О молодом вине в старых мехах

Почему не стоит обольщаться «словами оправдания» Абаева

Из последних политических демаршей резко выделяется пост, который разместил на своей странице в Facebook первый замрук администрации президента Даурен Абаев. Многие завсегдатаи «мордокниги» поспешили расценить текст главного идеолога власти как «пробуждение», «начало новой эры» и даже чуть ли не «бунт на корабле». Но по большому счету этот пост – не более, чем попытка перевести стрелки.

«Сегодня практически на всех уровнях государственного управления есть четкое понимание того, что масштабы угрозы были недооценены. Есть полное осознание ответственности. И, конечно, из всего этого будут сделаны необходимые выводы.
Говоря о выводах, я не имею ввиду какие-то отставки на уровне акимов или министров. Речь о другом, речь о системной перестройке государственного управления. Уже сейчас Президент внимательно изучает этот вопрос
». – сообщает автор уже во первых строках. Из этих слов г-на Абаева напрашиваются два ключевых вывода. Вывод первый: никто персонально не понесет ответственности за ошибки, провалы и сокрушительные поражения в борьбе с коронавирусом, которую президент Токаев не раз публично называл «войной». По крайней мере, если Даурен Абаев сказал то, что должен был сказать, то правительственно-акимовский генералитет выйдет из совсем еще не оконченной войны целым и невредимым. И это тем более удивительно, что все вокруг Акорды прекрасно понимают: у всякого поражения на войне просто обязаны быть конкретные фамилии, имена и отчества. Пока на эту роль отобран лишь один кандидат – экс-министр здравоохранения Елжан Амантаевич Биртанов. Хотя за одни только «ритуальные пляски» вокруг выплаты-невыплаты пресловутых «сорокадвух пятисот» можно смело выгонять весь социально-финансовый блок кабмина. И подобных примеров можно привести множество.

Вывод второй: упоминаемая первым замруком «системная перестройка государственного управления» — полнейшая бессмыслица, если в этой системе сохранятся ныне действующие в ней лица. Сколько бы президент не «изучал этот вопрос», рано или поздно он (президент) окажется в плену известной мудрости о молодом вине и старых мехах.

В последнее время кадровая политика власти грешит одним существенным изъяном: новые управленцы становятся синонимом слова «молодые». Но эти молодые (30-45 летние) выросли и сформировались при той самой системе, которая и сформировала нынешнюю патронно-клиентную модель госуправления. Даже беглое знакомство с биографией того или иного VIP-чиновника дает представление о том, «чей» он человек, какой группе влияния обязан своим карьерным ростом.

Штука в том, что других кадров в обойме президента попросту нет – потому-то он до сих пор «внимательно изучает» перспективу обновления системы госуправления. Хотя заявлять о необходимости «менять всю систему» Токаев начал еще едва ли не сразу после президентских выборов. Но для перестройки системы нужны новые внесистемные персонажи, которых сегодня попросту неоткуда взять. Конечно, можно вспомнить опыт Саакашвили, назначавшего на ключевые должности вчерашних студентов с горящими глазами. Но, увы, Казахстан не Грузия, а Касым-Жомарт Кемелевич – не Михаил Николаевич… А потому единственный способ заставить отечественную госмашину хоть как-то работать – постоянно устраивать ей кадровые «кровопускания».

Есть, конечно, еще один путь, о котором сегодня можно услышать все чаще – мобилизовать во власть «лучших представителей» доморощенного бизнеса. Но нынешний президент, еще будучи премьером, наступал на эти грабли в 2001-ом году и вряд ли жаждет повторения.

Вообще, вся стилистика и тональность абаевского поста свидетельствует о желании отвести ответственность от правительства, у которого якобы «есть полное осознание» этой самой ответственности. Но так ли это? Можно ли говорить о какой-то осознанной ответственности власти, если все, что предпринимали и предпринимают до сих пор правительство в целом, отдельные его министерства, акиматы и прочие государственные и квазигосударственные институты, делалось и делается лишь после неоднократных и настоятельных напоминаний президента?

«Отдельные правовые аспекты работы тоже нужно менять. Например, в условиях ЧП акиматы банально потеряли время на приобретение лекарств из-за долгих формальных процедур закупа. Можно сколько угодно ругать их за это, но им бы завтра пришлось еще доказывать проверяющим органам, что это не коррупционная схема, а просто желание спасти жизни».- пишет Даурен Абаев. И на первый взгляд он абсолютно прав: если не во всех, то в очень и очень многих «косяках» власти виновато несовершенство ее правового обеспечения – все эти пресловутые разрешительно-лицензионные процедуры.

Но давайте попробуем вспомнить, возмутился ли публично такой практикой хоть один аким? Обратился ли к президенту: мол, Касым-Жомарт Кемелевич, разве так должна работать государственная машина в условиях военного времени? Обратись хоть один областной бастык с таким «криком души» — и был бы создан прецедент, возможно, позволивший избежать пережитых народом ужасов с отсутствием элементарных лекарств в аптеках и больницах, а главное – спасти десятки, если не сотни жизней. Но акимы дружно молчали в ожидании ЦУ сверху. Потому, что – будем честны перед людьми, г-н Абаев! – думали о спасении не столько чужих жизней, сколько собственных кресел. И именно за это их можно не просто винить, но и повально снимать с должностей – как проявивших трусость и малодушие в условиях военного времени!

«Велся закуп лекарств, аппаратов искусственной вентиляции легких, был увеличен охват тестированием, увеличены мощности отечественных фармпредприятий и многое другое. Но этого оказалось недостаточно.  Скачок роста заболеваний оказался неподъемным для нашей системы здравоохранения… — пишет далее Даурен Абаев —  Просто представьте, что из года в год, из месяца в месяц мощности медицины ориентированы примерно на одинаковое число людей, если рост и происходит, то постепенный. И вдруг в течение нескольких месяцев число обращающихся за помощью растет кратно, не в 2 и не в 3 раза, а в десятки раз. Выстоять очень сложно». А кто говорил, что будет легко? Кто ранней весной раздавал направо-налево оптимистические интервью., утверждая: мы не допустим итальянского сценария,  у нас есть все необходимое для этого? Да, сегодня в Минздраве нет Биртанова, назначенного (пока без последствий) виноватым. Но ключевые кадры, с которыми он работал, никуда не делись, а некоторые даже получили повышение до заместителя министра. Разве будет народ, который все это видит, доверять статистике этого ново-старого министерства? Министр, конечно, многое делает правильно. Но он, похоже, оказался тем самым молодым вином, что перелили в старые меха. Такое «вино» неспособно повысить градус доверия общества к власти.

А ведь будь этот градус изначально достаточно высок – не нужно было бы никакой «смелости и креативности» идеологическому аппарату. Да и сам этот «аппарат» вряд ли пригодился бы, сумей одни верно спрогнозировать развитие эпидемии, а другие – вовремя закупить необходимое количество лекарств и медтехники. Вообще, упор на идеологию – первый признак слабости государства, явного дефицита в обществе того, что г-н Абаев называет «искренним патриотизмом». Этот патриотизм достигается двумя обязательными вещами. Во-первых, готовностью каждого чиновника думать сначала о родине, а потом о себе, а во-вторых – мужеством не врать, объясняя, к примеру. возмутивший многих салют в столице 6 июля желанием «поднять дух людей в сложной ситуации».

В одном главный идеолог Акорды стопроцентно прав: нельзя заставить граждан любить родину «через хребет». Особенно если под родиной подразумевать не страну – единственно родную для большинства из нас, а государство, вопросов на засыпку к которому с каждым днем становится все больше.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...