Война Миров. Российская ось влияния от Арктики до Африки

Кремлю есть что предложить лидерам Черного континента

Экономический форум Россия – Африка в Сочи стал первым мероприятием подобного масштаба в постсоветской российской истории. Делегации 43-х стран из 54-х были представлены главами государств и правительств. На африканском континенте 55 государств, если считать вместе с Западной Сахарой, поэтому фактически приехали все. Кремль предлагает партнерам из географической родины человечества экономическое сотрудничество, оружие и политические гарантии. Ряд гостей проявил живейшую заинтересованность.

Путин

Владимир ПУТИН. (Фото: persecondnews.com)

Кремль эпохи Владимира Путина проводит неторопливую и выжидательную внешнюю политику. Раз собрали эпохальное число делегаций, значит, время пришло. Из очевидных вещей, которые заставили лидеров африканских стран посетить Сочи – это доказанные устойчивость и дееспособность современной России.

После фактической казни Муммара Каддафи в прямом эфире, всей Африке было наглядно показано, кого следует слушать в современном мире. Потом «черную метку» от США и Запада в целом получил Башар Асад. Однако из Москвы сирийскому руководителю обещали жизнь и власть, если вступит в союз с Россией и будет себя вести дисциплинированно. В итоге Асад-младший до сих пор правит в Дамаске, хотя проблем перед ним более чем достаточно. Теперь на международном геополитическом рынке имеется альтернативное западному предложение гарантий, а спрос на них был и есть постоянный.

Решая «сирийский вопрос», Кремль эффективно закрыл «крымскую проблему». Теперь любой политик, публично заявляющий, что Украина в обозримой перспективе вернет себе полуостров, уже с трудом воспринимается в качестве адекватного. В Донбассе с его непризнанными республиками Москва не отступила, санкционную войну с Западом не проиграла, в Совет Европы вернулась, разрешение от Дании на строительство участка газопровода «Северный поток – 2» в ее экономической морской зоне получила, плюс менее масштабные успехи. Начатая в Арктике ось российских интересов теперь дотянулась до Африки. Все это настораживает западных «партнеров», которые после успеха российской политики в Сирии стали пересматривать собственные взгляды на возможности Москвы.

В Африку Россия заходит не с чистого листа. За спиной опыт СССР, который помогал африканским странам избавляться от западного колониализма и неоколониализма, развивал промышленность и инфраструктуру, готовил кадры, помогал в военной сфере. Поздний СССР на поддержку дружественных режимов тратил около 22% ВВП, и Африка в данном отношении не была обделенной. Современная Российская Федерация – это совсем не Советский Союз в идеологическом и экономическом измерениях. Однако все это не отменяет различных интересов, которые вполне могут быть взаимовыгодными.

Реакция в прессе на саммит «Россия – Африка» самая разнообразная и неоднозначная. Либеральное крыло российских СМИ утверждает, что Кремль с помпой возвращается на Черный континент дабы повторить ошибки прошлого. Однако как нельзя дважды войти в одну и ту же реку, так и с ошибками зеркальность вряд ли возможна. Патриотическое крыло педалирует тему несостоятельности изоляции России, хотя казалось, что уже с прошлого года к данному сюжету можно не возвращаться. Бизнес-издания фокусируются на деловом интересе среди африканских просторов, а там находится много всякого полезного и востребованного.

Хозяйственный интерес Москвы в Африке распределен неравномерно. Своего рода плацдармами выступают Ангола (алмазы, платина, энергетика, спутники) и Египет (нефть, газ, АЭС «Эль-Дабаа»). Российские компании добывают углеводороды в акваториях Ганы, Нигерии и Камеруна, разрабатывают широкий спектр месторождений металлов в ЮАР, Ботсване и Мозамбике.

Политическое (с элементами геополитического) предложение Кремля в Африке можно наблюдать на примере государства Гвинея. Государство на Западе африканского континента подвергается санкциям со стороны государств Запада и при этом в настоящее время является действующим председателем Африканского союза в лице президента Альфа Конде.

Санкционный прессинг Запада в отношении Гвинеи привел к тому, что сегодня крупнейший инвестор в этой стране – российская компания «Русал» (Гвинея богата месторождениями бокситов – сырья для производства алюминия). Здесь же россияне занимаются золотодобычей, строительством, проектами в сфере ЖКХ, поставляют машины, оборудование, удобрения. В глобальном масштабе Гвинея – это что-то вроде витрины, где демонстрируется, что западные санкции проблемны, но не смертельны, когда имеется действенная альтернатива.

Спектр оценок саммит «Россия – Африка» со стороны зарубежных СМИ не менее противоречивый, чем внутрироссийский дискурс. Британские масс-медиа акцентируют военное сотрудничество Москвы с африканскими странами, хотя РФ за последние годы фактически удвоила поставки продовольствия государствам континента. Среднюю результирующую можно вывести такую: на сегодняшний день в Африке Россия игрок второстепенный, однако дерзкий и способный создавать Западу проблемы по широкому кругу вопросов.

Торговля оружием вообще и в Африку в частности вещь специфическая. В советские годы большинство дружественных к СССР африканских стран получали оружие от Москвы практически безвозмездно – правила Холодной войны для сверхдержавы предполагали определенное бремя. В ту пору на мировом рынке оружия специфическую нишу занимала Франция, которая продавала все всем. После истории с «мистралями» Париж утратил былую репутацию, а освободившуюся нишу беспроблемного поставщика резко заполнила Россия. Африканским покупателям нравится, что Кремль не обуславливает продажу техники и боеприпасов условиями, не относящимся к сфере чистого бизнеса.

Европейские СМИ отдельно отмечают, что 40% товарооборота РФ с Африкой приходится на Египет. В остальном оценки российского присутствия на данном континенте сильно расходятся. Одни эксперты и журналисты утверждают, что Москве еще очень далеко до позиций США, Китая, Евросоюза и нефтяных монархий Аравийского полуострова, другие отмечают пугающую (для европейских интересов) динамику, с какой Кремль возвращается в пески и тропики.

Тремя главными шоками Африки считаются арабская работорговля (за тысячу лет вывезли негров больше, чем европейские торговцы «живым товаром»), европейская колонизация и европейская деколонизация. Избавление Африки от колониальной зависимости стало проблемой для местных стран из-за политических, этнических и религиозных конфликтов, которые резко обострились в искусственных границах новых государств, как только ушли метрополии. Чудовищная коррупция – отдельный бич многострадального континента.

Современная доля Африки в мировом ВВП 4,5%, тогда как в 1950 году была 7,9%. При всем этом континенту всегда есть что предложить мировому рынку – от какао-бобов и тропической древесины до урана и алмазов.

Западные наблюдатели болезненно реагируют на саммит Россия – Африка из-за того, что часто во главу угла ставят не возможность Москвы что-либо получить от континента, а ее потенциал помешать и навредить западным конкурентам. Гвинея уже показала, что Кремль за тысячи километров от родных берегов запросто портит Западу его «порядок» во вчерашних колониальных владениях. Есть и сугубо психологические и ментальные моменты. В Вашингтоне и Брюсселе Африку воспринимают своим «задним двором», и если приход Китая на африканские просторы вполне закономерен, учитывая размеры экономики Поднебесной, то к российской активности на этом направлении Запад оказался не готов. А вот африканские лидеры к новому старому игроку в лице Москвы отнеслись с явным интересом, что и показали составы многочисленных делегаций из всех стран континента.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...