«Как называть граждан Казахстана – политическим термином «казахстанцы» или этническим – «казахи»

Сетевые СМИ о нациестроительстве

«Касым-Жомарт Токаев: Все национальности, проживающие в Казахстане, по сути являются единой нацией» — Эксклюзивное интервью президента Республики Казахстан К.К.ТОКАЕВА информационно-аналитическому порталу informburo.kz — Очевидно, что мы должны переосмыслить наши подходы к вопросу межнациональных, межэтнических отношений. Казахстан был и будет территорией дружбы и согласия. Наш девиз: единство в многообразии.

Все национальности, этнические группы, проживающие здесь, по сути являются единой нацией. За рубежом нас знают как казахов, поскольку в названии нашего государства звучит именно это слово.

Разумеется, не может быть и речи о покушении на самобытность каждого этноса, постоянно проживающего в Казахстане. Все они имеют и будут иметь право на изучение и применение своих языков, развитие культур, соблюдение обычаев.

В то же время ускоренное развитие должен получить казахский язык, которому в будущем суждено стать по-настоящему языком межнационального общения.

Я отнюдь не умаляю историческое значение русского языка, открывшего нам путь к знаниям в мировой науке и культуре. Жители Казахстана должны знать его на высоком уровне. Нам это только на пользу.

Айкын КОНУРОВАйкын КОНУРОВ, депутат мажилиса – «О нациестроительстве» — Касым-Жомарт Кемелевич в своем интервью сказал, что: «Все национальности, этнические группы, проживающие здесь, по сути, являются единой нацией. За рубежом нас знают, как “казахов”, поскольку в названии нашего государства звучит именно это слово».

Это прозвучало правильно. Но сама ситуация, которая привела к необходимости разъяснения со стороны Президента, появилась вследствие провалов образовательной системы, так и вследствие упущений в информационной работе.

К сожалению, на протяжении долгого периода населению доступно не разъясняли, что, в формировании нациестроительства в Казахстане, ключевой является идея гражданской нации, а единственным национализмом может быть только государственный или гражданский национализм. И только с такой точки зрения обретают смысл такие понятия, как национальные интересы, национальная безопасность, национальные проекты.

То есть мы считаем, что во главу государственной идеологии необходимо ставить преимущества казахстанского ГРАЖДАНСТВА, как основы нациестроительства. Сейчас же в обществе преобладает этнический, а не гражданский национализм, что может привести к разрушительным последствиям.

Выражаясь бытовым языком, текущая государственная идеология не дает людям понимания преимуществ обладания казахстанским паспортом и это проблема.

Мы, как партия, все время настаиваем на развитии социальной поддержки, образования и здравоохранения, как раз исходя из интересов ГРАЖДАНСКОЙ НАЦИИ, поскольку именно объем социальной поддержки становится частью государственной пропаганды развитых стран. Тех стран, куда уезжают наши соотечественники, люди, которые могли бы остаться и работать на благо Казахстана.

В нашей партии мы всегда во главу угла ставим равноправие и равные возможности для всех, максимально поддерживая право казахстанцев на участие в политической жизни страны через партийную работу в рядах КНПК. Именно в ряды КНПК вступают представители различных культурных и общественных объединений, интересы которых получают нашу ресурсную и информационную поддержку.

Газиз АБИШЕВГазиз АБИШЕВ – «Кто будет «казахом»: о нациестроительстве в Казахстане» — Президент Республики Казахстан К.-Ж. ТОКАЕВ подбросил дров в дискуссию: как называть граждан Казахстана – политическим термином «казахстанцы» или этническим – «казахи».

Это заявление отдается эхом от предложений некоторых национал-патриотов, которые уже несколько лет предлагают переименовать Казахстан в Қазақ елі (страну казахов), и называть всех граждан этой страны не казахстанцами, а казахами.

Вообще, нынешняя модель, официально употребляемая в Казахстане (да и в России) вполне себе оптимальна. Казахстанец – гражданин Казахстана, представитель казахстанской политической нации безотносительно этнической принадлежности. Казах – представитель казахского этноса, безотносительно гражданства. Казахстанец может быть казахом и казахстанец может быть неказахом (к примеру, русским, корейцем или дунганином). Казах может быть казахстанцем, и казах может быть неказахстанцем (к примеру, россиянином или британцем).

Внедрение принципа, при котором всех граждан Казахстана будут называть «казахами» вносит путаницу и невыгодно никому.

Во-первых, дискриминируется зарубежная казахская диаспора. Ведь теперь этническое слово «казахи» будет использоваться в политико-гражданском смысле, описывая общие черты всех граждан Казахстана, которые по своей природе пока что неоднородны. По мере использования термина «казахи» в отношении граждан, этот термин перестанет быть релевантным в отношении этнических казахов, являющихся гражданами других государств (это более 4 млн человек по всему миру). Если «казахи» – это граждане Казахстана, то неграждане Казахстана «казахами» быть не могут. То есть, этнические казахи из России, Турции, Узбекистана, Китая – они больше не «казахи».

Во-вторых, называя всех граждан Казахстана этническим термином «казахи», мы ущемляем права нетитульных этносов. Культурная уникальность населяющих Казахстан этносов заключается в том числе и в том, что они определяют себя как русские, украинцы, корейцы, немцы, чеченцы и др. Это их возможность сохранить себя и свою семейную культуру, при этом никак не ущемляя ни казахов, ни казахскую культуру, ни интересы Казахстана. Ведь будучи русскими, узбеками, армянами, эти люди также имеют право называть себя «казахстанцами», то есть гражданами независимого суверенного государства Казахстан. Если титульный этнос именует себя этническим словом «казахи» и требует от остальных этносов называть себя тоже «казахами», значит он требует от этих людей отказаться от своей этничности и принять казахскую этничность.

В-третьих, от этого пострадают сами казахи. Уникальность казахской национальной культуры заключается в том, что представители казахского народа идентифицируют себя как казахи, отделяя себя в этническом смысле от других народов. Даже если «казахами» станут все этносы Казахстана, то после переименования этносы не откажутся от своей этнической культуры. Ведь принуждать их силой к отказу от своей этнической культуры было бы фашизмом, а от фашизма Казахстан пока что далёк. Итак, если в Казахстане все будут казахами, а общая культура Казахстана будет называться казахской, то казахская культура будет включать в себя культуру всех граждан Казахстана. То есть элементы культуры этнических русских, этнических корейцев, этнических ингушей тоже будет частью казахской культуры. То есть, русские блины, корейское кукси, ингушские национальные одежды будут тоже «казахской культурой». Таким образом произойдёт терминологическое размывание казахской культуры, она утратит свою кристаллизацию и уникальность.

Петр СВОИК«Петр Своик: конфликт в Кордае – это удар по идее казахской государственности!» — Сейчас все построено на государственности казахского языка. Возьмем закон «О языке», который был принят в далеком 1989 году, еще при СССР, там утверждалось, что государственным языком является только казахский, а русский – язык межнационального общения. И в тексте устанавливающей это статьи была такая совершенно не юридическая, а идеологическая сентенция, которую стоит процитировать: «Язык – величайшее достояние и неотъемлемый признак нации. С развитием языка и расширением его общественных функций непременно связан расцвет национальной культуры и будущее самой нации, как исторически сложившейся устойчивой общности людей». И дальше сказано, что таким языком является казахский. Хотя и тогда, и по сию пору фактом остается то, что государственным языком остается русский язык. И в таком своем качестве именно он объединяет и казахскую нацию, поскольку владение или не владение казахским языком казахов как раз разводит на нығыз и шала.

Кто-то считает, что это большая беда, кто-то считает, что это большое достижение. Я, например, тоже считаю, что это как раз достояние и неотъемлемый признак казахской нации. Но тем не менее, тогда казахская нация была еще двуязычной, то есть в основном русскоязычной и какая-то часть казахской нации была казахоязычной. А авторы языкового законодательства просто решили не замечать того факта, что русский язык является объединяющим, «нациообразующим» для казахов признаком.

Притом, что казахи чрезвычайно трепетно относятся к своему языку, переживают за его будущее и стараются все что в их возможностях сделать для его развития. И вот этот посыл, что государственным является казахский, хотя на самом деле этот законодательный посыл не соответствовал жизненным реалиям, перенесен и в более поздние версии. То есть, появляется Конституция 1995 года и появляется во исполнение ее специальный закон, который регулирует языковые отношения. Это закон «О языках» 1997 года, где заложен тот же языковый принцип формирования национальной государственности и нации, что и в конституционном законе «О государственной независимости Республики Казахстан», принятом еще в 1991 году.

Этот принцип формулируется следующим образом: «Граждане Казахстана всех национальностей, объединенные общностью исторической судьбы с казахской нацией, составляет вместе с ней народ Казахстана». То есть, казахская нация существует как нечто отдельное от граждан Казахстана всех национальностей, и она соединена с ними лишь общностью исторической судьбы. Получается, что казахская нация, граждане разных национальностей и народ Казахстана – это разведенные юридические категории. А чем они должны быть соединены в одно целое по логике Законодателя? Конечно, государственностью казахского языка.

На самом деле объединяет казахскую нацию и казахское государство именно русский язык. И тогда, и до сих пор казахский является чрезвычайно важным, но не объединяющим, а разделяющим пока что признаком казахской нации, как в этническом, так и в гражданском смыслах. Заложенные в законодательство и идеологию кем-то очень желаемые, но не соответствующие реалиям посылы, привели к провисанию всей конструкции. Если считать, что нация объединена государственным казахским языком, то казахской нации нет. Есть нагыз казахи, есть шала казахи, и есть просто «русскоязычные» самых разных национальностей.

Даже с нагыз казахами надо еще разбираться, кто из них не просто умеет говорить (просто что-то такое сказать, и я сумею), а действительно реально, капитально грамотен на казахском языке. В общем и национальное государственное строительство не получается, а все потому, что законодатели попытались включить в закон то, чего нет в реалиях. Они, конечно, понимали, что на момент принятия закона, что в 1989, что потом в 1997 году, что это все не так, но искренне считали, что когда-то будет так. Когда-то казахский язык станет общим для всех и всех объединит.

Вот эта надежда на приведение не законодательства к реалиям, а наоборот, проявилась в такой формулировке в законе от 1997 года: «долгом каждого гражданина является овладение государственным языком, являющимся важнейшим фактором консолидации народа Казахстана». Но долг то он долг, однако не подтвержденный никакими конкретными действиями государства по принуждению, или по стимулированию граждан к исполнению этого своего долга. Соответственно, долг не исполняется, а раз так, то важнейшего фактора консолидации народа нет.

И с этим надобно что-то делать, особенно после таких тяжелых ударов в Кордае. Плюс на это накладывается то, что власть вся сплошь сверху до низу казахская. То есть, в ней есть какие-то другие отдельные представители, но на ключевых постах, где определяется политика, экономика, идеология, наука, культура, стратегический бизнес (хоть на национальном уровне, хоть на региональном, да и в отдельном Кордайском районе), только казахи являются определителями. А так как эта политика все чаще дает сбои и все более выглядит несимпатично, то получается, что казахи во власти во всем и виноваты.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...