Уходя, гасите всех

Чем обернется для казахстанцев противостояние министра социальной защиты и советника президента страны?

«Не могут найти решения, возможно, из-за того, что сама идея выглядит нереальной? Хотя если корпорации получают доступ к пенсионным ресурсам, так почему граждане не могут?», — написала на своей личной странице в Facebook экономист Бахыт Маженова.

Честно сказать, этот гештальт профильное министерство должно было закрыть еще до наступления текущего года. Ведь еще 2 сентября 2019 года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поручил правительству до конца 2019 года «проработать вопрос целевого использования работающими гражданами части своих пенсионных накоплений, например, для покупки жилья или получения образования».

Министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов также подтверждал, что до конца года, совместно с Национальным банком выработает механизм по снятию части пенсионных накоплений.

И что же? К началу 2020 года мы не только не получили готового решения, но и стали свидетелями разногласий, которые возникли в рабочей группе.

Министра – в отставку!

Внештатный советник президента страны, известный экономист Олжас Худайбергенов громко хлопнул дверью, покинув рабочую группу, которая была создана для поиска приемлемых решений в части возможного использования «излишних» пенсионных накоплений.

Как правило, подобные решения принимаются в закрытом режиме, — практически никогда они не становятся достоянием гласности. Но здесь – особый случай. Олжас Худайбергенов – личность публичная, и потому он, приняв решение выйти из состава рабочей группы, не мог не объяснить логику своего поступка.

В социальной сети Facebook он опубликовал «Официальное заявление», в котором достаточно подробно и аргументированно изложил свою позицию.

Из преамбулы становится ясно, что во всех социальных вопросах в настоящее время – двоевластие и во многих принципиальных вопросах, касающихся социальной сферы, точат ушки Тамары Дуйсеновой, которая, конечно, не хочет признавать свои просчеты, когда она находилась на посту министра.

«Рабочая группа собиралась в разных составах — на уровне Минтруда и на уровне вице-премьера Б.Сапарбаева. На встречах на уровне Минтруда председательствовала экс-министр Тамара Дуйсенова, которая сейчас является директором подведомственной структуры «Центр развития трудовых отношений». Я ни разу не видел на этих встречах министра, поэтому возникает стойкое ощущение двоевластия внутри Минтруда», — отметил Олжас Худайбергенов и сделал важную ремарку, что неправильно бывших министров ставить в подчинение действующим министрам, тем более, если действующий ранее подчинялся бывшему: «Это чревато давлением груза прошлого и соразмерным отказом от здравой логики в пользу субъективных политических нюансов».

Он объясняет, что политический нюанс заключается в том, что Дуйсенова была министром труда и соцзащиты в 2013-2018 годах, и в ее период было предложено и принято решение о введении дополнительных 5% пенсионных взносов поверх имеющейся нагрузки на фонд оплаты труда (ФОТ). «Теперь, когда она участвует в рабочей группе, готовит проект письма на имя Президента от имени рабочей группы, вышеуказанный нюанс заставляет ее утверждать, что никаких серьезных проблем нет. Здесь чистый конфликт интересов, который в принципе не позволит прийти к правильному решению», — уверен экономист.

Он пишет о том, что «Тамара Дуйсенова и Биржан Нарымбетов от имени рабочей группы предложили совершенно некомпетентное решение».

Что же именно смущает Олжаса Худайбергенова? Какие непреодолимые разногласия возникли в рабочей группе?

«Во-первых, было предложено разрешить использовать пенсионные накопления только для 1% вкладчиков, абсолютное большинство которых уже имеет жилье в собственности, при этом не предполагалось в целом пенсионной реформы, то есть налицо узкое решение, которое в принципе не меняет положения», — с этим экономист согласиться не может, так как ожидал, что «большая реформа все же состоится». «Пока сидят на должности те, кто допустил провал пенсионной системы, не будет никакой реформы», — вот его вывод.

«Во-вторых, было рекомендовано с 2023 года все же ввести дополнительный 5% пенсионный взнос. Это вообще является абсурдом — без рекомендации было понятно, что если рабочая группа не придумает иного решения, этот взнос начнет действовать с 2023 года. С таким подходом можно рекомендовать Солнцу завтра утром взойти с востока. Но дело не в этом, они даже не поняли смысл — нужно было найти решение, не предполагающее рост нагрузки на ФОТ. Максимум, что они придумали в ответ на мое возражение, это растянуть введение взноса на несколько лет (начнут с 1% в 2023 году и доведут до 5% в 2029 году). Именно в ответ на такие некомпетентные решения Президент вынужден заявлять, что придется «делать реформы через колено», — горячится эксперт.
Еще одно решение, которое вызывает протест у Олжаса Худайбергенова – возможная отмена государственной гарантии на сохранность пенсионных накоплений. «На фоне сильного недоверия людей к пенсионной системе отмена госгарантии окончательно убьет доверие людей со всеми вытекающими последствиями. Выиграют здесь лишь те, кто уже без такой ответственности будет управлять пенсионными активами», — вот и будущий сценарий готов.

И, наконец, четвертое, с чем не согласен советник президента: дальнейшее ужесточение санкций за неуплату пенсионных отчислений. «По сути, эти люди не понимают, что без повышения доверия к пенсионной системе через создание правильных стимулов санкции в принципе неэффективны. И дальнейший рост санкций будет лишь увеличивать протестность по отношению к государству», — отметил Олжас Худайбергенов и, будучи уверенным, что пока бывший министр и настоящий не уйдут в отставку, рабочая группа в принципе не способна найти правильное решение, решил выйти из состава рабочей группы.

1000 и один вопрос

Сегодня более 100 тыс. вкладчиков ЕНПФ ждут, какое же решение будет принято в итоге и смогут ли они снять «излишки» со своих пенсионных счетов. Эти 100 тыс. человек – причастны, они полагают, что накопили так много, что хотелось бы распорядиться этими деньгами, не дожидаясь старости.

На самом деле, этого решения ждут едва ли не все вкладчики, потому что от того, каким это будет решение, зависит и их отношение к накоплениям: копить – не копить, ждать – не ждать.

Вопрос слишком много, и все они – разного характера. Как именно будет определяться минимум, который должен остаться на личном пенсионном счете? Как будет меняться минимум из года в год? Будет ли возможно досрочное изъятие денег через год, три, пять лет – не одноразовая же это акция? Почему «излишки» можно будет использовать только на покупку недвижимости, а на погашение ипотеки – нельзя? Чем будущая покупка недвижимости лучше покупки состоявшейся? Почему на дорогостоящее лечение можно будет использовать пенсионные деньги, а на профилактическое (курорт, санаторий, отдых на море) – нельзя? Почему можно покупать недвижимость, лечиться, тратить на обучение, а просто снять «лишние» миллионы, чтобы, например, вложить в ценные бумаги, подарить своим детям или родственникам, отдать на благотворительность, нельзя?

А может быть, министерство и правительство не будет диктовать вкладчикам, как поступить с «излишними» накоплениями? Действительно, почему корпорации получают доступ к пенсионным ресурсам, а сами владельцы этих счетов и активов – не могут?

P.S. Олжас Худайбергенов, конечно, зря погорячился. Министр в отставку сам не уйдет. У нас по таким поводам не покидают кресла. Надавить на президента, чтобы тот уволил чиновника, тоже вряд ли получится – у внештатного советника пока еще не тот вес. А это значит, что нас ждут изменения не лучшего порядка – хоть как-то противостоять этому дремучему чиновничьему сословию теперь вообще некому.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...