Спасут ли частные управляющие наши пенсионные сбережения в ЕНПФ?

Доходность пенсионных активов не может быть больше, чем позволяют рынки. И если уж она кажется издевательски низкой, то проблема не в качестве управления, а в проинфляционной политике государства, уверен экономист Арман Бейсембаев

– Передача пенсионных активов в управление частным компаниям затянулась. Но от идеи пока не отказались. Председатель правления ЕНПФ в интервью СМИ сообщил о том, что, вероятно, минимальный порог для частных управляющих компаний активами ЕНПФ будет установлен на уровне не менее 5-10 млрд. тенге. Это в два раза меньше, чем планировалось ранее. Как вы полагаете, с чем это связано? Регулятор подстраивается под реалии рынка и обеспечивает, так сказать, конкуренцию на рынке управления? Есть ли отечественные управляющие компании с таким капиталом?

Арман Бейсембаев– На мой взгляд, сама по себе вся эта суета вокруг пенсионных активов, прежде всего, связана с тем негативным информационным фоном, который постоянно присутствует в отношении ЕНПФ. Начиная с момента создания ЕНПФ в адрес этого института все время льется большой поток жесткой критики, начиная от низкого качества управления активами, которая отражается на доходности, и заканчивая необоснованными миллионными премиями менеджмента, которые, очевидно, оплачиваются из кармана будущих пенсионеров. Различные социологические замеры показывают крайне низкий уровень доверия к ЕНПФ, что, собственно, наводит на мысль о том, что назрело время для каких-то кардинальных решений и реформирования. Очевидно, что решение здесь было принято в пользу увеличения конкуренции и разнообразия.

Что касается минимального порога для будущих управляющих пенсионными активами, то речь идет об уровне достаточности собственного капитала компании. Таких на казахстанском рынке совсем немного. Если поставить слишком высокий порог, то доступа не будет иметь никто, так как может оказаться так, что ни одна компания не располагает подобным капиталом. Слишком низкий порог даст доступ компаниям, которые могут не обладать достаточным уровнем квалификации, а это потенциально высокий риск. Поэтому важно найти какую-то золотую середину. Отсюда и цифра в 5-10 млрд. тенге, которая уже предварительно озвучена. По тем же данным, этому требованию на сегодня соответствуют 5-6 инвесткомпаний.

­– Нужно ли заморачиваться на отечественном управлении вообще? Нужно ли, чтобы пенсионными активами управляли компании с небольшим опытом и не впечатляющим бэкграундом?

­– Пенсионные активы – это, прежде всего, широкий социальный вопрос, притом, потенциально взрывоопасный. Эти активы ни при каких обстоятельствах не должны подвергаться сколь-нибудь высокому риску и уж тем более, нельзя допустить их полную потерю. К тому же, надо понимать, что пенсионные активы – это активы долгосрочные с горизонтом от 15-20 лет и выше, в течение которых с ними ничего критичного произойти не должно. В то время как подавляющая часть молодых компаний с небольшим опытом могут исчезнуть в ближайшие 3-5 лет.

Если при обычном инвестировании собственного капитала вас заранее предупреждают о рисках и могут оговаривать размеры потенциальных потерь, на которые вы готовы пойти, то с пенсионными накоплениями вопрос каких-либо потерь не стоит вообще.

Поэтому управление пенсионными активами несет максимально консервативный, защитный характер, а нормы требований к управляющим должны быть максимально высокие и жесткие.

Логично заниматься повышением качества управления пенсионными активами постоянно — отслеживать и изучать изменения и новшества в этой сфере, внедрять наиболее успешные практики.

– Какие обязательные требования должны выполнять УК, на ваш взгляд? Важен ли бенчмарк по инвестиционной доходности?

– Разумеется, абсолютно безопасного подхода при инвестировании не существует. К тому же, с ростом доходности пропорционально растет и риск. Поэтому здесь важно определить уровень доходности, который, как минимум, должен быть выше годовой инфляции, при адекватном соотношении к риску. Уровень инфляции и есть бенчмарк, который управляющие должны обгонять.

На мой взгляд, обязательным требованием должен быть уровень покрытия пенсионных активов. То есть, предельно допустимый уровень потерь этих активов, который должен полностью компенсироваться из капитала управляющей компании.

– Является ли доходность, которую показывает внешний управляющий ПА в настоящий момент, соответствующей рынку? Как научиться нам довольствоваться доходностью, которая вполне адекватна для западных рынков, но кажется издевательски низкой из-за нашей высокой инфляции?

– Доходность – это одна из наиболее важных болевых точек при управлении активами. А в отношении пенсионных активов мы имеем двойную проблему: с одной стороны, мир живет в условиях нулевых, а то и вообще, отрицательных процентных ставок, это отражается на доходности наиболее безопасных ценных бумаг – облигаций, которые тоже падают. Сейчас подчас даже государственные ценные бумаги ряда развитых стран имеют или нулевую, или вообще отрицательную доходность, что делает бессмысленным инвестирование в них. А с другой стороны, внутри страны мы имеем неразвитый фондовый рынок и крайне узкий спектр предложения инвестиционных инструментов, что также делает невозможным получение адекватной доходности.

На мой взгляд, в мире, который живет в условиях низкой инфляции и экстремально низких процентных ставках, ожидать высокую доходность не имеет смысла. Наша высокая инфляция – это результат искажений на нашем рынке, где достаточно активно представлено государство, как экономический субъект, который ведет проинфляционную политику. Именно в этой части, прежде всего, и нужны большие изменения, чтобы низкая доходность ЕНПФ не казалась нам смехотворной.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...