Мажилисско-маслихатский вопрос

Как вдохнуть жизнь в декоративные органы власти?

Заявленный президентом Касым-Жомартом Токаевым курс на демократические реформы уперся в окостеневшие структуры политической системы. В отличие от гнилых частей конструкции, которые разлагаются, но способны хоть как-то работать, окостеневшие элементы начисто лишены гибкости, а с нею и способности к адаптации под новые условия. Среди набора «окостенелостей» выделяются Мажилис (нижняя палата парламента) и маслихаты. При раскладах периода правления первого президента Нурсултана Назарбаева вреда от данных придатков к властной вертикали было мало, но и пользы опять же никакой. В условиях же «нового курса» вред от Мажилиса и маслихатов в их прежнем виде и состоянии резко возрастает¸ поскольку делает данные органы тормозами на пути общественного прогресса, тогда как работать они должны в качестве акселераторов. Хотя бы как-то работать.

Если почитать Конституцию Республики Казахстан (в последнее время это стало модно), то из нее вытекает, что выборы в Мажилис и маслихаты должны состояться в январе 2021 года. По меркам электоральных процессов уже завтра. Депутаты Мажилиса давно избираются сугубо по партийным спискам, из-за чего для беспартийных граждан страны дорога в нижнюю палату парламента закрыта. Теперь сугубо по партийным спискам будут выбирать еще и депутатов маслихатов.

Формально маслихаты наделены достаточно широкими полномочиями. Например, они утверждают и контролируют местный бюджет. Однако не было случая, чтобы какой-нибудь маслихат отклонил предложенный ему исполнительной властью городской или областной бюджет как бестолковый. Там все протекает по формуле взаимоотношений правительства и парламента, только в уменьшенной копии. Еще у маслихатов областей и городов республиканского подчинения есть право не утвердить предложенного им президентом акима, которым они тоже никогда не пользовались.

Когда в Алматы угробили арычную систему, то можно было наблюдать, как в ливень вода бежит по улице от бордюра до бордюра, а в арыке – специально предназначенном под ливневую канализацию – никакого движения воды нет. Аналогичная ситуация сегодня с мажилисом и маслихатами, где роль воды исполняет общественная активность, а органы власти предстают в образе неработающего арыка.

На прошлых выборах получили свои мандаты более 3200 депутатов маслихатов. Из них 550 пришлись на областные маслихаты и города республиканского значения; 625 на города областного подчинения (в них число депутатов варьируется от 11 до 30 в зависимости от числа жителей) и более 2000 в районах (по 11 – 25 депутатов). Несмотря на довольно внушительную массу функционеров, прошедших через фильтры избирательной гонки, в итоге они все получились как политически мертворожденные.

В маслихате южной столицы 37 депутатов, однако отсутствие с их стороны хоть сколько-нибудь видимой общественно-политической активности заставило власти мегаполиса сформировать Общественный совет, который реальными полномочиями вообще не обладает, но хотя бы производил информационную активность. После того, как Общественный совет Алматы поставил проблему платных городских парковок, чья прибыль от аренды муниципальной территории мутными дорогами идет в частные карманы, его тоже выхолостили до состояния маслихата.

Маслихаты в их нынешнем виде не могут осуществлять эффективную работу по контролю за расходованием бюджетных средств, утверждать генеральные планы развития городов или планы застройки. Они давно стали декоративной структурой, призванной создавать видимость общественного одобрения решений региональной и местной исполнительной власти.

Новинкой предстоящих выборов в маслихаты является то, что они пройдут как в Мажилис, то есть исключительно по партийным спискам. Мало того, что нарушаются гражданские права беспартийных жителей Казахстана, так и с потенциальными партийцами остается масса дискриминационных моментов. Согласно модификации законодательства, теперь для регистрации политической партии требуется 20 тысяч подписей. Однако попытки провести съезды на 1000 делегатов власти запретили под предлогом карантина. В стране сейчас действует система онлайн-правосудия, но Минюст не разрешил онлайн-съездов и онлайн-регистраций для политических партий. Поэтому в республике остаются всего шесть зарегистрированных Центральной избирательной комиссией партий: «Нур Отан» (правящая), «Ак жол» и КНПК в статусе парламентских, ОСДП в качестве оппозиционной и две партии из группы «разное» – «Ауыл» и «Бирлик».

Закон «О выборах» при формировании корпуса депутатов маслихата в области, городе или районе с одной стороны требует прохождения 7%-го порога, а с другой гарантирует, что 100% депутатских мандатов одна партия нигде не получит. Минимум 1 член маслихата будет не из «Нур Отан» (учитывая местные политические реалии).

«Нур Отан» готовится к своему очередному триумфу и на американский манер с казахской спецификой проводит праймериз – внутренние выборы. Согласно информации на официальном сайте, из 11249 поданных заявлений зарегистрировано 10988 кандидатов и 1-3 октября состоится голосование, которое определит победителей в партийном активе. Формально число потенциальных мажилисменов и маслихатовцев в недрах партии власти способно заполнить все имеющиеся вакансии, но что это поменяет по существу?

После того, как власти стали пугать казахстанцев новыми строгостями при начале очередного (пока еще будущего) карантина, нам довелось несколько раз из разных источников услышать одну и ту же «информацию от народа». Люди задаются мучительным вопросом: что заставляет представителей власти двигаться от карантина к карантину, если они теряют доходы в бюджет при безработном и разоренном населении, а значит и сами урезают себе пирог потенциальных хищений? Ответ на головоломку такой: внешние силы требуют от Акорды жесткого карантина, в противном случае угрожая арестовать деньги, недвижимость и прочее имущество местных элитариев за рубежом.

Как Мажилис и маслихаты в их нынешнем виде могут сыграть за власть и убедить обывателя, что все это слухи и сплетни, а государство проводит бессмысленные и вредные с точки зрения рядового гражданина меры исключительно исходя из заботы о нем? Никак. От выборов в нижнюю палату парламента и маслихаты по партийным спискам в данном конкретном вопросе тоже ничего не изменится. А также в контроле над расходованием бюджетных средств, сносе пмятников архитектуры, ситуации с платными городскими парковками. Для осуществления реального прорыва в таком щепетильном вопросе нужно что-то революционное или необычайно креативное. Верховная власть Казахстана при позднем Назарбаеве отказалась от политтехнологий с умеренным использования топора и по инерции действует сугубо ломовыми методами. Как в таких реалиях переходить на демократические или хотя бы эффективные рельсы – вопрос риторический.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...