Война Миров. «Украинский вопрос» Кремля

Будет ли Москва принуждать Киев к поражению

Настоящие войны начинаются вдруг. Разумеется, для них нужны определенные основания, но совсем не обязательно на каждом углу кричать, что вот прямо сейчас будет совершено нападение. Наоборот, избыток громких политических заявлений войну больше отпугивает, чем приближает, что и было продемонстрировано весной 2021 года между Россией и Украиной. Осенью текущего года общая картина существенно отличается.

Если кто не в курсе, то сообщим, что в российском политическом поле основная критика Кремля сосредоточена отнюдь не в масс-медиа «либерды» или левых, а на державно-патриотическом поле. Информационные вбросы о том, что у «нашего стратегического преимущества», как нарочито называют главную государственную фигуру Российской Федерации, нет тестикул, а свои ему не вставишь – это своего рода дежурный прием. Ну а после того, как ВСУ применили против ЛДНР турецкий «Байрактар» и со стороны Москвы серьезной реакции не последовало, оборот «Кремль опять обделался» был далеко не самым жестким.

И все-таки мы исходим из концепции, что сегодня полноценное военное столкновение между Россией и Украиной гораздо более вероятно, чем последней весной. Мы не знаем как выстроена иерархия подталкивающих в войне факторов в Кремле, однако перечислим основные.

Стратегия изнурения Киева социально-экономическими проблемами со стороны Москвы показала свою неэффективность. Своеобразную черту под ее недееспособностью подвел разгром медиа-империи пророссийского украинского олигарха Виктора Медведчука. Подконтрольные ему телеканалы серьезно подрывали имидж команды Владимира Зеленского из-за обнищания населения, но все это было ликвидировано волевым политическим решением украинского руководства.

Внутри России тоже накопилось много проблем, которые действующая власть решить не может, либо не хочет. К примеру, ситуация по противодействия коронавирусу хуже, чем в Казахстане, а для державы с глобальными амбициями такое очень болезненно. Пример с возвращением Крыма показал, что в случае геополитических успехов серьезного масштаба население склонно прощать власти многие промахи внутренней политики, а потому логично нечто подобное повторить.

На Украине явочным порядком разворачивается военная инфраструктура НАТО. Москва и лично президент Владимир Путин много раз заявляли, что это красная черта и такое неприемлемо. Сегодня русские национал-патриоты у своего президента через масс-медиа спрашивают: вот красная черта перейдена – что дальше-то последует?

Визит Виктории Нуланд в Москву показал сразу несколько вещей. Во-первых, Россия и США не имеют поля для компромисса, а потому и договориться друг с другом не могут. Во-вторых, главные усилия Белого дома сегодня направлены против Китая, а ресурсы у американцев не безграничные. В третьих, окно возможностей для решения «украинского вопроса» не может быть долгим, поскольку судьба ничего не дает навечно. Ну а решение в текущих условиях может быть только военно-силовым.

Европа устала от Украины с одной стороны и попала в ситуацию энергетического кризиса с другой. «Северный поток – 2» тем временем построен и даже немецкие зеленые, которые вошли в формируемую правящую коалицию, к газопроводу существенно подобрели.

Более жесткой стала риторика экспертов, участвующих в передачах на центральных российских телеканалах. Они транслируют посылы про «врагов кормить нельзя» и «украинскую проблему надо решать, не откладывая в долгий ящик». В широкий информационный обиход вошло выражение «временно оккупированные территории ЛДНР». То есть в то время как Киев называет Донбасс «временно неподконтрольными территориями», с той стороны районы Луганской и Донецкой областей, находящиеся под контролем ВСУ, тоже получили статус «временных».

Большая часть российского державно-патриотического сегмента воспринимает Украину даже не как историческое недоразумение, а в качестве мятежной территории исторической России. Среди правящей элиты представители с подобной картиной мира тоже имеются не в единичных экземплярах.

Накал взаимной пропаганды вражды стал таким высоким, что мешает коммерческим интересам правящих элит Москвы и Киева. Если эмбарго на поставку энергетического угля из России на Украину можно объяснить внутрихозяйственными соображениями (много отправлено на экспорт, а зима близко), то с экспортом электроэнергии такое не проходит.

Из-за дефицита энергетического угля Киев снял ограничения на импорт электроэнергии из России и Беларуси, ибо данное обстоятельство поможет сэкономить уголь, используемый для генерации электроэнергии. Однако чуть позже Москва и Минск отменили ранее объявленные аукционы на экспорт электричества в Незалежную. Поскольку времени пока прошло мало, то произошедшее возможно рассматривать и как техническую задержку, и как форму политического давления. В любом случае, электричество – это не уголь. Если уголь сгружен на твоей ТЭС, то его всегда можно использовать, а поставки электричества в любой момент удобно перекрыть с помощью рубильника.

Нынешней осенью концентрация российских войск у границ с Украиной совсем не афишируется. Между тем, геопространственная разведка США все это видит и через утечки в СМИ доводит, что собранная группировка уже больше, чем весной 2021-го. Попутно американские аналитики отмечают, что ударные кулаки Кремля отнюдь не такие большие, чтобы с их помощью занимать всю левобережную Украину. Скорее всего, в генштабе России придерживаются плана полного захвата административных границ Луганской и Донецкой областей, плюс часть земель недалеко от устья Днепра. В этом случае ликвидируется украинское присутствие на побережье Азовского моря и решается вопрос подачи днепровской воды по каналу в Крым.

Последние бои под Старомарьевкой на Донбассе показали, что у президента Зеленского есть враги не только со стороны симпатизантов России, но и на фланге украинских националистов. Наблюдатели полагают, что часть украинских нацпатов вполне устроит сценарий ограниченного поражения Киева в схватке с Москвой, после чего Владимир Зеленский потеряет власть.

Фактор ударных беспилотников на вооружении украинской армии, а особенно их использование против самопровозглашенных республик, делает прямое военное столкновение Украины и России более вероятным, чем в «добайрактарный период». Потому что поставка в ЛДНР современных систем ПВО, способных сбивать серьезные БПЛА, сразу обозначит российское участие в конфликте. Там уже были проколы с БТРами, явно несоветского периода производства. Военный удар по Незалежной с ограниченными задачами на самом деле не потребует намного больших сил и ресурсов, чем создание передового зенитного зонта над Донецком и Луганском.

То обстоятельство, что у президента Зеленского очень высокий антирейтинг, может помочь в деле войны с ограниченными целями. Политическая нестабильность и зима без энергоресурсов ослабят Украину, а России позволят легче переварить новый кусок территории.

Война этой зимой может и не начаться, но для этого Кремль явно заигрался с пожароопасными предметами. Нагнетать антиукраинскую пропаганду внутри страны невозможно бесконечно. Накопленное напряжение требует выхода и если оно не выплеснется в бои на Украине, то неизбежно ударит против российского политического руководства. Всполохи подобного антикремлевского вектора со стороны взвинченной части общества уже можно наблюдать, а дальше их будет больше. Так что время не ждет.

***

© ZONAkz, 2021г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.