КТЖ с немецким акцентом: куда ведут компанию независимые директора?

Не крутите пестрый глобус, Не найдете вы на нем Той страны, страны особой – КТЖ ее зовем… Мы сломали все поисковые системы, пытаясь отыскать финансовую отчетность этой компании

Внешне все благопристойно – государственная компания, главный железнодорожный перевозчик – пассажиры, грузы – все его, монополист. Корпоративное управление, иностранные независимые директора, чин чином. А откуда тогда убытки в 75 млрд. тенге? Почему у компании доходов меньше, чем расходов? Чем занимаются управленцы, если не могут держать компанию в плюсе?

Вся власть – советам!

Лет 15 назад квазигосударственные компании, с легкой руки «Самрука», повально увлеклись корпоративным управлением. Новомодную фишку изучили на Западе, завезли и начали культивировать. Весь смысл культивации заключался в том, чтобы в дополнение к традиционно существовавшим правлениям создать советы директоров. Для чего они? Объяснялось тем, что именно эти советы представляют интересы акционеров. А если акционер – один, и он – правительство? Если миноритарных акционеров в помине нет, то ведь нет и конфликта интересов, правильно? Зачем в этом случае Совет директоров? Чтобы трудоустраивать агашек и стажировать их отпрысков? Нет, правильный ответ – чтобы внедрить лучший стиль управления компанией.

Короче, вся власть – советам! Только на иной, капиталистический лад.

И в эти советы директоров начали приглашать иностранцев, как образованных, опытных специалистов. Для них, собственно, существует две опции – как обычный управленец и как независимый директор. Это, рассказывали нам, важное звено в принятии решений. Независимым директорам, которые по сути являются сторонними экспертами, делегирован контроль в различных сферах отдельно взятой государственной компании – внутренний аудит, риск-менеджмент и пр.. Они также наделены правом определять стратегии развития и анализировать качество управления компанией.

В общем, независимые директора – мессия, проводники в светлое будущее.

И они же, кстати, призваны контролировать эффективность системы предоставления информации компанией, ее соответствие политики прозрачности. Их долг – включить в годовой отчет максимально полную информацию для акционеров, которая позволяет оценить результаты деятельности компании за год.

Забегая вперед, можно сказать, что с открытой информационной политикой и прозрачностью в нашем КТЖ – полный швах.

Кстати, председатель совета директоров НК «КТЖ» и независимый директор одновременно — немец, Кристиан Кун, с блестящим бэкграундом: крепкое немецкое образование (магистратура и докторантура по инженерному делу), работа в Deutsche Bahn AG, практика независимого директора с 2009 года. В КТЖ он был назначен в 2015 году.

Кроме Кристиана Куна, в совет входит еще три независимых директора: управляющий директор по экономике и финансам ТОО «Intelligent Consulting Solutions» Ермек Кудабаев, а также немецкий финансист Лютц Фрейтаг и HR (по-нашему – кадровик) Керстин Боккер, опять-таки, немецкого происхождения.

Ну и в числе 9 членов совета директоров есть добрая горсть национальной специфичной приправы: четверо (!) представляют интересы «АО «Самрук-Казыны»: Нуржан Байдаулетов (в свое время – управляющий директор АО «ФНБ «Самрук-Казына»), Андрей Кравченко (бывший заместитель генерального прокурора, управляющий директор ФНБ «Самрук-Казына»), Алмасадам Саткалиев (управляющий директор ФНБ «Самрук-Казына») и самый молодой среди всех, 35-летний Ернар Жанадил, без впечатляющего послужного списка – ну да, бывший финансовый контролер АО «Самрук-Казына» и и.о. управляющего директора.

Корпоративный триллер

Чтобы все-таки разобраться, так в чем же причина столь провального управления компанией – при таком-то совете директоров, хотелось бы почитать годовые отчеты, в которых, по идее, можно получить ответ на любой вопрос, даже самый заковыристый.

Так вот, найти годовые отчеты – это еще тот квест. На сайте компании есть раздел – годовые отчеты. Как и положено – полный список, с 2007 по 2018 год. Но документы, увы, не открываются. Корпоративный сайт отказывает и в доступе к текущим документам: финансовой отчетности, протоколам заседаний. В дебрях сайта, а не в тематической вкладке, максимум, что удается обнаружить – годовой отчет за 2016 год. И в открытом доступе в интернете – о, эврика! — нашли годовой отчет-2017. Что, говорите, на дворе 2020 год уже? Нет, не слышали! Очень интересное корпоративное кино.

Попытаемся все-таки найти информацию о вознаграждении членам СД и правления компании. Ведь это важно знать: сколько сочли нужным тратить на себя члены совета директоров в разные годы. Может быть, зарплаты низкие, и стимула нет?

30 октября 2014 года совет директоров принял Правила оценки деятельности и выплаты вознаграждения руководящим и управленческим работникам. Ими устанавливается взаимосвязь вознаграждения с выполнением задач и зависимость от результатов деятельности работника и компании. Если есть итоговая прибыль за год – будут и премии. По заслугам.

В 2016 году 14 членов правления и совета директоров получили свыше 574,7 млн. тенге. В среднем каждый из них получил по 41 млн. тенге, или 3,4 млн. тенге в месяц.

В 2017 году управленцев стало на 2 человека больше, и общая сумма вознаграждения составила почти 454,7 млн. тенге. Среднее годовое довольствие члена правления или СД составило 28,4 млн. тенге, или 2,368 млн. в месяц.

Мы не имеем данных за 2018 год. И, вероятно, не получим за 2019-й (СД все тот же, предпосылок для улучшения ситуации с прозрачностью нет!). Система корпоративного управления совсем сломалась.

***

В нашей задаче известна лишь одна переменная – убыток КТЖ по итогам 2019 года составил 75 млрд. тенге. Каким будет вознаграждение члена совета директоров или правления, если учесть, что премии платятся от результата? Ошибаетесь, ни в коем случае не ноль.

Помнится, в 2015 году КТЖ скатилась до убытка в размере 460,875 млрд. тенге. И что вы думаете? Все руководство получило и основное вознаграждение, и премии — всего потратили на себя любимых 403,672 млн. тенге. Тогда, конечно, был другой состав верхушки КТЖ. Но, самое главное, прецедент. Оказывается, так можно.

С тех пор многое изменилось в КТЖ. Но самое главное, корпоративное управление – в худшую сторону. При непосредственном немецком участии…

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...