Казкоммерцбанк: Нуржан ушел, чтобы вернуться…

Одни говорят, что Нуржана Салькеновича коварно выжили, другие - что тихо выдавили, а третьи отмечают, что он просто взял тайм-аут. По нашему мнению, Н. Субханбердину нужно время, чтобы собраться с мыслями и вернуться на прежние позиции. Во-первых, он крупный акционер, но важно и другое: ему всего 50 и есть время, которое будет работать на него в течение ближайшего десятилетия. Мы на это надеемся, как и многие его друзья и соратники

Алматы. 25 мая. КазТАГ — С уходом Нуржана Субханбердина из руководящих структур Казкоммерцбанка завершилась целая эпоха в истории развития банковской системы независимого Казахстана. В начале 1990-х он, создав с партнерами небольшой частный «Медеу банк», довел его до крупнейшей в стране финансово-кредитной организации. Цифры красноречивее слов — Казком действительно банк №1 в нашей стране.

Одни говорят, что Нуржана Салькеновича коварно выжили, другие — что тихо выдавили, а третьи отмечают, что он просто взял тайм-аут. По нашему мнению, Н. Субханбердину нужно время, чтобы собраться с мыслями и вернуться на прежние позиции. Во-первых, он крупный акционер, но важно и другое: ему всего 50 и есть время, которое будет работать на него в течение ближайшего десятилетия. Мы на это надеемся, как и многие его друзья и соратники.

Нуржан Салькенович

Отец — аптекарь, сын — банкир

Думал ли его отец Салькен, который в советское время достиг карьерных высот — от простого провизора до начальника главного аптечного управления страны, что сын Нуржан станет капиталистом и будет ворочать миллиардами? Вряд ли. Конечно, в советское время все определяла Москва, в том числе и в его аптекарском деле: бюджеты, фонды, квоты. Ведь лекарства в то время были одним из дефицитных товаров. К их распределению отец относился строго, как коммунист. Народная молва до сих пор говорит о том, что после многочисленных проверок во вверенном ему огромном хозяйстве все было чисто, как в аптеке. Его главным капиталом была репутация.

Отец одобрил желание сына получить экономическое образование в Москве, хотя в душе был романтиком — в свободное время писал книги, сочинял стихи, дружил с творческой интеллигенцией Казахстана. Не скроем, многие хотели дружить с главным аптекарем республики, но дружба заканчивалась за порогом хлебосольного дома. Эти житейские правила он привил и детям, оставив после себя добрую память и небольшую квартиру на последнем этаже в наркомовском доме в центре города. Это был неплохой старт для Нуржана, для его братьев и сестер.

В разгар перестройки он с отличием закончил Московский государственный университет по специальности «политическая экономия». По иронии судьбы в дальнейшем он не только с головой окунется в экономику, но в какой-то степени столкнется и с политикой, хотя и в молодости, и в зрелом возрасте к этому относился с некоторой снисходительностью. После возвращения на родину короткое время был аспирантом института экономики национальной академии наук, а затем его затянул частный бизнес.

В среде предпринимателей считается, что занятие бизнесом — это арифметика, а банковское дело — уже высшая математика. «Ну, чем черт не шутит!» — подумал он с партнерами, переименовав небольшой «Медеу банк» в «Казкоммерцбанк», который стал узнаваемым не только по созвучности с немецким финансовым концерном Commerzbank AG, но и с новыми банковскими услугами для населения.

Несомненно, умение считать деньги — важное качество для финансиста, но еще важнее умение просчитывать выгодные варианты получения прибыли. В первом случае это может привести к хорошей бухгалтерской работе с тактическими задачами, а во втором — стать генератором идей со стратегическими целями.

Каждый банк — семья, а счастья нет

Кстати, в Казахстане каждый известный банк имеет собственную историю превращения в крупного игрока на финансовом поле. Хорошие стартовые возможности получил в свое время «Халык банк» (Народный банк Казахстана – КазТАГ) за счет советской системы сбережений. ЦентрКредит, БТА и Forte стали такими в результате многочисленных слияний и поглощений, «Евразийский» встал на ноги с помощью богатых акционеров, АТФ — благодаря предложению иностранцам, от которого невозможно было отказаться. Про другие, в том числе зарубежные, говорить не будем — каждый банк счастлив одинаково и несчастен по-своему. Ведь каждый банк — это почти семья.

В этом отношении Казкоммерцбанк стоял до последнего времени особняком. В самом начале пути здесь стала приоритетом работа с населением и бюджетными организациями. Банк был пионером в привлечении депозитов физических лиц, распространении пластиковых карт, в том числе зарплатных. Многие национальные и крупные компании считали престижным иметь в Казкоме текущие счета в национальной и иностранной валютах. В какой-то степени консервативный Европейский банк реконструкции и развития пожелал даже стать одним из акционеров этого банка.

Мы говорили о том, что Казком не чурался бюджетных денег, — а что ж не брать, если дают. В этой связи другими участниками рынка выражалось неудовольствие тем, что в одно время он стал оператором обслуживания нефтяного сектора в рамках госпрограммы реструктуризации и приватизации. Правда, это продолжалось недолго, но тем не менее опыт такой деятельности говорил о предрасположении властей к частной банковской структуре. Это стало прецедентом и для других банков при выделении средств госбюджета на развитие сельского хозяйства, стройиндустрии и других приоритетных отраслей народного хозяйства. Росла страна и вместе с ней поднимался банк.

К 20-летию основания Казкоммерцбанк подошел с неплохими результатами. По размеру капитала, по депозитной базе и другим основным показателям. Они были бы блестящими, если бы не кризис в строительном секторе, который активно кредитовал банк наряду с другими финансовыми организациями. Его дочерние структуры в то время активно скупали земельные участки в верхней части Алматы для строительства финансового центра, а в исторической части города — под возведение элитного жилья.

Тогда одна сотка земли доходила до $100-120 тыс., сейчас эти пустыри облагорожены и кое-где разбиты скверы и парки. Владельцам этих участков ныне вручают грамоты и дипломы за благоустройство и озеленение южной столицы. По злой иронии — за выставленный им же счет.

Были просчеты, но были и взлеты

Было ли это ошибкой банка и просчетом лично Н. Субханбердина? Что тут кривить душой, однозначно — да. Ведь он как крупный акционер и руководитель финансовой структуры в первую очередь должен думать о рисках. Ведь до этого были серьезные сигналы — обанкротились из-за кризиса недвижимости многие мировые банки и ипотечные компании. Но включить тормоза, когда многие кинулись за «длинными» деньгами и радостно рапортовали о миллиардных займах, видимо, вовремя не смог. В погоне за зарубежными кредитами споткнулись и другие участники рынка. Ведь счастье, в том числе банковское, вечным быть не может.

Пришлось Нуржану подвинуться, когда государство решило влить деньги в лице фонда «Самрук-Казына», а до этого в банк также в качестве крупного акционера вошел арабский холдинг. Не предполагал он и то, что разрушенный БТА после вежливого отказа Сбербанка и «Халыка» объединят с Казкомом и придется продать часть своих активов молодому акционеру. До этого, чтобы вернуть прежние позиции, Н. Субханбердину удалось выкупить акции Европейского банка реконструкции и развития. Он ожидал, что государство может разыграть со слиянием такую карту, но играть почти вслепую и без козырей было тяжко.

Затем события начали развиваться также не в его пользу. Пришлось уступить должность председателя совета директоров, а через короткое время — и само членство в этом важном органе. После ухода Нины Жусуповой, которая долгое время руководила операционным менеджментом, должность председателя правления занял Магжан Ауэзов. Безусловно, он воспитанник Казкома, но человек уже другой формации и при принятии важных решений, конечно, будет оглядываться на других акционеров.

Новый председатель совета директоров теперь иностранец. Он клянется в дружбе и любви к давнему другу Нуржану, чуть ли не называет его братом. Но это не более чем слова, которые необходимо произносить при прощании, исходя из принятого на такие случаи политеса. Таковы правила игры, такова жизнь…

Несомненно, как банкир Н. Субханбердин состоялся в своей родной стране и как предприниматель первой волны доказал, что можно построить бизнес, несмотря на правила, которые власти меняли каждый год. И подчеркнем — несмотря на всякие «шуры-муры». Отметим также и его гражданскую позицию. Мы не должны забывать, что Нуржан оказал содействие развитию либеральной прессы в качестве акционера популярной газеты «Время» и типографии «Время-принт», был среди организаторов движения «Демократический выбор Казахстана», провозгласившего необходимость экономических и политических реформ.

Вместе с единомышленниками стал инициатором проведения независимой премии «Тарлан», лауреатами которой стали лучшие представители литературы и искусства, образования и науки, других сфер деятельности, обойденных вниманием государства. Н. Субханбердина можно уважать и как главу многочисленного семейства. Его вклад в демографию страны просто неоценим: он является отцом девятерых детей.

И последнее. Как-то в разговоре с известным в стране финансистом зашла речь о банкирах. Он сказал буквально следующее: они одним миром мазаны, все они жадные и все время думают только о прибыли. Что тут скрывать — такой же и Нуржан, но тем не менее он — несомненно, гений!

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...