«Интересно, когда НСОД займется своими непосредственными функциями»

Сетевые СМИ о Национальном совете общественного доверия

Петр СВОИКПетр СВОИК – «Зачем казахстанцам поддерживать президента?» — Президент ТОКАЕВ по одному встречается с членами Национального совета общественного доверия, тратит на каждого по сорок минут – но что он хочет узнать? Напрашивающийся ответ – получить правду не от чиновников, очевиден, но… немного легковесен. Люди в НСОД привлечены не с улицы, все хорошо известны власти, по большей части давно с ней сотрудничают. То, о чем они могли сказать и что предложить – все уже сказано и предложено, что может добавить личное общение?

Опять-таки, в системе президентского полновластия, где важно не столько то, что написано в Конституции, сколько то, чьи люди расставлены по ключевым постам, для президента-наследника важна притирка к кадрам в аппарате, а не в общественном поле. Между тем, никаких систематических встреч тет-а-тет с министрами, акимами и депутатами не налажено. В чем тогда смысл рандеву с деятелями, рекрутированными как бы от общества, но на самом деле облеченными доверием отобравшего их советника президента Ерлана КАРИНА? Который, кстати, присутствует третьим на каждой встрече, как бы для протокола, — секретарь НСОД все-таки, но нет ли здесь дополнительного смысла?

Конечно, все может быть и на самом деле просто: о создании НСОД было объявлено на пике подведения итогов выборов нового президента, проведенных как положено, но не без издержек. Главное – неожиданная для всех активность независимого наблюдения, в результате которой только в Алматы, например, на руках наблюдателей оказались протоколы некоторых избирательных комиссий со всеми подписями и «мокрыми» печатями, по которым кандидат КОСАНОВ только на этих участках набрал больше, чем было объявлено в целом по Южной столице. Дальше это, понятное дело, не пошло, но осадок – остался. И избранный президент, разумеется, постарается не допустить такого ни на ближайших парламентских, ни на своих следующих перевыборах.

Насколько здесь полезна эдакая вне-аппаратная опричнина в виде НСОД, созданная входящим в старую власть новым президентом? Ровно настолько, насколько отобранный первым президентом исполнитель его плана транзита власти имеет и свой собственный план того же транзита. Национальный совет общественного доверия – это уже не требующаяся по плану первого президента придумка и, если НСОД появился только благодаря избирательному эксцессу – он должен потихоньку затухнуть, а личные встречи – это такое прощальное утешение. Но опять-таки, это слишком просто и интрига, похоже, глубже.

Формат не позволяет нам развернуть аргументацию о назревшем на ближайшие два-три года евразийском развороте, но фактических обстоятельств более чем достаточно, и президент Токаев это безусловно понимает.

А коль скоро президентская администрация сама должна бы озаботится не обеспечением партийной монополии «Нур-Отана», а выстраиванием, скажем так, управляемой конкуренции, у центристской партийной силы должны быть два отнюдь не карликовых, как сейчас, противовеса. С одной стороны, это партия казахских националистов в союзе со сторонниками, скажем так, западных ценностей. Конечно, называть такую партию национал-компрадорской не стоит, но коль скоро нынешняя государственность имеет национал-компрадорское содержание, это должно иметь адекватное отражение и в парламентском раскладе.

С другой же стороны – Евразийская партия, как ныне недостаточно представленная в реальной власти, но безусловно перспективная сила. С оформлением которой если не поспешить, то можно и опоздать. С немалыми потерями для страны, потому что чем тянуться-упираться за буксиром, лучше идти тем же курсом своим ходом.

И вот как раз здесь – главный якорь нынешней системы и главная кадровая проблема президента Токаева – вокруг него нет евразийцев. Нынешнее правительство в полном составе – либо непосредственно включено в экспортно-сырьевой бизнес, либо в его обслуге. Все три парламентские партии – там же. Да и члены НСОД – тоже продукты нынешнего формата этнической государственности, встроенной во внешне ориентированную и внешне-финансируемую экономику. Обсуждать с ними евразийскую интеграцию, значит выходить за рамки интересов и даже мировоззрения подавляющего большинства отобранных носителей «общественного доверия». Да, модель внешней эксплуатации Казахстана выдыхается, но как раз отживающее и цепляется за жизнь с удвоенной силой.

Подводим итог. Что можно получить от членов НСОД в плане нового партийного строительства, – посмотрим. Но вот у президента Токаева, похоже, нет лучшего варианта, кроме как реально начать имплементацию парламентской трехпартийности европейского типа, наполненной национальным (евразийского направления) экономическим патриотизмом. Во всяком случае, нам следовало бы самым решительным образом поддержать нового президента именно в этом направлении, другой шанс может еще долго не представится.

Мирас НУРМУХАНБЕТОВ – «KazRR vs РОП. Неэкологическая проблема» — Благодаря одному из членов НСОД вылезла наружу проблема «банкротства» некоего предприятия. Правда, «нацсоветчик» хотел, по всей видимости, другого результата, но в итоге сделал только хуже – и для предприятия, и для себя. Чтобы удостовериться в этом, нужно просто разобраться, в чем суть возникшей проблемы и кто в ней виноват. Попробуем разобраться, кто прав, а кто виноват в этом и почему все-таки стало возможным, чтобы такие вопросы стали подниматься от имени Нацсовета?

Коротко о сути. На встрече с Касым-Жомартом ТОКАЕВЫМ член Нацсовета Азаматхан АМИРТАЕВ поднял волнующую всех проблему экологии, но потом, как бы между прочим, переключил внимание на ТОО Kazakhstan rubber recycling (KazRR). Эколог поведал грустную историю о том, что эта фирма, занимающаяся превращением старых шин в резиновую крошку для покрытия детских и спортивных площадок, должна быть обанкрочена, при этом вину на такое положение вещей возложил на ТОО «РОП», который якобы получил за три года на утилизацию шин и авто около миллиарда долларов. За эту новость и ухватились многие СМИ, а президент, по идее, должен был обеспокоиться судьбой «бедного» KazRR и «хитрого» РОП.

Адилбек БЕКТИБАЕВВ общем, внимание общества и Акорды было уведено в сторону. Однако на это обратил внимание Адилбек БЕКТИБАЕВ, зампред Союза предпринимателей «El Tiregi», отметив, что г-н Амиртаев, пользуясь случаем, стал защищать интересы частной компании. Действительно, это выглядело, как минимум, некрасиво, поэтому вызвало в соцсетях волну возмущения. Кроме этого, в обществе появился интерес – что это за такое предприятие, которые пытался защищать эколог-нацсоветчик?

Вместе с тем, г-н Бектибаев выразил сожаление, что Амиртаев использовал свое положение члена Нацсовета для лоббирования интересов частной структуры, к которой много вопросов.

Такого же мнения придерживается руководитель Ассоциации экологических организаций Казахстана, экс-депутат Айгуль СОЛОВЬЕВА — Наверное, второй президент совершенно не то рассчитывал услышать от эколога, не о проблемах какой-то частной компании. В общем, не хотелось бы, чтобы НСОД занимался какими-то бытовыми разборками, тем более, не вызывающими никакого доверия – в первую очередь, общественного. Это говорит об отсутствии ответственности перед гражданами, обществом, властью и самим президентом. Этому должно быть дана четкая оценка – ведь этом общественник, придя в столь высокую структуру, дискредитирует сам Нацсовет.

«Этично ли использовать статус члена НСОД и встречу с президентом в подобных целях?» — 17 ноября исполнилось четыре месяца с того момента, как был объявлен состав Национального совета общественного доверия (НСОД). С ним многие казахстанцы связывали надежды на изменения к лучшему – и прежде всего, в общественно-политической жизни страны.

На сегодня проведено только одно заседание НСОД, которое прошло почти два с половиной месяца назад. Как такового обсуждения на нем не было – прозвучали только несколько монологов из уст модераторов трех групп, образованных внутри совета. Когда состоится следующее заседание и какие вопросы на нем будут рассматриваться, неизвестно. И в целом пока не очень понятно, как НСОД намерена добиваться своей главной цели, которая, согласно Положению о нем, заключается в следующем: «выработка предложений и рекомендаций по актуальным вопросам государственной политики на основе широкого обсуждения с представителями общественности, политических партий, гражданского общества».

Теперь секретариат НСОД занимается тем, что организует встречи главы государства с каждым из членов совета. С 6 октября по сей день возможность пообщаться с президентом страны получили 15 из них. Остальные 26, похоже, ждут своей очереди, что займет еще пару месяцев. Интересно, когда НСОД займется своими непосредственными функциями, то есть «выработкой предложений и рекомендаций на основе широкого обсуждения»?

Впрочем, такие встречи, наверное, тоже нужны. И жаль, что о содержании этих бесед на сайте Акорды сообщается крайне скупо (хотя, вероятно, уже сам их формат, «тет-а-тет», предполагает некую конфиденциальность). Подробности можно узнать разве что из постов самих членов НСОД в социальных сетях. Судя по ним, большинство встречавшихся с президентом поднимало действительно те проблемы, которые волнуют все казахстанское общество. Но, к сожалению, были и исключения.

Например, Азаматхан Амиртаев, руководитель общественного объединения «Экологический альянс «Байтақ болашақ», как явствует из его собственного поста в «Фейсбуке», чуть ли не половину отведенного ему времени посвятил в общем-то частному вопросу – судьбе завода по переработке автомобильных шин и его конфликту с неким ТОО РОП (хотя и преподнес это как экологическую проблему стратегической важности).

«Мухтар Тайжан: НСОД сейчас – это место схватки старой системы с новой» — Если НСОД перестанет существовать, то это будет означать победу олигархической экономики. Будет потерян шанс на эволюционное изменение политической и экономической систем, и тогда о мирных либеральных реформах можно будет надолго забыть. Это дал понять в интервью exclusive.kz Мухтар ТАЙЖАН, член экономической группы Национального совета общественного доверия.

Мухтар ТАЙЖАН— Я убедился, что экономический блок Правительства в целом не хочет изменений. Оно уверено в правильности своей экономической политики, а мы — наоборот. На заседаниях НСОД правительство представлено на уровне вице-министров. Модерирует заместитель руководителя АП Тимур Сулейменов. Ни одно наше предложение не было воспринято плавно. Все надо было доказывать. Сейчас до сих пор окончательно не решен вопрос о банкротстве физических лиц. Сейчас более 4 млн казахстанцев имеют кредиты, очень большая часть которых имеют просрочку больше трех месяцев. Более 2 млн казахстанцев официально живут за чертой бедности. Отсюда и рост суицидов, разводов. Понятно, решение о банкротстве физлиц должен принимать суд после тщательной проверки. Но правительство считает, что эта мера приведет к росту иждивенчества. То есть, когда оно ежегодно выделяет миллиарды долларов банкам и латифундистам, это нормально, а теперь, когда заходит речь о бедных, оно вспоминает про иждивенчество!

Я бы сказал так: с самого начала было ясно, что мы начинаем делать вещи, которые поменяют нашу действительность. Когда я начал работать в земельной комиссии, против меня открыли надуманное уголовное луковое дело, которое закрылось сразу с прекращением работы Земкома, за отсутствием состава преступления. Но я 3 месяца после астанинских заседаний ехал в Капчагай давать обьяснения. Это такой способ держать на психологическом крючке. Точно также сейчас я вижу, как с первых дней работы идет торпедирование и попытки дискредитации работы НСОД. Включайте критическое мышление. Кому не нужны реформы, которые мы предлагаем? Квазигоссектору, латифундистам? Ведь в результате нашей работы кто-то не досчитается своих пустующих земель, субсидий и тендеров – мы наступаем на горло многим. И у этих сил есть свои люди и в общественном поле. Коррупция не бывает односторонней….

Вспомните, какой хайп поднялся вокруг 184 приказана пустом месте. Любой мыслящий человек увидит, что в приказе есть пункт номер четыре, в котором написано, что президент вправе принимать кадровые решения без процедуры согласования. Любые назначение всегда проходили череду согласований. Но это не значит, что без какого-то отдела совбеза президент не может принять кадровое решение. Токаев уже назначил акимов трех крупнейших городов, ЗКО, Караганднской области, создал министерство экологии, поменял министра образования, иностранных дел, вице-министра, госсекретаря и т.д… Так что хайп вокруг 184-го приказа — это утка.

Точно также летом запустили утку, что НСОД собирается отменять мораторий для продажи с/х земли иностранцам. Это в то время, когда в НСОД сидят несколько человек, которые выходили за землю в 2016 году. Так что не верьте хайпам и уткам, а смотрите на факты. Результаты работы НСОД за 3 месяца будут объявлены в начале декабря президентом Токаевым. Тогда и станет ясно, был ли смысл в НСОД. Сейчас делать однозначные выводы еще преждевременно.

Аскар МАШАЕВ – «Как Токаев может использовать НСОД?» — Вопрос куда поведет страну Национальный совет общественного доверия (НСОД), сегодня становится важным в казахстанской политике. В первом приближении, если думать, что Елбасы Нурсултан НАЗАРБАЕВ все еще полностью контролирует процесс принятия всех решений, то роль НСОД незавидная в первую очередь для ее участников – спустить пар в обществе и загнать уличный протест в формат переговоров. И тут все более или менее ясно: члены НСОД обсудят животрепещущие вопросы и по итогу предложат пакет реформ, который затеряется либо в чиновничьих кабинетах, либо в парламенте.

Если Елбасы начнет играть на повышение ставок, следует ждать информационной атаки на НСОД. А слабых сторон у совета много, например, его состав. В НСОД вошли 44 человека, которых отобрала президентская администрация по известным только ей критериям. Иначе говоря, участники НСОД – органа, призванного повысить общественное доверие, – сами не обладают мандатом доверия.

За годы активной политической работы у членов НСОД скопилась изрядная коллекция скелетов в шкафу.

Еще одна слабая сторона: состав совета не отражает национальный срез общества; более того, большинство членов НСОД представляют только две столицы, интересы остальных регионов не учтены. К тому же некоторые персоны уязвимы в плане личного PR – за годы активной политической работы у них скопилась изрядная коллекция скелетов в шкафу. Эти вещи могут быть использованы для дискредитации токаевского НСОД.

Но существует более практичный выход: пакет либеральных реформ от НСОД будет отвергнут парламентом, большинство которого контролирует Nur Otan. И тут дело за действующим президентом. Станет ли он повышать ставки? Например, обвинит парламент в антидемократических настроениях, выйдет из партии власти и начнет примерять на себе роль «отца казахской демократии». Тем самым, НСОД и после своей кончины поможет второму президенту укрепить позиции. Для г-на ТОКАЕВА, у которого нет собственной команды, общественная поддержка – единственный козырь в политической борьбе.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...