Казахстан и Узбекистан отклоняют призыв США к конфронтации с Китаем

Но в плане реагирования на заявление представителя США о вреде влияния и инвестиций Китая и России именно Ташкент, а вовсе не Нур-Султан, продемонстрировал приверженность мультивекторной политике

Издание Nikkei Asian Review опубликовало переданную из Алматы статью своего внештатного автора Пола Бартлетта под названием «Kazakhstan and Uzbekistan spurn US call to confront China» — «Казахстан и Узбекистан отклоняют призыв США к конфронтации с Китаем».

В ней говорится так: «Госсекретарь США Майк Помпео воспользовался своим визитом в Казахстан и Узбекистан на прошлой неделе с тем, чтобы подвергнуть критике Китай за его манеру обхождения с мусульманскими меньшинствами и его неблагонадежность в качестве делового партнера, однако такая риторика американского гостя была весьма прохладно принята представителями этих двух центрально-азиатских государств.

Похоже на то, что Помпео, нынешняя поездка которого явилась первым визитом высокопоставленного американского дипломата его уровня, совершенным в регион с 2015 года, породил у принимающих сторон в Нур-Султане и Ташкенте ощущение дискомфорта и вызвал гнев со стороны посольства Китая в Узбекистане, которое выдвинуло обвинения в «клевете».

В Нур-Султане, столице Казахстана, Помпео на переговорах со своим казахским коллегой Мухтаром Тилеуберди поднял вопрос о задержании в Китае мусульман-уйгуров и этнических казахов. Госсекретарь вызвал еще большее раздражение у Китая, встретившись с людьми, которые прежде содержались в учреждениях, называемых Пекином «лагерями перевоспитания».

«Мы обсудили вопросы торговли людьми, тяжелую участь более миллиона мусульманских уйгуров и этнических казахов, которые находятся в интернированных лагерях Синьцзяна в КНР возле границы с Казахстаном», — сказал Помпео журналистам во время пресс-конференции, состоявшейся 2 февраля в Нур-Султане.

«Соединенные Штаты настоятельно призывают все страны присоединиться к нам в стремлении немедленно положить конец этим репрессиям. Мы просто просим их предоставить безопасное убежище тем, кто стремится бежать из Китая».

Китайское посольство в Ташкенте, столице Узбекистана, выложило на своем сайте резкий по содержанию ответ на высказывания Помпео: «Любые попытки посеять раздор в отношениях дружбы и сотрудничества между КНР и странами Центральной Азии обречены на поражение».

В свете вышеизложенной информации примечательным представляется вот что. Хотя статья называется «Казахстан и Узбекистан отклоняют призыв США к конфронтации с Китаем» и, кстати сказать, наша страна в таком заголовке фигурирует первой, в ее тексте не приводится конкретный пример «отклонения призыва» в части, касающейся именно официального Нур-Султана, а не официального Ташкента. Послы Китая в Казахстане и Узбекистане жестко раскритиковали утверждения Помпео о вреде для этих стран влияния и инвестиций Китая и России. Официальный Ташкент также отнюдь не пришел от них в восторг. Узбекский министр иностранных дел Абдулазиз Камилов заявил о нежелании своей страны «ощущать на себе неблагоприятные политические последствия некоего соперничества в регионе между крупными державами». А вот официальный Нур-Султан, насколько известно, не сказал ни да, ни нет. Во всяком случае — во всеуслышание.

Поэтому становится совсем непонятным то, почему же Пол Бартлетт, автор такого солидного издания, как Nikkei Asian Review, создает видимость того, что «призыв США к конфронтации с Китаем» публично отклонил не только Узбекистан, но и также Казахстан. Причем, если верить ему, наша страна совершила такой демарш первой, а соседняя же республика – последовала ее примеру. По идее, так оно и должно было бы быть. Потому что именно Нур-Султан, а не Ташкент, является ближайшим экономическим (по ЕАЭС) и военно-политическим союзником (по ОДКБ) Москвы, остерегаться влияния и инвестиций которой призывал Майк Помпео. Но случилось то, что случилось. Узбекистан, выступающий в данном случае, в общем-то, нейтральной страной хотя и в мягкой форме, но отклонил американский призыв пойти на конфронтацию с Китаем и Россией. А Казахстан, связанный союзническими обязательствами с той Российской Федерацией, не сподобился совершить аналогичный шаг.

В свете такой ситуации казахстанскому общественному мнению становится непонятно, какой именно позиции государство придерживается в контекста противоречий между Россией и Китаем, с одной стороны, и США, с другой. У нас много и не без гордости говорится о том, что Казахстан во внешней политике придерживается многовекторного курса. Но в плане реагирования на заявление представителя США о вреде для этих центрально-азиатских стран влияния и инвестиций Китая и России именно Ташкент, а вовсе не Нур-Султан, ясно и недвусмысленно продемонстрировал приверженность мультивекторной политике.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...