Война Миров. Коронавирусная геополитика

У борьбы за мировое господство изменилось эпидокружение

Перевод планеты на карантин в связи с пандемией коронавируса не отменяет борьбы за мировое господство, поскольку она ведется постоянно и без перерывов. Болезнь ярко показала, что каждый действует сугубо в своих корыстных интересах. Если противостояние Вашингтона и Пекина было вполне объяснимо и прогнозируемо, то прекращение на месяц сообщения между США и Евросоюзом стало явно неожиданным. Каждый серьезный центр силы пытается использовать коронавирус себе на пользу, хотя инструмент сложный и во многом опасный.

Видимая часть айсберга свидетельствует, что те мировые элиты, которые заняты демонтажем действующей глобальной системы, с успехом используют коронавирус для ее развала. Те силы, которые хотели бы ее продолжения, гипотетически могут использовать пандемию для ослабления экономических успехов Дональда Трампа, но пока не видно, чтобы они преуспели на данном поприще.

Коронавирус поменял характер обмена информационными ударами между США и Китаем. Если раньше на всевозможные обвинения со стороны американцев китайские официальные структуры отмалчивались или реагировали вяло и серо, то теперь стали обвинять Вашингтон в том, что COVID-19 – это американская диверсия против Поднебесной. Фактически произошла революция на китайском направлении информационных войн.

Конец авиасообщения между США и Европейским союзом, которому предшествовало отсутствие каких-либо предварительных переговоров и уведомлений, лишний раз свидетельствует о господстве национального эгоизма даже в отдельно взятом Западе. Украинский эксперт Юрий Подоляка специально обратил внимание на то, как функционируют социальные сети под американским контролем и Ютуб. Если материал о коронавирусе в Китае, Иране, Италии или Германии, то он через внутренние механизмы выводится в лидеры, а когда то же самое про США, то Ютуб загоняет ролики в своеобразные «подвалы», чтобы они не сильно бросались в глаза пользователям. Другими словами, американскими масс-медиа паника из-за коронавируса в Поднебесной и Объединенной Европе всячески нагнетается, тогда как на внутреннем контуре гасится. Попутно президент Трамп «укоряет» ЕС за неспособность справиться с инфекцией и хвастается успехами на данном направлении у Вашингтона, хотя для специалистов они отнюдь не очевидны. Система здравоохранения США способна оказывать качественные услуги в ответ на платежеспособный спрос, но коронавирус требует массовых противовирусных мероприятий, а это совсем другой расклад и иные ресурсные показатели.

Пандемия коронавируса оказалась очень удобным моментом для сведения счетов и переделов рынков. Нефтяная война России и Саудовской Аравии не имела бы столь болезненных последствий для «сланцевиков» США, проводись она в стабильное для глобальной экономики время. Однако вся суть разборок с геополитической подоплекой как раз в том и заключается, что в такие моменты противникам труднее терпеть боль. Все указывает на то, что Москва готовилась к нефтяному переделу очень давно и основательно, но ей требовался подходящий момент. Именно такой точкой и стал коронавирус, а отнюдь не введение Вашингтоном санкций против «Северного потока – 2». Потому что COVID-19 сначала существенно «схлопнул» рынок «черного золота», а потом поставил в уязвимое положение американцев и саудитов.

Формально у Саудовской Аравии есть большой запас прочности в виде низкой себестоимости добычи нефти на месторождениях. Но в реальности у государственного бюджета королевства огромная социальная нагрузка. В итоге для сведения бюджета без дефицита требуется баррель под $80, чего ни на каком горизонте не наблюдается. У Эр-Рияда имеются внушительные золотовалютные резервы, но и зависимость от экспорта нефти критическая. «Сауди Арамко» – государственная нефтяная компания и фактически единственная дойная корова монархии, 2019-ый год закончила с падением прибыли на 21%, поэтому при текущих ценах на нефть ей будет очень тяжело.

Администрация Белого дома уже обещала своим производителям сланцевой нефти субсидии на добычу, однако «печатный станок» даже в США имеет определенные пределы. С августа прошлого года по март нынешнего прирост американских государственных казначейских обязательств («трежерис») на балансе ФРС составил $422 млрд. То есть из-за отсутствия внешних покупателей – спрос резко упал – теперь госдолг Вашингтона покупает ФРС с использованием печатного станка. Одним из последствий данное явление имеет то, что инфляция теперь не сбрасывается за пределы США, а аккумулируется внутри собственно американской экономики.

Развитие ситуации с коронавирусом показало, что мировой экономический кризис – это свершившийся факт. Причем он совсем не в начальной фазе, а гораздо глубже. ФРС приняла очередное радикальное решение, снизив учетную ставку на 1% она сделала ее почти нулевой. Плюс в ближайшее время Федеральная резервная система выкупит «трежерис» еще на $700 млрд. Считается, что Дональду Трампу данной суммы будет достаточно, чтобы без катаклизмов дойти до выборов и вновь стать президентом. Интересно, что в период финансового кризиса 2008-2009 гг. ФРС и европейский Центробанк действовали вместе (заливали экономику деньгами), тогда как сейчас США сбрасывают на партнера по лагерю коллективного Запада дополнительные проблемы.

В желании выйти из кризиса сильнее, чем все остальные, Вашингтон противопоставил себя всем остальным. А с точки зрения стратегии это вряд ли можно назвать удачным решением, тем более когда фондовый рынок государства-лидера в последний день торгов обвалился сразу на 12%. Своими эгоистическими действиями США ставят остальной мир перед необходимостью создавать альтернативные финансовые центры силы, потому что в противном случае Дядя Сэм продолжит решать свои проблемы за их счет.

В условиях мирового экономического кризиса коронавирус уменьшению проблем отнюдь не способствует и добавляет новые. Примечательно, что в Казахстан смертельно опасная инфекция пришла не от соседа Китая, а с европейского направления. Сама Европа сегодня выступает главным очагом пандемии и по числу заболевших Италия уже перекрыла Поднебесную на ее пиковых показателях. Коронавирус и катализированная им нефтяная война опустили мировую цену нефти для казахстанских производителей на нижнюю границу рентабельности, а по ряду месторождений и того хуже. Все это немедленно сказалось на тенге, который просел по отношению ко всем основным валютам стран-партнеров, от доллара США до киргизского сома.

Жизнь Казахстана в условиях чрезвычайного положение – явление новое, поскольку прежде ничего подобного в стране не наблюдалось. Закрытие учреждений культуры, торгово-развлекательных центров, спортивных объектов и прочих мест труда и отдыха неизбежно ведет к сокращению линий жизни и падению доходов населения. Чем все это обернется в итоге – никто не знает наверняка, но изменение структур повседневности могут наблюдать все казахстанцы на личном опыте. Чрезвычайно важным становится интернет, поскольку это информация, способ ведения бизнеса и работы, досуг, общение и много чего еще.

Уже сегодня можно утверждать, что пандемия коронавируса станет своеобразным водоразделом глобального масштаба. Государства до появления инфекции и после нее, а также мир в целом сильно изменятся. COVID-19 стал долгоиграющим фактором и автор к нему неизбежно вернется, если будет жить.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...