В Казахстане повышение пенсионного возраста вызвало недовольный ропот, а в России может привести к обрушению рейтинга Путина

На вопросы нашего обозревателя отвечает Александр Шершуков, секретарь Федерации независимых профсоюзов России, главный редактор газеты «Солидарность»

— Александр Владимирович, в Казахстане повышение пенсионного возраста  прошло не сказать, чтобы гладко, однако без потрясений. В России аналогичная инициатива правительства  – грозит, по некоторым прогнозам, вылиться чуть ли не в народные бунты. Вы один из самых активных противников этой «реформы». Считаете, без неё можно обойтись?

– Во-первых, я должен сказать, что, честно говоря, я не вижу, чтобы это все вылилось в бунты. Пока все протесты, которые имеют место быть, они, в принципе, носят организованный характер, то есть хаос какой-то здесь отсутствует. Не будем преувеличивать в этом смысле масштаб и интенсивность, с одной стороны. Это нормальный, законный, активный протест. С другой стороны, можно ли обойтись без увеличения пенсионного возраста? Конечно, можно. В том числе и потому, что предложения, которые идут сейчас со стороны правительства, ограничиваются единственным пунктом. Они ограничиваются просто повышением пенсионного возраста. Все остальные вещи, которые нам вроде бы обещают – возможный рост пенсий, ликвидация проблем в пенсионном фонде, системные меры по обеспечению занятости людей предпенсионного возраста и прочее – излагаются только на словах.

пенсионный возраст

То есть предлагается просто повысить возраст выхода на пенсию, никоим образом не фиксируя дальнейшие обязательства государства, либо хотя бы общую схему пенсионной системы, которая будет реализована после повышения пенсионного возраста. Это первое обстоятельство, которое делает меня противником данной «реформы». А дальше можно приводить всю остальную аргументацию, почему, с нашей точки зрения, повышать пенсионный возраст не нужно. Это широкий диапазон аргументов – от того, что это экономически не эффективно, то есть с чисто прагматической точки зрения принесёт вред, не говоря уже о репутационных потерях для власти, заканчивая тем, что предложенная схема просто бесчеловечна. У людей отнимают деньги, не предлагая ничего взамен.

– Взамен предлагают сохранять спортивную форму, бодриться и продолжать работать после 60 и 55 лет соответственно. Это полезно для здоровья. На самом деле аргумент, конечно, жульнический. Какое ваше собачье дело, товарищи министры, собираюсь я работать после шестидесяти лет или нет? Как-нибудь сам решу. Повышение пенсионного возраста в действительности представляет собой наглый грабёж населения. Правительство миллиардеров собирается отбирать по 100-150 тысяч рублей в год у каждого дорогого россиянина, которому по действующему пока что закону полагается пенсия с 60 лет. За пять лет – 500-750 тысяч. А у каждой дорогой россиянки за 8 лет хотят отнять более миллиона рублей… Я правильно понимаю ситуацию?

Да. Совершенно, правильно. Еще раз говорю, что у правительства отсутствует комплексный подход к решению проблемы. Если в стране низкий уровень заработных плат, от которых идут отчисления, в том числе в пенсионный фонд – не могут появиться большие пенсии. Если не создаются рабочие места в достаточном количестве, то люди, которые готовы продолжать трудовую деятельность, не могут быть обеспечены нормальной полноценной работой. Количество аргументов против «реформы» крайне велико. И в этом смысле… Возвращаясь к вашему вопросу по поводу бунтов, с этой точки зрения у нас люди ведут себя крайне, я бы так сказал, сдержанно, интеллигентно и благожелательно. Особенно если учитывать тот уровень аргументации, которая применяется для доказательства необходимости повышения пенсионного возраста.

– При этом вся Россия против этой «реформы».

– У нас в стране действительно наличествует национальный консенсус по этому поводу. По всем социологическим опросам от 80 до 92 процентов населения не согласны с данным предложением правительства. И что характерно. Когда в 1992 году проводились гайдаровские реформы по отпуску цен, не без оснований называемые «людоедскими», их всё-таки поддерживало большое количество людей. Потому что были иллюзии – рынок всё выправит, товарный голод будет ликвидирован и так далее. А сейчас идею повышения пенсионного возраста, по сути дела, поддерживают только люди из правительства, либо люди из околоправительственных структур, либо те, кто находится на контракте с правительством. Вот, собственно, и всё. А в отношении всех остальных наличествует абсолютный консенсус.

– Путин пытается дистанцироваться от инициативы правительства. Довольно неуклюже. Вся страна взбудоражена, вопрос на самом деле важнейший, а президент, видите ли, не имеет к нему отношения. На мой взгляд, такие вещи способны серьёзно понизить популярность Путина. Его легендарный рейтинг может рухнуть на все четыре копыта.

– Я так не думаю, во-первых. Во-вторых, я думаю, что он понимает уровень проблемы, которая затронута и именно поэтому пока что оценивает реакцию общества. И я в этом смысле почти не сомневаюсь, что последнее слово будет говорить он.

– А если Путин поддержит предложения правительства? Ведь совершенно понятно, на сто двадцать процентов, что эта «инициатива», именно вот в таком формате, была с ним согласована. И вот президент подождёт, убедится, что общество реагирует «интеллигентно», что профсоюзные лидеры – я не вас имею в виду – только сурово хмурят брови, но к решительным действиям не готовы… Или это ошибочная точка зрения? И профсоюзные лидеры готовы?

– Это ошибочная точка зрения, потому что, может быть, со стороны кажется, что мы только грозные слова произносим. Мы ведем себя более сдержано, чем те люди, которые звонят нам из нашей же структуры из регионов, потому что там, в ряде регионов уже прошли акции. Думаю, что в будущие две недели они пройдут по всем субъектам РФ. Разного уровня, разной степени напряжения. Правительству, конечно, удалось поставить на уши население РФ в ситуации, которая абсолютно этого не требовала.

– Каким вам представляется выход из сложившегося положения? Правительство должно отыграть назад, отказаться от, тех глупостей, которые предлагало?

– С моей точки зрения, должен быть объявлен переходный период. Но не в части переходного периода по повышению пенсионного возраста. А в части следующей: правительство должно в течение определенного срока взять на себя определенные обязательства. А именно: предпринять какие-то более-менее решительные существенные шаги по разрешению проблемы заработных плат, не только у бюджетников, но и во внебюджетном секторе. Должны быть шаги по созданию новых рабочих мест, но в нормальном виде. Должна быть решена проблема с безработными. Должна быть ратифицирована 102 конвенция Международной организации труда, гарантирующая пенсии на уровне не менее 40 процентов от среднего заработка. Сейчас они в районе 34 процентов у нас в стране. Причем, ратифицирована без изъятий, которые предлагает сейчас правительство: выкинуть оттуда страхование от безработицы. И так далее. То есть, грубо говоря, в течение трёх-пяти лет правительство делает серьезные шаги по нормализации социальных и трудовых отношений в стране, а дальше, через эти три-пять лет, мы оценим ситуацию: можно или нельзя заговаривать о повышении пенсионного возраста. Только в такой последовательности. А пока что, как я уже сказал, предложен просто законопроект о повышении пенсионного возраста, без всяких гарантий, обязательств со стороны правительства. Это называется «мизер вслепую». Нам просто предлагают поверить людям, которые, я скажу мягко, за предыдущий период не доказали свою компетентность в разрешении социальных и экономических проблем, стоящих перед страной. Поверить – и отказаться от ряда тех преференций, которые у нас есть.

– Ваша схема насчёт переходного периода мне очень нравится. Но она подразумевает довольно высокий уровень административной квалификации, какового в российском правительстве не было обнаружено. Вы сами об этом только что сказали. И у меня не хватает фантазии представить, что Медведев и другие административные гении из кабинета министров РФ вдруг начнут генерировать и выполнять такие сложные планы.

– Я вам так скажу: функционалом профсоюзов не является смена власти либо смена социально-экономической формации, в которой находится страна. Это функционал других структур. Политических партий и так далее. Или революций. Но я могу сказать, что мы предлагаем определенную схему, мы высказываем, на мой взгляд, вполне резонное несогласие с предложением правительства. Может оно с этим не согласиться и пойти напролом? Может, конечно. Но, еще раз повторю, мы не будем призывать к вооруженному восстанию.

– А лозунг «Правительство в отставку», теоретически профсоюзы могут предложить, при худшем варианте развития событий?

– При худшем, чисто гипотетически, да. Я высказываю свою точку зрения. Это не является позицией организации.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...