Немцы наступают!

3 октября 1990 года случился германский крымнаш – ГДР вошла в состав ФРГ. Немцы опять стали крупнейшей нацией Европы. А теперь у них там «правые» всех подвинули на выборах в бундестаг. Мир в лёгкой панике: не фашизм ли поднимает голову?

германия

Но первым делом давайте вспомним, как немцы оказались «разделённым народом». Это же не просто так вышло. Когда в 1945 году нацистскую Германию удалось с небывалыми трудностями победить, встал вопрос: что дальше делать с агрессором. Как застраховать соседей от тевтонской мстительной злобы? Ведь в прошлый раз немцы, потерпев поражение в Первой мировой войне, не смирились, выбрали себе Гитлера и вон что устроили.

Идеи предлагались разные. Был вариант вообще отрезать крокодилу хвост по самую голову. Американский «План Моргентау», названный так по фамилии автора, министра финансов США, предусматривал передачу Франции Саара и ряда прилегающих к нему территорий, превращение Рура, Рейнской области и района Кильского канала в «международную зону», уничтожение крупной немецкой промышленности путем демонтажа большинства предприятий с последующим отведением земли, на которой они находились, под пашню.

Но, в конце концов, страны-победители остановились на другом, более гуманном варианте. Германию всего лишь разделили на четыре части. Три из них «курировали» Великобритания, США и Франция, одну СССР. Через несколько лет западные сегменты «срослись», и образовалась ФРГ. В четвёртом, советском сегменте, под опекой Советского Союза создали ГДР. Кстати сказать, тоже не маленькая страна: вдвое больше Австрии по населению.

Такой порядок вещей устраивал всех, кроме немцев. Но их никто не спрашивал.

Шли годы. Выросли новые поколения. Восточные немцы привыкли жить отдельно и неплохо обустроили своё государство. Оно получилось довольно уютное. Но ФРГ была гораздо круче! Гэдээровских немцев сильно туда тянуло. Однако до поры никто не покушался на нерушимость границ. Но тут начал валиться СССР. Как это вышло и отчего, мы разбирать не станем. Нам сейчас важно вспомнить другое: «социалистическая система» посыпалась. Польша, Венгрия, Болгария избавлялись от коммунистической идеологии, создавали «буржуазные» партии…

ГДР тоже избавлялась и создавала. Но у неё был не решен ещё одни важнейший вопрос: «квартирный». Восточные немцы очень хотели соединиться с ФРГ. Западные были не против. А вот многие соседи – в первую очередь Франция и Великобритания – идею категорически не одобряли. Они хорошо помнили, что такое Великая Германия. Как она себя ведёт. Ну, и просто французам с англичанами хотелось оставаться самыми большими и сильными ребятами во дворе. Тоже понятые мотивы.

И тогда немецкие взоры, полные надежд, обратились на Восток. К Михаилу Сергеевичу Горбачёву. Который, как вы помните, выступал за новое мышление. Говорил, что хватит нам греметь оружием! Долой агрессивные военные блоки! Это пережитки старины. Все люди братья.

Немцы осторожно поинтересовались у Горбачёва – как, мол, он? Что думает насчёт объединения Германии? Мы понимаем, вопрос непростой. Есть много разных обстоятельств, мы готовы на расходы…

И Михаил Сергеевич горячо одобрил немецкую идею. Куда горячее, чем немцы надеялись… О том, какие договоры он с ними подписал, какие обещания услышал от НАТО, как потом из бывшей ГДР вывозили в снег под Смоленском российские дивизии – тоже отдельная история. Её без меня многие рассказывали.

Так что Германия соединилась. Опять стала великой европейской державой. По экономической мощи, по населению, по территории. Но соседям она хлопот не доставляла. Это была даже чересчур мирная страна. Немцам ведь хорошо объяснили: так надо! Наши деды очень провинились перед всем миром. Больше всех, конечно, перед евреями. Поэтому мы сейчас им платим, платим и платим… В общем, немцы добросовестно отдавали долги обиженным народам, много работали, содержали соседей по Евросоюзу. А потом в Европу поехали мигранты из Северной Африки. Германия принимали их лучше всех и больше всех. Поскольку немцам опять сказали: этим несчастным смуглым беженцам мы тоже должны. Ведь они бедные, а мы богатые.

Многие мигранты вели себя нехорошо. Обижали немецких девушек. Обманными хитростями добывали пособия, садились на шею государству, свешивали ноги и дразнили немецких работяг. Но правящие политики говорили работягам, что это лишь досадные недоразумения. Немцы опять верили. Вообще, они не торопятся с выводами. Но если уж немец чего решил, это серьёзно. Год назад мы интересно побеседовали с известным германским политологом Александром Раром о том, куда может привести страну бесконечное покаяние. Не пойдёт ли оно у большого и сильного народа горлом, как рвота? Не проснётся ли опять немецкий воинственный дух, как проснулся после унижений, доставшихся немцам в результате несправедливого Версальского договора 1919 года? Осторожный Рар мне сказал: «вы задали очень важный интересный вопрос, на который вам большинство представителей немецкой элиты побоятся или не захотят отвечать». И добавил, что в сентябре 2017 в Германии пройдут парламентские выборы, на которых можно ожидать больших перемен.

Так и вышло. Правая радикальная партия AfD (Альтернатива для Германии), которую многие прогрессивные люди называют националистической и даже профашистской, серьёзно подвинула немецких левых, либералов и вообще умеренных. Такого успеха правые националисты добились впервые за 80 лет – подчёркивают встревоженные демократические СМИ. То есть с 1930-х годов.

Что касается «профашизма» AfD, то, наверно, политические противники его преувеличивают. Однако биллборды этой партии на русском языке с анти-мигрантским слоганом «Незваный гость хуже татарина!» (AfD активно работала с выходцами из России и Казахстана) мои друзья видели в Бремене своими глазами. Кандидат от «Альтернативы» Александер Гауланд заявил на митинге, что фельдмаршал Роммель является частью немецкой истории так же, как полковник вермахта Клаус фон Штауффенберг, предпринявший попытку убийства Адольфа Гитлера в 1944 году. Гауланд считает, что Германия «должна вернуть себе свою историю». «Если французы по праву гордятся своим императором, а англичане адмиралом Нельсоном и Черчиллем, то мы имеем право гордиться достижениями немецких солдат в двух мировых войнах», – заявил Гауланд.

Что там дальше будет у немцев, никто не знает. В России вон тоже история никого ничему не научила. К юбилею Октябрьской революции там всё чаще вспоминают ленинские речи осени 1917 года – о том, что с министрами-капиталистами нам не о чем договариваться. Потому что у капитализма нет мозгов, одни инстинкты. И он вёдрами пьёт кровь из трудящихся. Надо вооружаться, идти и валить эту тварь… Как вам нравятся такие речи?

Но, правда, демография в этот раз совсем другая. Безбашенной молодёжи в составе русского и немецкого населения гораздо меньше, чем было в Российской империи сто лет назад или в Германии восемьдесят лет назад. Так что, может, всё и обойдётся.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...