Есть ли жизнь после вируса?

Как президент Токаев подарил надежду всем, не обнадежив никого

Верховная власть «обрадовала»: казахстанский народ будет жить плохо и продлится такая жизнь долго – как минимум до лета, а возможно, до осени коварный COVID будет с нами. И это, увы, не первоапрельская шутка, ибо президент обратился к нации в самый канун Дня дурака – вечером 31 марта. Так что, дорогие соотечественники, все не просто серьезно, а очень серьезно.

Впрочем, об этом многие из нас догадывались и до того вечера. Слова же Касым-Жомарта Кемелевича, и в более вегетарианские времена не склонного, в отличие от его предшественника, к посулам (мол, сейчас жизнь уже хороша, зато в две тысячи таком-то году наступит еще лучшая) превратили эти догадки в уверенность.

Но каждый, кто слушал главу государства, ожидал узнать о том, как дальше жить ему, его семье, его стране. Всегда ведь кажется, что у сидящего на самом верху должен – ну, просто обязан – быть спасительный «план В». У президента Токаева такой план как бы есть. И он впервые намекнул на это дней десять назад, сказав о возможном переходе к мобилизационной экономике.

А мобилизационная экономика – это жесткое государственное планирование, по сути – ручное управление. Пока не отступил вирус, не снят карантин в крупнейших городах страны, и главное – не отменен режим ЧП – до тех пор все и вся в руках одного человека – президента Токаева. Даже пресловутая Библиотека словно закрылась на карантин…

Очевидно, что зараза рано или поздно отступит. Вопрос лишь в том, в какой стране мы проснемся завтра, после того, как в мире (и, само собой, в Казахстане) падет чрезвычайный режим Коронавируса. И, похоже, на это у нынешнего хозяина Акорды ответа нет. Весь предыдущий год его правления, состоявший из череды происшествий разной степени чрезвычайности, сделал из Касым-Жомарта Кемелевича вполне себе состоявшегося кризис-менеджера. И его телеобращение в последний вечер марта это в очередной раз подтвердило. Во всяком случае, спустя несколько дней его оппоненты сконфуженно молчат.

Хотя президент так и не ответил на ключевой – пускай и не сиюминутный вопрос, не дающий покоя каждому из нас – бизнесмен ли он, домохозяйка, экономист или политолог: как мы будем жить после «войны»? Вместо этого г-н Токаев в очередной раз анонсировал государственную поддержку всем и каждому в условиях «военного времени» — от врачей и полицейских до фермеров с безработными. Именно анонсировал, употребляя глаголы исключительно в будущем времени и/или в сослагательном наклонении (в этом легко убедиться, внимательно прочитав текст его небольшой речи).

Честно говоря, это лишь усилило впечатление, что власть реагирует на возникающие перед ней вызовы в пожарном порядке, не имея главного – четкого плана действий в поствирусном будущем. Решать проблемы по мере их поступления – не лучшая политика в условиях ЧП. Имея все рычаги чрезвычайной власти, их надо предупреждать. И заниматься этим должно правительство с акимами, не дожидаясь «золотого пенделя» из Акорды. Где наш премьер-министр и чем он занят – широкой публике неизвестно.

Когда же о ПЛАНИРУЕМЫХ мерах по спасению утопающих (бизнесменов, безработных) в середине режима ЧП (первоначально, как мы помним, объявленного до 15 апреля и пока официально не продленного), сообщает президент, слушателям это явно не добавляет оптимизма. Ведь мы все хорошо знаем нашу государственную машину, никогда не отличавшуюся оперативностью. «Есть ли жизнь после вируса?» — вот сейчас самый популярный вопрос, звучащий повсюду – от соцсетей до кухонь. Ведь даже самые эффективные антикризисные рецепты мало огласить – их нужно еще и должным образом исполнить.

Как сказал президент, «не стоит исключать возможность и прямого финансирования (антикризисных мероприятий) через государственные институты развития: «Байтерек», «Аграрная кредитная корпорация» и другие». Значит, к «столу» опять будет допущен тот самый квазигоссектор, о неэффективности которого давно и упорно твердит экспертное сообщество, а сам президент еще в прошлом году не скрывал намерений проредить эту грядку. Так почему бы, пользуясь вирусно-кризисными обстоятельствами, не отодвинуть квазигосударственников, восстановив старые-добрые министерские вертикали – хотя бы до отмены ЧП. Ну, а там – чем черт не шутит! – возможно, получится вовсе отказаться от этого камня на государственной шее. Только представьте, какие баснословные деньжищи на помощь тому же МСБ высвободит такое решение! Даже зарплаты всех этих «живчиков» и «зайчиков» куда выше министерских – не говоря уж о прочих расходах. Да и рук, к которым сейчас рискуют прилипнуть антикризисные средства, станет заметно меньше…

А главный вопрос, которым сегодня задаются многие, звучит предельно жестко и однозначно: зачем вообще нужны громоздкие и коррупциогенные «институты развития», если в ближайшие месяцы (а, скорее всего, годы) речь пойдет о банальном выживании?

И еще – мы хотим услышать, что будет с теми конкретными персонажами, которые не смогут (тем паче не захотят) обеспечить быстрое и четкое исполнение чрезвычайных мер: публика всегда жаждет «крови» небожителей, а сейчас – подавно.

Отдельная тема – наши дорогие банки. Тут президент с одной стороны проявил недюжинную для него решительность, заявив: «В трудные для банков моменты государство оказало им значительную помощь. Сейчас от вас нужна поддержка населению и отечественному бизнесу». И тут же ясно дал понять: ни о какой «кредитной амнистии» для этого самого бизнеса не может быть и речи. «Многие предприниматели просят приказать банкам не начислять проценты на кредиты за период ЧП. Следует понимать, что для банков это упущенная выгода, убыток. Банки тоже неотъемлемая часть нашей экономики» — строго напомнил глава государства. Однако, будучи истинным дипломатом, счел нужным добавить: «…при необходимости государством могут быть предприняты дополнительные директивные меры. В целом в случае дальнейшего ухудшения ситуации правительство и финансовые регуляторы примут меры по решению данного вопроса». Какие меры? Снова непонятно. Зато интрига сохранена: либо власть не знает, как подступиться к весьма непростым людям, владеющим этими банками, либо те пытаются выторговать у нее некие «ништяки» на будущее.

Столь же неоднозначно комментирует хозяин Акорды просьбу «мало-средних» бизнесменов не начислять им налоги в период кризиса.

«На данный момент конструкция такова, что налоги в этот период платить не надо, но придется заплатить позднее» — констатирует президент — и тут же добавляет: «Вместе с тем, мы внимательно изучаем ситуацию в экономике. В зависимости от того, какой она будет, мы примем окончательное решение». Спрашивается, как вести себя среднестатистическому предпринимателю, услышав такое? Свернуть дышащий на ладан бизнес и залечь на дно, чтобы не попасть потом под двойной фискальный пресс? Или вкалывать себе в убыток, надеясь на чудо? Понятно, что изрядно потрепанный и вирусом, и кризисом, и навязчивым вниманием чиновников МСБ ждет от главы государства более внятного сигнала…

В целом Касым-Жомарт Токаев еще раз продемонстрировал талант дарить надежду всем вместе, не обнадеживая никого в отдельности. Самое же замечательное в том, что, слушая президента в минувший вторник, было совершенно невозможно понять, остановилась страна на краю пропасти или уже сделала решительный шаг вперед. Какие отрасли пострадали больше всего? Сколько потерял и еще может потерять бюджет? Много ли денег еще осталось в спасительной «кубышке» — Национальном фонде? Ответов люди, прильнувшие вторничным вечером к телеэкрану, не услышали…

Правда, буквально на следующий день некоторые цифры озвучил глава Минэкономики. Но ведь понятно: из президентских уст они прозвучали бы совсем иначе, еще раз продемонстрировав обществу открытость носителя верховной власти, готовность говорить с народом без обиняков.

А люди, оценив глубину ямы, в которой оказались, помогут и себе, и стране скорее из нее выбраться.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...