Slate.fr: Является ли переименование Казахстана в “Страну казахов” провокацией против местных русских, татар и представителей других нацменьшинств?!

Переименование Казахстана в “Казах елі”, если это действительно произойдет, окажется аналогичным переименованию российской автономии Марийская АССР в Марий Эл, которое состоялось еще в 1990 году. Там, в России, это никаких проблем не создало. Уже существующее название Марий Эл и проектное название “Казах елі” являются аналогичными понятиями

Издание Slate.fr опубликовало статью Теда Траутмэна под названием “La fin des “Stan”: le Kazakhstan et le Kirghizistan veulent changer de nom” — “Конец “Станов”: Казахстан и Кыргызстан хотят изменить свои названия”.

Казах елі

В предисловии к ней говорится так: “Обе страны хотят отказаться от “-стан”, персидского суффикса, который давит на Центральную Азию в течение нескольких поколений. Это — плохая идея. Вот почему”.

Далее уже в самой статье излагается следующее: “У Центральной Азии имеется проблемы с имиджем. От явно бесконечного насилия в Афганистане и Пакистане до культа личности, окружающего ныне несуществующего диктатора Туркменистана, — к семи странам, составляющим “Станы”, пристал плохой имидж. Но две из этих стран, Казахстан и Кыргызстан, хотели бы обновить свои названия.

Первым еще в феврале президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил изменить название своей страны. Потом уже в сентябре влиятельная партия “Ар-Намыс” (“Достоинство”) в Кыргызстане предложила аналогичное изменение. “Окончание “-стан” имеет персидское происхождение, — посетовал лидер “Ар-Намыса”, бывший премьер-министр Феликс Кулов на митинге своей партии в сентябре. — А слово “Кыргызстан” было создано в советское время”. Иначе говоря, Кулов полагает, что Кыргызстан заслуживает нечто большего, чем название из вторых рук.

Причины, по которым эти страны хотят убрать “-стан” из своего названия, очевидны. Когда кандидат на выборах в США 2012 года Герман Кейн признал, что он не может назвать президента страны, которую он именовал “Убеки-беки-беки-беки-стан-стан”, это был не столько ляп, сколько отражение знания Центральной Азии средним американцем и его отношения к ней.

Востоковедческие и пренебрежительные видения “Станов” повторяются в западной поп-культуре, по крайней мере, с 1950 года, когда актриса Люсиль Болл появлялась в одном эпизоде комедийного сериала I Love Lucy, принимая вид “Махаранессы из Франистана”. Позже также могли попасться на глаза публики “Берзеркистан” из сатирического комикса Doonesbury, “Деркадеркастан” из сатирического комедийного фильма “Team America: World Police” и “Абсурдистан” из романа Гэри Штейнгарта, а также десятки других аналогичных образцов.

С 2006 года общяя неосведомленность, с которой Центральная Азия сталкивалась на Западе, смешалась с беспочвенной карикатурой Казахстана, изображенной в фильме “Борат”…

Но реальная проблема с такими названиями заключается не в том, как же они воспринимаются за рубежом, а в том, что же они значат в самих этих странах. Напряженность в отношениях этнических групп Центральной Азии является важным фактором региональной политики, и мелкие обиды между ними могут перерасти в насилие. Это в особенности касается Кыргызстана, который был затронут столкновениями между кыргызским большинством и узбекским меньшинством в 1990 году, а потом снова в 2010 году”.

Тед Траутмэн полагает, что к такой смене названий стран в Брюсселе и Нью-Йорке могут отнестись вполне спокойно, а вот другое дело – как их воспримут в самих этих республиках преставители нетитульных этносов. По его словам, переименование “Кыргызстана в “Республику кыргызского народа” является провокацией против узбеков страны, а также против местных русских, таджиков, татар и представителей других национальных меньшинств, которые составляют все 35 процентов ее населения”. Таким же образом, полагает Тед Траутмэн, обстоит дело в “Стране казахов”, где неказахи составляют почти половину населения”.

Такой уж чересчур резкий аргумент представляется недостаточно серьезным. Казахское слово “ел”, восходящее корнями к старинному тюркскому понятию “эль” синонимично персидского происхождения суффиску “-стан”. Переименование Казахстана в “Казах елі”, если это действительно произойдет, окажется аналогичным переименованию российской автономии Марийская АССР в Марий Эл, которое состоялось в 1990 году, то есть еще в те времена, когда республика вместе с Россией, в состав которой она входит поныне, являлась частью Советского Союза. Тогда русских там было заметно больше, чем марийцев. А сами представители титульного народа составляли меньше половины населения своей республики. Однако переименование Марийской АССР в Марий Эл прошло спокойно. Местные русские, татары и представители других тамошних национальных меньшинств и не подумали воспринимать такую смену названия своей республики как провокацию против них. Но, может, марийский “Эл” и казахский “ел” дают разные понятия? Посудите сами. Вот какое пояснение дают сами марийцы нынешнему названию своей республики: “Слово “Эл” означает страна, край, земля. В целом “Марий Эл” переводится как страна, земля, край народа мари или марийцев”. Отсюда следует вывод: уже существующее название Марий Эл и проектное название “Казах елі” являются аналогичными понятиями.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...