Как Казахстан приспосабливают к обслуживанию других экономик в качестве сырьевого придатка. Часть 1

Сценарий для нас явно прописан. Каким же должен быть наш ответ?!

Год с лишним назад, в марте 2017 года потребительский тариф на природный газ в крупнейшем грузинском городе Тбилиси составлял 45,62 тетри ($0,18) за 1 кубометр, а в крупнейшем казахстанском городе Алматы – 31 тенге (примерно $0,10). Казалось бы, грузинам этот вид топлива обходится заметно дороже, чем казахстанским гражданам. Но ведь Грузия является страной, которая покрывает свои потребности по газу практически исключительно за счет импорта, а Казахстан гордится тем, что он после обретения государственной независимости увеличил объемы своей газодобычи с 8 миллиардов кубометров до 52 миллиардов кубометров и уже давно сделался нетто-экспортером этой разновидности углеводородов. Это — во-первых. А во-вторых, сравнительно недавно в Гардабани, находящемся в 40 километрах от Тбилиси, была построена и сдана в эксплуатацию достаточно современная и мощная ТЭС (теплоэлектростанция) на газу, призванная обеспечивать экологически чистым теплом и электричеством грузинскую столицу, и расходы по ее строительству, конечно же, должны отражаться на потребительском тарифе. А в Алматы, крупнейшем городе страны, считающейся 11-ой богатейшей страной по запасам сырьевых (прежде всего – углеводородных) ресурсов, все 3 теплоэлектроцентрали (ТЭЦ-1, ТЭЦ-2, ТЭЦ-3) продолжают, как и в советские времена, работать на угле и мазуте.

сырьевой придаток
сырьевой придаток

И вот что еще представляется примечательным. Вначале грузинские власти предполагали строить в Гардабани ТЭС, которая работала бы на угле, добываемом в шахтах Ткибули, а не на газе. Но потом они все-таки сделали выбор в пользу экологически менее опасного для столицы варианта теплоэлектростанции, несмотря на то, что Гардабани довольно далеко отстоит от Тбилиси.

А в Казахстане, где газа добывается более чем достаточно, и прежняя, и новая столица отапливаются углем и мазутом. Причем Астана до сих пор вообще не газифицирована. В аналогичной ситуации находится порядка половины страны.

А вот Тбилиси, чужую столицу, тот же «КазТрансГаз», на которого сейчас главой государства возложена задача приведения природного газа в Астану, повторно газифицировал в 2006-2009 годах, безвозвратно потратив на эту задачу уйму денег и заморозив на 10 лет потребительские тарифы на газ в грузинской столице. И что из этого вышло?

Издание Georgian Business Week 28 марта 2009 года опубликовало статью: «KazTransGas may sue Georgia in international court» — «КазТрансГаз» может подать в Международный арбитражный суд иск против Грузии».

В ней говорилось так: «После того, как Национальной регулирующей комиссией энергетики Грузии (НРКЭГ) был назначен временный управляющий в «КазТрансГаз-Тбилиси» 16 марта, появилось множество предположений относительно будущего газораспределительной компании Тбилиси. Многие теперь задаются вопросом о том, какие же побудительные причины стоят за этим решением. Что это – политическое давление или дела нерентабельного бизнеса?

Спустя десять дней после того, как Темур Копалиани стал временным управляющим «КазТрансГаз-Тбилиси», казахская государственная компания «КазМунайГаз», заявила, что она готова продать Тбилисскую газораспределительную систему. «КазМунайГаз» владеет 100 процентами акций в компании.

Продажа состоится, «если вложенные в сеть инвестиции будут компенсированы», сказал, по сообщению казахского официального информационного агентства, Каиргельды Кабылдин, глава «КазМунайГаза», на пресс-конференции в Астане 25 марта.

Согласно заявлению «КазТрансГаза», НРКЭГ принял свое решение без участия руководителей «КазТрансГаза». Компания также отмела обвинение, что она нарушила лицензионное соглашение.

Зураб Ногайдели, бывший грузинский премьер-министр и ныне член ведущей оппозиционной партии «Движение за справедливую Грузию», сказал, что правительство совершило абсолютно незаконное действие, когда оно «конфисковало» «КазТрансГаз-Тбилиси» у казахских инвесторов. Он заверяет, что это было действием, санкционированным самим президентом Саакашвили. В частности в свою бытность премьер-министром Ногайдели объявил «Тбилгаз» компанией-банкротом и затем наблюдал за ее передачей казахской государственной компании».

Когда знакомишься с такой информацией, удивляться ни чему, в общем-то, не приходится. Потому что с самого начала даже полным дилетантам в инвестиционных вопросах было ясно, что «Тбилгаз» как объект для инвестиций никак не мог считаться привлекательным. Его грузинское правительство с 2001 года вновь и вновь выставляло на тендер, но никакого успеха не имело. 13 октября 2005 года «Тбилгаз» был объявлен банкротом.

Когда в 2006 году проводился очередной тендер по его продаже, «КазТрансГаз» оказался подателем единственной заявки. Обычно обанкроченное предприятие отдается за символическую плату. Скажем, за 1 доллар. «КазТрансГаз» вполне, думается, мог добиваться также символической цены, тем более в условиях, когда других конкурирующих претендентов на покупку не было. Но согласился выложить $12,5 миллиона за газораспределительную компанию Тбилиси с 90-процентным износом основных фондов. В начале весны 2006 года руководство «КазТрансГаза» в казахстанской прессе заявляло, что покупка «Тбилгаза» осуществляется по прямому указанию политического руководства государства.

То есть приход казахстанской национальной нефтегазовой компании на газораспределительный рынок столицы Грузии всецело объяснялся политическим решением, а не экономическими соображениями. Иначе и быть не могло. Потому что Грузия к тому времени уже давно снискала известность своей неплатежеспособностью за поставляемый Туркменистаном и Россией газ. Поэтому-то в Тбилиси не на что было производить смену изношенных донельзя основных фондов газораспределительной системы и их модернизацию.

«КазТрансГаз» начал инвестиционную программу, оцененную в $79,3 миллиона с 1 июня 2006 года. Речь шла о полной реабилитации «Тбилгаза» к 2011 году. «КазТрансГаз» обязался сохранять профиль компании, реконструировать систему и сохранять рабочие места для уже нанятой рабочей силы. В общем, казахстанская национальная компания там появилась не столько как ищущий свою выгоду иностранный инвестор, а как мать родная, готовая на все ради блага тех, кого принимала под свою опеку.

Она инвестировала в «Тбилгаз» $12,263 млн. в 2006 году, $8,373 млн. – в 2007 году, $23,958 млн. – в 2008 году. По данным «КазТрансГаза», меры по реконструкции только в 2008 году позволили сократить утечки газа с 70% до 30%. При этом населением оплачивалось только до 70% счетов за газ, и оно все еще оставалось должным «КазТранГазу» $30 миллионов.

В общем, все это мало напоминает инвестиционный проект, который представлялся бы хоть сколько-нибудь выгодным. Грузинское население было не вполне платежеспособно, а за образовавшиеся неплатежи за уже использованный газ грузинское же правительство наказало казахскую компанию, имевшую неосторожность влезть между ними со своей инвестиционной благотворительностью.

 

(Продолжение следует)

 

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...