомарт ТОКАЕВ

Президент Казахстана Касым-Жомарт ТОКАЕВ

Лимит фундаментальных, ярких и емких формулировок, кажется, исчерпал первый президент. Ну или за ним оставлено пожизненное право ставить стратегические цели и облачать их в пышные словесные одежды: «Стратегия-2030» — кажется, с нее-то любовь к лингвистическим зарисовкам будущего и началась. Потом много чего было, в том числе и «Стратегия 2050», «Социальная модернизация Казахстана: двадцать шагов к Обществу Всеобщего Труда», «План нации», «Пять институциональных реформ» и бесконечное множество прочего.

Первый президент был стратегом. И когда вопрос транзита уже нельзя было откладывать, частью его стратегии было выпустить «полевого игрока».

Изначально, вероятно, был четкий расчет: он должен выполнить свою короткую политическую миссию — по-спринтерски передать эстафету (то бишь президентскую власть). Но что-то пошло не так.

Социальное недовольство населения стало проявляться все ярче и чаще, и с этим нужно что-то делать. У Касым-Жомарта Токаева появилась другая задача – распутать тот клубок противоречий, который намотали за последние 30 лет. Самая неблагодарная миссия – сделать что-то конкретное для улучшения качества жизни граждан страны, разрядить социальное напряжение, дать людям надежду на лучшее будущее.

Неблагодарная потому, что исполнители-чиновники — все те же, умения заниматься решением конкретных проблем у них как не было, так и не может быть, система контроля и подотчетности не была создана за 3 десятилетия, а сляпать ее за 3 месяца нереально, государственным мышлением в органах государственной власти не пахнет, все построено лишь на личных интересах и криминальных и полукриминальных схемах получения личных выгод.

Госаппарат – враг его.

***

Тем не менее, Токаев, как опытный игрок, знает с чего начать. Так появилось первое послание и тезис «Конструктивный общественный диалог – основа стабильности и процветания Казахстана».

Главный месседж, который он сформулировал — воплотить в жизнь концепцию «Слышащего государства». И, кстати, две трети его речи – это срез общественного мнения, которое сегодня артикулируется в социальных сетях.

Мощная пульсация! Спектр поднятых вопросов – широкий. От проблемы «латифундистов» до чрезвычайно высоких цен на авиабилеты и несправедливое ценообразование на авиатопливо для иностранных перевозчиков.

«Надо сказать, что мониторили общественное мнение. Многие вопросы, поднимаемые в социальных сетях, учтены, — отметил политолог Казбек Бейсебаев на своей личной странице в Facebook. — Во вступительной части говорится, что «сохраняя преемственность политики Елбасы, мы сможем проводить системные реформы».

Далее сказано о реализации Пяти институциональных реформ и Плана нации Елбасы. Кто забыл, они были приняты в 2015 году и это: формирование современного государственного аппарата; обеспечение верховенства закона; индустриализация и экономический рост; нация единого будущего, транспарентное подотчетное государство. Для реализации этих реформ разработаны 100 конкретных шагов.

Прямо скажем, четыре года прошло и мало шагов прошагали. Некоторые шаги, как Мәнгілік ел забыты и не вспоминаются».

Правда, эксперт отметил, что один шаг все-таки реализован — создан Международный финансовый центр Астана. И это привычное дело, мы же знаем, что часто слова расходились с делами. Вернее, слова не трансформировались в конкретные шаги и действия.

Теперь должно быть все по-другому.

Без веры жить уже в тягость. И такая вера появилась.

***

«Наш фундаментальный принцип: успешные экономические реформы уже невозможны без модернизации общественно-политической жизни страны», — заявил президент Токаев. Честно говоря, они невозможны были и раньше, но как-то удавалось это где-то замалчивать, где-то микшировать, где-то лавировать, объясняя все поиском собственного пути.

Особых экономических успехов, увы, не добились, но очевидно, что достигли точки невозврата. Это критическая черта, она критически важна для смены эпох и лучшей парадигмы развития, если мы того хотим. Будут политические изменения – начнется эпоха рассвета. Не последует важных политических реформ – все будет клониться к вечеру, к закату.

Несмотря на то, что Токаев понимает эти вещи и, никто не сомневается, чувствует, хватит ли у него политической воли и дальнозоркости пойти дальше, чем он пообещал в своем первом послании?

***

Что необходимо сделать, чтобы быть последовательным и добиться, конец, реальных позитивных перемен в экономике и общественно-политическом поле?

Первое: сократить госаппарат и работников национальных компаний.

«Начиная с 2020 года мы приступим к постепенному сокращению численности государственных служащих, а высвободившиеся средства направим на материальное стимулирование наиболее полезных работников. К 2024 году количество госслужащих и работников нацкомпаний следует сократить на 25 процентов», — заявил президент.

Но нужно быть решительнее: провести секвестр раздутых и неэффективных штатов до конца 2020 года. Кормить эту ненужную гвардию еще одну пятилетку – непозволительная роскошь для нестабильной и несильной экономики.

Более того, как уже введен мораторий на создание квазигосударственных предприятий и компаний, точно так же нужно ввести мораторий на создание новых вакансий в государственные органы всех уровней и в квазигосударственные структуры. Нельзя допустить, чтобы, как раньше, опять раздували штаты, а затем безболезненно сокращали на четверть!

И раз уже в трехмесячный срок Счетный комитет и правительство обязаны сделать анализ эффективности государственных холдингов и национальных компаний, то стоит ли ждать еще пять лет, чтобы сократить количество этих компаний и привести к более эффективному знаменателю?

Второе: не только позволить проведение мирных акций протестов и митингов, но и перейти от разрешительной системы к уведомительной.

В действующей Конституции ст. 32 говорится о безусловном праве граждан Республики Казахстан мирно и без оружия собираться, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование. Однако закон ограничивает это право, предусматривая не только выдачу разрешений, но и проведение мирных акций протеста исключительно в специальных местах.

Президент пока выступает только за то, чтобы «идти навстречу», «давать разрешения», выделять специальные места, «причем, не на окраинах городов». А нужно быть последовательным: изменить законодательство, противоречащее Конституции РК, и строго следовать букве закона.

И вот тогда случится то, о чем мечтает Токаев: «Образ полиции, как силового инструмента государства, будет постепенно уходить в прошлое, она станет органом по оказанию услуг гражданам для обеспечения их безопасности».

Третье: повысить эффективность работы местных органов власти через прямые выборы, а не путем сомнительных опросов или онлайн-голосований.

Президент Токаев считает «возможным в качестве пилотного проекта внедрить систему оценки населением эффективности работы местной власти». Он пояснил, что, «например, если в результате опроса или онлайн-голосования более 30% жителей считают, что аким города или села неэффективен – это основание для создания Администрацией Президента специальной комиссии с целью изучения возникшей проблемы с внесением соответствующих рекомендаций».

То, что нам сегодня предлагают – это лишь имитация выборов. А для того, чтобы местная власть стала ближе к народу, нужны настоящие выборы.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...