CSS Resources: Наступление русского джихада

Почему именно сейчас ведется так много разговоров о нем и отчего сейчас в этой связи уделяется столь много внимания Центральной Азии?

Издание Sputnik International опубликовало статью под названием «Daesh More Interested in Central Asia, Not Afghanistan» — «Исламское Государство заинтересовано в Центральной Азии, а не в Афганистане».

В предисловии к ней говорится так: «ИГИЛ проявляет больший интерес к Центральной Азии, а не к Афганистану», — заявил заместитель министра иностранных дел РФ Сыромолотов».

Далее уже в самой статье излагается следующее: «Для террористической группировки Исламское Государство Центральная Азия представляет больший интерес, чем Афганистан, но на данный момент у нее мало возможностей для достижения региона», — отметил заместитель главы российского внешнеполитического ведомства Олег Сыромолотов.

«ИГИЛ приходит в Афганистан и заявляет, что им Афганистан фактически не интересен. Их интересы там, за рекой, в Центральной Азии. Почему? Потому что, по некоторым данным, до 50-60% боевиков ИГИЛ — это граждане Центральной Азии, Северного Кавказа, и, соответственно, они хотят продвигаться дальше. Но сейчас у них для этого недостаточно потенциала», — сказал корреспонденту информационного агентству РИА Новости Олег Сыромолотов.

Дипломат указал на то, что в некоторых районах Афганистана отмечаются боевые столкновения между Исламским Государством и давно укоренившимся в стране в качестве повстанческого движения Талибаном, который до недавнего времени использовался в качестве базы для пополнения рядов этой террористической группировки, запрещенной во многих странах, включая Россию».

Каким образом все эти присоединившиеся к ИГИЛ люди из разных стран постсоветской Центральной Азии и различных автономных республик и регионов Российской Федерации находят общий язык?

Издание CSS Resources опубликовал материал под названием «The Coming of the Russian Jihad» — «Наступление русского джихада».

В нем говорится так: «28 июня три террориста-смертника вошли в аэропорт имени Ататюрка в Стамбуле, там они убили 45 человек и ранили 229 человек. Хотя только один из них являлся выходцем из России (остальные двое были узбек и кыргыз), можно почти не сомневаться в том, что их последние слова друг другу произносились на русском языке. Согласно оценкам, благодаря наличию от 5000 до 7000 русскоязычных джихадистов, русский сделался вторым по популярности языком Исламского Государства после арабского.

То, что русская речь должна выполнять функции лингва-франка (универсального языка) джихадистов из постсоветского пространства, представляется удивительным. Многие, а может, большинство из числа молодых кыргызов, таджиков и узбеков (судя по гастарбайтерам из Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана) плохо говорят или даже вовсе не говорят по-русски.

То, что русский язык широко используется, свидетельствует о взрывной интернационализации и значительно расширившейся системе вербовки того, что можно было бы назвать русским джихадом, базирующимся в России и постсоветской Центральной Азии».

То, что Афганистан может в большей степени интересовать группировку ИГИЛ как база для проникновения и закрепления на территории постсоветской Центральной Азии, логически объяснимо. По прогнозам некоторых западных экспертов, сами центрально-азиатские государства так же, как и Афганистан, нужны радикальным исламистам как плацдарм для выхода к юго-восточным границам России и к северо-западным границам Китая.

В этой связи авторитетный итальянский экономист и политолог Джанкарло Элиа Валори в своей статье под названием «The China-Russia axis and Eurasia» — «Ось Китай-Россия и Евразия» представляет такой вывод: «Близость вновь набравших силу исламистских кругов к двум новым державам, а именно к России и Китаю, создаст условия для серьезного нагнетания идеологической и религиозной напряженности в китайской автономной провинции Синьцзян, населенной мусульманами-уйгурами тюркского происхождения, а также для дестабилизации Урала и Центральной Сибири в будущем».

Прогнозную картину указанного порядка дополняет то, что в прошлом году ИГИЛ объявил о создании своей провинции Хорасан. Тут под таким названием, скорее всего, имеется в виду не современный иранский регион, а одноименный регион времен Омейядского халифата. То есть — Великий Хорасан, простиравшийся через постсоветскую Среднюю Азию до границ РК с КНР на юго-востоке Казахстана и через Афганистан до границ Пакистана с Китаем на пакистанских Северных Территориях.

Еще в июле 2014 года Исламское Государство заявило о мести в отношении Китая и еще нескольких стран за попирание «прав мусульман». Лидер этой организации Абу Бакр Аль-Багдади в ходе своего выступления, состоявшегося 4 июля позапрошлого года в иракском городе Мосуле, высказал такие фразы: «Мусульманские права насильственно захвачены в Китае, Индии, Палестине» и «Ваши братья по всему миру ждут вашей спасительной помощи и ожидают прихода ваших бригад».

А в июле этого года боевики этой группировки распространили видеоролик с призывом начать джихад в России и угрозами в адрес президента РФ Владимира Путина.

Теперь, видимо, для них настает время подтверждать свои слова конкретными действиями. Во всяком случае, вышеприведенные утверждения российского внешнеполитического ведомства Олег Сыромолотов наводят на такую мысль.

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...