Библиотечный день Касым-Жомарта Токаева

Почему президент слышит одних, а слушает других?

Под занавес минувшей недели Касым-Жомарт Токаев продемонстрировал блестящее владение политтехнологическим приемом под названием «управление повесткой дня». Пока общественность в соцсетях бурно обсуждала смерть в СИЗО Нур-Султана активиста Дулата Агадила президент дал интервью одному из интернет-порталов, в котором постарался не только «закрыть» эту взрывоопасную тему, но и подкинуть политизированной публике минимум две других.

Президент, словно бывалый драматический актер, выдержал впечатляющую паузу после ЧП в столичном СИЗО и наконец в упомянутом уже интервью вынес вердикт, не дождавшись официальных результатов экспертизы: «С уверенностью могу утверждать, что, к сожалению, активист Агадил скончался в результате сердечной недостаточности. Утверждать обратное – значит пойти против правды». А вот о том, что именно привело к острой сердечной недостаточности, глава государства, если и знал, то предпочёл не распространяться.

В итоге, он, как мог, помог силовикам, с самого начала настаивавшим именно на этой версии, сохранить лицо. И тут же подарил своим оппонентам надежду на скорое освобождение человека, который уже не первый год служит этим оппонентам своего рода жупелом. Отвечая на вопрос о «ситуации с Мухтаром Джакишевым», Токаев сказал буквально следующее: «Давайте дождёмся его (суда — авт.) решения, которое, я уверен, будет справедливым». Не «законным», а именно «справедливым»!

В воздухе повисает вопрос: брал ли Касым-Жомарт Кемелевич «Библиотечный день» прежде, чем произнести эти слова? В любом случае, сегодняшнее решение суда – каким бы оно не было – станет судьбоносным для самого Мухтара Еркыновича и его близких, а для остальной страны знаковым – и не более того. В глазах большинства населения страны Джакишев – вовсе не «народный герой», подобный Агадилу, а лишь продукт Системы. Ею же отторгнутый.

Между тем, в первых строках интервью Токаев предложил «переосмыслить наши подходы к вопросу межнациональных, межэтнических отношений». Примечательно, что незадолго до того первый замрук президентской администрации Маулен Ашимбаев уже высказывался на эту тему. «Видимо, нужны не просто косметические, но самые серьезные изменения в государственной политике в сфере межэтнических отношений, нужна ревизия деятельности государственных органов, ревизия деятельности общественных институтов, которые работают в этой сфере. По итогам анализа и ревизии в предстоящий период нужно выстраивать по-новому государственную политику в сфере межэтнических взаимоотношений», — заявил он в ходе очередного круглого стола. Что ж, после трагических событий в Масанчи и Сортобе с этим трудно не согласиться. Г-н Ашимбаев, впрочем, пошел еще дальше – предложил создать некий НИИ этнологии и принять закон, жестко регулирующий тонкую сферу межнаца.

Охочая до этой темы сетевая тусовка, как ни странно, наживку не заглотила. Возможно, сказался шок после кордайского побоища или уже сложившаяся привычка «делить на 25» все месседжи, исходящие от чиновников Акорды. Во всяком случае, дискуссии не получилось.

Совсем другое дело – закон о митингах. Это та самая мина, которая вполне способна серьезно навредить общественному имиджу главы государства.

В этом ему активно «помогают» не столько «библиотекари», сколько люди в погонах, чья реакция на протестные митинги 22 февраля и 1 марта явно страдала избыточностью. Даже если принять на веру данные генерала Тургумбаева о 80 активистах, задержанных в нескольких городах в первый день весны, эти действия абсолютно несимметричны ни масштабам протестов, ни намерениям их участников. И президент, который, по его собственным словам, «внимательно наблюдает за тем, что происходит в публичном поле», конечно, видит избыточность и несимметричность таких силовых упражнений. Более того, кадровый дипломат, много лет проработавший за рубежами отечества, прекрасно понимает: протестной активности надо давать какой-то выход, иначе плотно закрытый котел рано или поздно взорвется. Беда в том, что этот котел подогревается сегодня с разных сторон, и власть, похоже, не знает, с какого бока к нему подойти.

Та же кордайская трагедия – явное свидетельство краха всей прежней национальной политики государства с ее казахской этноцентричностью. И этого не в силах скрыть даже озвученная президентом «истинная причина» конфликта – разборки криминальных группировок, не поделивших доходы от теневой торговли контрабандой. Ведь группировок по многочисленным свидетельствам было две – дунганская и казахская. Причем, и ту, и другую крышевали казахи – полицейские и чиновники. Очевидно, что мононациональная власть – от правительства до сельского акимата – все хуже справляется с встающими перед ней вызовами, особенно в так называемых местах компактного проживания малых народов.

И, похоже, власть избрала самый легкий путь для решения проблемы. Выступая 1 марта в Сортобе перед представителями дунганской общины, президент фактически призвал молодых дунган паковать чемоданы. «Казахстан – большая и богатая страна. На севере у нас есть плодородные земли. Почему мы должны оставаться на одном месте? Направляйте своих детей на север, на восток. Казахстан – огромная страна. Север, запад, юг, восток – везде для ваших детей открывается возможность работать и зарабатывать деньги», — сказал он. То есть, вместо вовлечения жителей национальных анклавов в жизнь страны и в управление ею через легитимизацию и развитие местного управления и социальные лифты (например, выделение для лучших представителей нацменьшинств квот в президентском кадровом резерве), их предлагается попросту «размазать» по территории страны. Совсем не исключено, что сейчас, приняв слова президента за руководство к действию, чиновники примутся сочинять очередную госпрограмму, даже откроют на западе и севере страны новые рабочие места и начнут зазывать туда потенциальных переселенцев, суля им щедрые подъемные и прочие «ништяки». Возможно, это на какое-то время ослабит пружину межэтнической напряженности, но едва ли решит проблему в долгосрочной перспективе.

В общем, практика свидетельствует: государство наше и вправду все лучше и лучше слышит (в прежние – совсем недавние времена интервью президента по горячим следам событий, да еще и частному медиа, было чем-то на грани фантастики), но пока имеет очень смутное представление о том, что делать с услышанным.

Управлять (а точнее, манипулировать) общественной повесткой дня – это, конечно, ценное качество для любого политика. Но теперь дело за малым — начать, наконец, эффективно решать включенные в эту повестку вопросы.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...