Николай Втулкин. Связист

Воспоминания ветеранов Панфиловской дивизии

Изучение 8 гвардейской (316-ой стрелковой) Панфиловской дивизии имеет определенные базовые точки в календаре. Один из таких знаменательных дней – 16 ноября, бой у разъезда Дубосеково с немецкими танками. К этой дате мы приурочили воспоминания Николая Георгиевича Втулкина, связиста в знаменитой дивизии. Воспоминания фронтовиков – изданные и не изданные – являются важной составляющей в изучении истории Великой Отечественной войны.

Связист

***

Родился 3 апреля 1918 г. в г. Верный (Алма-Ата) в семье рабочего. До войны учился в школе при техникуме Турксиба. Окончил 7 классов в 1934 г. и начал работать учеником повара в столовой управления Турксиба. В 1938 г. был призван в армию, служил в погранвойсках. Демобилизован в мае 1941 г. Повестка пришла в июле 1941 г.,  призвали  в 316 стрелковую дивизию. В штабе дивизии направили в батальон связи, который находился в Доме офицеров.

Дивизия отправили из Алма-Аты на фронт 18-20 августа 1941 г. Служил телеграфистом, радистом при штабе. Были в г. Крестцы, потом – г. Волоколамск. Фронт дивизии своей длиной достигал около 50 км.  Тянули связь, таскали большие катушки.

От Волоколамска начали отступать. Волоколамск пришлось сдать в октябре. Немцы стянули к городу войска с трех направлений. Утром перед сдачей города стояли все члены штаба и совещались. Панфилов давал указания как, куда отводить войска.

Второй раз видел Панфилова в д. Гусенево. У штаба стояли начальник штаба дивизии Серебряков, начальник оперативного отдела. Немцы из минометов обстреливали деревню. Стреляли по отходящим войскам. Одна мина попала в угловой дом, у которого стоял Панфилов. Осколок попал ему в сердце между орденами. Начальника оперативного отдела осколок исполосовал пополам. Панфилова повезли в Москву, но он тут же умер.

После Истры и Крюково дивизию отправили в Нахабино на доформирование. Затем отправили в Старую Руссу и Холм. Шли по нейтральной зоне, по тылам. Боеприпасы для нас сбрасывали с самолетов, так как не было дорог. Город Холм переходил из рук в руки. Река Ловать делила город пополам. Немцы стояли на высоком и сухом берегу реки Ловать, а мы рубили сосны и делали настилы (дороги) в болотах, чтобы пройти. Все боеприпасы таскали на себе. Бывало, каждый получал только по 2 сухарика в день. Везут снаряды на телеге, лошадь еле идет, упала лошадь, сразу рубят ее, так как нечего было есть.

Из-под города Холм нас перебросили под Великие Луки. В городе было 11 церквей. Река Ловать и этот город перерезает пополам. Однажды мы стояли на берегу реки. Потом поехали на лодке глушить минами рыбу. Пока заряжали мину, весла упали в воду. Мину забросили в воду, а грести нечем, пришлось вплавь спасаться до берега, еле-еле успели.

Город Великие Луки тоже был разделен на две части: одна находилась в руках у немцев, другая – у нас. После взятия города мы пошли в Михайловское, Пушкинские горы – стояли в 800 метрах от села. На церкви сидели немецкие снайперы. Днем враги так стреляли, что нельзя было высунуться. Нам нельзя было вести огонь, так как действовал приказ сохранить село Михайловское. Мы обошли село и продвинулись дальше, а немцы при отступлении Михайловское взорвали.

Затем мы шли на запад в Латвию. Подошли к границе Латвии, где все было сожжено – место называлось партизанским краем. На границе подождали наших. Прибыли техника, пехота и войска продолжили наступление. Я, как начальник радиостанции, ездил на «Виллисе». Когда брали город Резекне, на одной улице – наши войска, а на другой — немцы. Город не сильно пострадал, и взяли мы его быстро. За Резекне остановились. Были поломаны все шпалы до г. Рига. Немцы специальным механическим крючком, прикрепленным к паровозу, целенаправленно испортили все шпалы.

В г. Саласпилс должны были отвести нашу 8-ую гвардейскую на формировку, а вечером командир дивизии генерал-майор Кулешов говорит мне, чтобы я собирал всех командиров полков на совещание и банкет по случаю взятия города. Совещание и банкет состоялись, все разъехались. Утром по приказу (без отдыха, без формирования) дивизия пошла в наступление.

С радиостанцией мы пошли в разведку в город Огре. Увидели пасеку, наелись меда, захотели пить. Переходя речку, напились воды, стало давить желудок, еле спаслись. Взяли город Огре с небольшими боями. Пошли к г. Рига. Ригу обошли с северо-запада 31 км, чтобы добить немцев и не дать уйти на запад по сухой дороге.

Большую помощь в войне оказывали собаки, специально обученные саперами. Их долго не кормили, затем стоит танк, он гудит, а под ним стоит еда для собаки. Собака бежит под танк, чтобы поесть. Перед боем собак не кормят, привязывают по бокам мины, на спине у нее взрыватель, над головой у нее антенна. Собака бежит под вражеский танк, зная, что там еда, взрыватель задевает стальную машину и она взрывается.

В 1945 году штаб 19 полка попал в окружение. Нас послали туда 2 группы, но по неизвестным причинам линию фронта переходить было нельзя. Штаб полка находился в большом блиндаже, однако нам не дали до него дойти и развернули назад.

После Риги добивал немца в Курляндии, Латвии, Эстонии. Я был постоянно с командиром дивизии. Комдивом назначили гвардии полковника Панишева Г.И., так как Кулешова   А.Д. поставили командиром 7-го гвардейского корпуса.

Я был ранен на нейтральной полосе на наблюдательном пункте у Резекне. Через каску осколок попал в лобовую часть. Перевязали, хотели отправить в санчасть, но я не пошел. Второй раз был ранен при форсировании реки Айвиэкстэ в ногу, через кость выдернули осколок, перевязали.

Награды: орден «Красная Звезда», орден «Слава» 3 степени, орден «Великая Отечественная война» 1 степени, медаль «За отвагу».

В декабре 1945 года вернулся домой. До этого был в санбате г. Хапсулу. Решением комиссии 10.11.45. меня отправили домой, был признан годным к нестроевой службе.

Работал в Институте ядерной физики машинистом,  затем до пенсии трудился наладчиком на Плодоконсервном комбинате.

Женился в 1949 г. Имею одну дочь, внучку.

Личные воспоминания Втулкина Н.Г.

18 апреля 1945 г. группа разведчиков, в том числе и я,  в количестве 8 человек, по приказу командующего 10-й гвардейской армии должны были произвести разведку в тылу немцев. Нам предстояло сделать «коробочку»: 20 км – в тыл немцам, 20 км – параллельно  фронту, 20 км – на выход. Разведать все, что находилось в этом квадрате. Ночью мы перешли линию фронта. Срок выполнения задания – 3 суток. Группа выполнила свое задание, разведав все по насыщенной немецкой обороне.

Всю разведку проводили ночью, так как днем невозможно было передвигаться. На третьи сутки попали в расположение штаба немецкой армии. После небольшой схватки наша группа оторвалась от преследования, но на следующий день преследование началось снова. И так продолжалось до 28 апреля, и ночью того дня я дал радиограмму, что переходим линию фронта в заданном направлении. При переходе линии фронта на нейтральной полосе мы были обнаружены и обстреляны немцами. Четверо получили ранения, в том числе и я. Раненных вынесли на свою территорию, где нас уже ждали автомашины и люди. Тяжелораненых отправили в госпиталь, а остальные прибыли в свою часть. За ценные сведения приказом командующего фронтом вся группа 8 человек была представлена к правительственным наградам – ордену «Красная звезда» и по 45 суток отпуска с отбытием на родину. 8 мая 1945 года я прибыл в Алма-Ату. А утром 9 мая оповестили о нашей Победе. После отпуска я вернулся в свою часть. Это один из многих эпизодов.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...