«Чудо Дюнкерка» — кинематографический взгляд из XXI века на одно из ключевых событий начала Второй мировой войны

«Дюнкерк» пришел в кинотеатры Казахстана

Ошибка, которую можно исправить – это уже не ошибка. Воля, организация, массовый порыв и смелость могут существенно минимизировать масштаб военной катастрофы. Художественный фильм «Дюнкерк» режиссера Кристофера Нолана – это кинематографический взгляд из XXI века на одно из ключевых событий начала Второй мировой войны – эвакуацию англо-французских войск из Дюнкерка. Даже среди историков нет единого или хотя бы явно доминирующего взгляда на «чудо Дюнкерка», где львиная доля окруженных немцами войск союзников смогла эвакуироваться в Англию. Тем шире простор для художников, пытающихся осмыслить и показать грандиозные и судьбоносные вещи. С 20 июля «Дюнкерк» можно посмотреть в кинотеатрах Казахстана.

Французская кампания вермахта 1940 года считается образцом блицкрига. Не имея количественного преимущества ни по одному параметру вооружения, Германия наголову разгромила Францию, Бельгию и Нидерланды, нанесла серьезное поражение британским войскам, а Люксембург вообще можно не считать.

Немецкая тактика боя была основана на хорошем взаимодействии танков, пехоты, артиллерии и авиации. Господство в воздухе – тоже обязательная составляющая блицкрига. Но одной тактикой в столь грандиозных операциях не обойтись. Эрих фон Манштейн разработал план «Гельб» («Желтый»), главной идеей которого было заманить англо-французские войска на территорию Бельгии и Голландии, а потом взять их в «котел» обходящим ударом из Арденн к атлантическому побережью. План был не лишен изрядной доли авантюризма, однако на тот период войны немцы верили в свои силы, а предыдущие успехи окрыляли.

Дюнкерк

Продуманный и тщательно проработанный план германского командования предвосхищал ход событий и далеко выходил за рамки первой встречи с главными силами противника. Начав с вторжения в Бельгию и Нидерланды 10 мая, немцы разыграли все как по нотам и 20 мая их танки прорвались к морю. В окружении оказались примерно 400 тысяч англичан, французов и бельгийцев. Встал вопрос об их эвакуации на кораблях. Предполагалось, что окруженные будут вывозиться через порты Булонь, Кале и Дюнкерк. Однако немцы продолжали наступать и вскоре под контролем союзников остался только Дюнкерк.

Катастрофа англо-французских войск была очевидна, но в Лондоне руки никто не опускал. Была разработана операция «Динамо» первоначально со скромными задачами. Предполагалось, что получится эвакуировать 45-48 тысяч солдат союзников. Однако воля и решимость британцев какими-то неизведанными маршрутами стали притягивать к себе другие удачные факторы. Из-за потерь в танковом парке Гитлер приказал поберечь танковые дивизии вермахта в тот момент, когда фронт обороняющихся в «котле» уже трещал по швам. Окруженные части получили столь необходимую передышку.

Людей вывозили в основном военными кораблями от тральщиков до крейсеров, но к эвакуации привлекли все, что могло выйти в море. Морские офицеры изучали даже лодочные пристани в Англии, собирая все, вплоть до моторных лодок и баркасов. Из Темзы выходили яхты, баржи, рыболовецкие суда. Правительство призвало добровольцев помочь флоту. Малые суда не всегда подходили для эвакуации через пролив – самый короткий маршрут составлял 72 км – но сыграли огромную роль, доставляя людей к крупным кораблям, стоявшим на якорях. Дело в том, что пропускная способность порта Дюнкерка была не так велика, чтобы погрузить на борт сразу всех, поэтому многих солдат забирали прямо с пляжей. Построили даже дополнительный пирс из грузовиков и мешков с песком. Грузили только людей, технику бросили на берегу.

Иван Майский, чрезвычайный и полномочный посол СССР в Великобритании, в «Воспоминаниях советского дипломата» сообщает: «По всей Англии внезапно пронесся точно порыв бури. Каждый хотел сделать что мог для спасения "our boys" (наших парней) там, на дюнкеркском берегу. Владельцы яхт, катеров, шаланд, рыбачьих судов, буксиров, моторных шлюпок, даже парусных лодок бросились в адмиралтейство, предлагая свои услуги для вывоза английских солдат с французского берега. Это была трудная и рискованная операция: германская авиация и германская артиллерия делали все, чтобы сорвать эвакуацию. Но никто не считался с опасностью. Адмиралтейство сумело ввести в известные организационные рамки мощный национальный порыв. Около 400 мелких судов приняло участие в операции «Динамо», почти половина их погибла, тем не менее они принесли громадную пользу. Подходя вплотную к берегу, они брали людей с берега или даже прямо из воды, спешили в Дувр или какой-либо другой английский порт, быстро разгружались и вновь шли к французскому берегу за новой партией эвакуирующихся. Многие суда под бомбами и снарядами проделывали свои рейсы туда и обратно десятки раз, большей частью под покровом темноты. А параллельно из дюнкеркского порта крупные пароходы и военные суда под охраной английской авиации вывозили уже целые части и соединения. То была подлинно героическая эвакуация, и англичане вполне заслуженно гордились ею. Она продолжалась десять дней – с 26 мая по 4 июня – и увенчалась несомненным успехом. Правда, все вооружение и запасы пришлось бросить во Франции, но зато было спасено и доставлено в Англию 338 тыс. человек, из которых 100 тыс. было снято мелкими судами прямо с морского берега. Среди спасенных было примерно 50 тыс. французов. Из 861 судна, принимавшего участие в операции «Динамо», 243 было потоплено».

Дюнкерк

В связи с Дюнкерком уже во время войны и еще больше после нее разгорелись большие споры по вопросу о том, как могли немцы допустить благополучную эвакуацию столь крупных союзных сил, находившихся как будто бы в капкане. При этом особенно подчеркивался тот факт, что в непосредственной близости к Дюнкерку располагались серьезные бронетанковые соединения германской армии, которые, однако, не были пущены в ход. Используй немцы эти соединения, Дюнкерк превратился бы для союзников в настоящую катастрофу.

Одни утверждали, будто бы Гитлер сознательно «выпустил» англичан из Дюнкерка, так как очень рассчитывал после падения Франции на быстрое заключение мира с Великобританией и опасался, что пленение немцами сотен тысяч английских солдат может затруднить столь желанное ему соглашение. Другие говорили, что в момент Дюнкерка бронетанковые части немцев, стоявшие поблизости от места эвакуации, были очень истощены: они прошли перед тем длинный путь и требовали ремонта, заправки, необходимой подготовки для второй части «битвы за Францию», которая должна была открыть перед ними Париж и дать возможность принудить Францию к капитуляции. В интересах скорейшего завершения французской кампании немцы не хотели отвлекать свои механизированные силы от этой главной задачи ради участия в сравнительно второстепенной операции по захвату Британского экспедиционного корпуса. Третьи заверяли, будто бы в работе германской военной машины как раз в дни Дюнкерка произошла какая-то случайная ошибка: кто-то неправильно понял слова Гитлера, кто-то кому-то неправильно передал приказ высших инстанций, а когда это заметили, было уже поздно – эвакуация англо-французов закончилась. Четвертые полагали, что немцы, не имевшие тогда еще большого опыта в воздушной войне, переоценили значение авиации и решили, что она одна, без поддержки механизированных войск на земле, сумеет расстроить эвакуацию.

Опубликованная в послевоенные годы литература (документы, воспоминания, исследования) не дает определенного и убедительного ответа на поставленный выше вопрос. «Чудо Дюнкерка» объясняется сочетанием самых разнообразных – политических, военных, психологических – обстоятельств при наличии одного случайного, но очень важного фактора: в течение всех критических дней море было совершенно спокойно. Это сделало возможным широкое использование для целей эвакуации большого количества судов малого размера и посадку сотни тысяч солдат прямо с берега или даже из воды.

Кристофер Нолан предлагает свою версию тех событий. Военный жанр в кинематографе не самый распространенный в первую очередь из-за больших бюджетов подобных картин. Даже цифровая революция не произвела кардинального переворота в расходах, хотя просить у Минобороны полки и дивизии для батальных сцен как в советское время уже не надо – компьютерная графика решает количественные вопросы. С другой стороны, человек на войне – это всегда крайние ситуации и зрителю интересно кто и как себя ведет в экстремальные моменты, когда ставки для человека самые предельные. «Дюнкерк» об этом.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...