МОН окончательно трансформировался в гнездо безумия

Если цель работы подрыв интеллекта, физического и психического здоровья школьников, то она выполнена

Как источник знаний общеобразовательная школа страны была убита еще «реформами» Ерлана Сагадиева, 11-го министра образования и науки Республики Казахстан (по исчислению отдельно министров образования он был уже 14-ым). При Асхате Аймагамбетове – 13-ый министр – школа даже функции «камеры хранения» выполнять перестала. В теперь уже старые добрые времена до дистанционного обучения, дети уходили из дома в специально отведенное место и были там чем-нибудь заняты под присмотром взрослых, пока их родители добывали хлеб насущный. Мы не знаем, смогли бы в МОН так эффективно издеваться над трупом системы образования без помощи коронавируса и карантинов, но факт остается фактом: у них получается.

Сфера образования входит в узкий круг областей, которые затрагивают интересы всех членов общества. При этом за ней закрепился жесткий негативный фон, и люди даже не ждут позитива. Однако размеры негатива тоже бывают разные. Если в 2017-ом году эксперты обсуждали идиотские учебники от Тупого и Еще Тупее, электронный документооборот при неотмененном бумажном, низкий социальный статус учителей и диктат Всемирного банка в вопросах образовательной политики для Казахстана, то в 2020-ом году половодье безумия перешло в цунами.

Если верить президенту Казахстана, то мы планируем отходить от сырьевой стратегии существования в сторону экономики знаний. В экономике знаний стержневым элементом является сфера образования. Как с имеющейся системой образования строить экономику знаний – задача посложнее бинома Ньютона.

В первый же день перехода к дистанционной форме обучения, стартовавшей весной этого года, «легли» все профильные сайты МОНа, которые до «времени Ч» по всем документам и отчетам проходили как работающие. Функционеры от образования стали перекладывать свою вину на плохой интернет в стране. Не знаем, как в глуши, но в Алматы ни Скайп, ни Zoom сбоев не давали, хотя на них был вынужден перейти почти весь корпус учащихся южной столицы.

Нельзя сказать, что к началу 2020/2021 учебного года совсем ничего не сделано. Сайт kundelik.kz стал «глючить» значительно меньше по сравнению с тем временем, когда он практически не работал. А вот тоже МОНовский bilimland.kz переполнен детскими и взрослыми болезнями. Интерфейс недружественный и легко разобраться в нем может разве что хакер со столетним стажем. У ученика в расписании географии и физики нет, а сайт выдает ему и уроки, и задания к ним по каким-то своим сложным и сбойным программным процедурам. Билимлендовский аналог Zoom далеко не у всех открывается, а кто смог подключиться, постоянно жалуется на проблемы со звуком и видео.

Теперь очень много времени уходит на организацию учебного процесса, которое отнимается у времени для получения знаний. Раньше ученики делились на «хорошистов» и «списывальщиков», с «дистанционкой» все превратились в «списывальщиков» и «списывальщиков получше». Поиск ответов на задания ведется в интернете и особых проблем не вызывает. Если это СОРы и СОЧи от МОН, то по ним есть специальные группы в соцсетях, где все ответы в свободном доступе. Реальные головоломки у школьников только с теми заданиями, которые учителя разрабатывают самостоятельно. Само наличие таких педагогов вызывает удивление. Эксперты давно указывают на катастрофически низкий социальный статус учителя в современном казахстанском обществе. Фактически работает двойной отрицательный отбор: сначала абитуриенты с наиболее слабой подготовкой поступают в педагогические вузы (там самый низкий конкурс), а потом самые неудачные из них идут работать в школу. К счастью, до сих пор попадаются учителя по призванию, но погоды они давно не делают.

«Хорошисты» перешли в разряд «списывальщиков получше» из-за того, что текущий процесс обучения не создает для них никаких реальных стимулов для получения знаний в истинном смысле этого понятия. Например, вместо пятибальной системы оценивания ввели десятибальную, но совершенно непонятно, как это состыкуется с моделью СОРов и СОЧей. В общем, из сегодняшнего положения дел нет ясности как учитывается/не учитывается работа школьника на уроке и оказывает ли она хоть какое-нибудь влияние на конечную оценку.

Первоклассники этого учебного года – отдельная песня (точнее плачь). Они не видели вживую ни своего классного руководителя, ни одноклассников. Первый класс сам по себе стресс, из-за чего линейка на 1-ое сентября всегда проводилась торжественно и с особым вниманием именно к первоклашкам, чтобы как-то смягчить их переход в куда более сложный этап жизни. В текущем учебном году у первоклассников стресс просто бесконечный. Потому что главная нагрузка в деле организации учебного процесса легла на плечи родителей, а далеко не все из них сами были примерными учениками. Плюс у сотен тысяч семей с детьми школьного возраста нет компьютеров, многие живут переуплотненно. Отсутствие четкой границы между школьным и личным временем в домашних условиях превращается в дополнительный деструктивный удар.

Прошлая система среднего образования, берущая начало в немецкой гимназии XIX века и адаптированная под советскую общеобразовательную школу, прошла испытание столетиями. Умирала под «чутким» присмотром МОН РК она вполне достойно и минимум два десятилетия после конца СССР была скорее живой, чем мертвой. Однако у всего есть предел прочности. Политическим концом античности принято считать 476 год, когда был низложен последний – 117-ый римский император. Экономический и технологический конец античности – это середина VI века, потому что именно тогда прекратили работать римские акведуки. Если 2017/2018 учебный год можно считать началом окончательного уничтожения СИСТЕМЫ образования в Казахстане, то 2020/2021 стал надежным завершением данного процесса.

Теперь школьники не получают ни знаний, ни социализации (даже в прежних корявых формах), ни уроков физкультуры (то есть поддержания физического здоровья). Разумеется, во время «физры» продвинутый в компьютере ребенок может побегать, попрыгать и даже пострелять (хоть и не на НВП), но как это из интернет-игры конвертировать в его реальную жизнь? Дистанционное обучение подрывает психическое здоровье школьников и их родителей. Биологический норматив – это 2% психически нездоровых людей при нормальной жизни общества и работе его институтов. Дистанционное обучение в его казахстанском варианте само по себе даст кратный рост психических отклонений. Система здравоохранения после пика пандемии показала как свою способность к изменениям в лучшую сторону, так и сами изменения, а сфера образования под «заботливым» руководством МОН берет новые рубежи только в векторе деградации и развала.

С Министерства образования и науки еще спросят за шторы в квартиры, где школьники вынуждены заниматься на дистанционном обучении.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...