Последнее предупреждение Казахстану от Нобеля

Нобелевское пророчество для Казахстана почти что апокалипсично, считает известный финансовый эксперт, руководитель аналитического отдела FXPrimus Арман Бейсембаев

– Присуждена Нобелевская премия по экономике двум ученым за исследования с очень родственными формулировками – вклад в долгосрочный макроэкономический анализ. Один из них изучал возможность интеграции в этот анализ изменение климата, второй – технологических инноваций. Формулировки очень сложные, практически недоступные для понимания большей частью человечества. Арман, а в чем суть этих исследований, если рассказать простым языком?

нобелевская премия технологии

– Да, в этом году лауреатами Нобелевской премии по экономике стали Уильям Нордхаус и Пол Ромер.

Нордхаус получил премию «За исследования по интеграции изменения климата в долгосрочный макроэкономический анализ». Это первый ученый, который разработал количественную модель влияния климата на экономику и экономический рост, а также учет долгосрочного влияния сжигания ископаемого топлива, то есть выбросов CO2 в атмосферу, – и соответствующего роста средних температур на Земле – на развитие мировой экономики.

Важность его исследований еще и в том, что до него о глобальном потеплении уже говорили, но не измеряли количественно, что делало все заявления климатологов несерьезными. Нордхаус подкрепил свои исследования цифрами и фактами, которые показали колоссальность проблемы глобального потепления и его влияния на экономику, особенно на сельское хозяйство.

С ростом глобальных температур нарастает и частота природных катаклизмов – ураганов, наводнений, аномальной жары и засухи, таяние горных ледников и полярных льдов, а, соответственно, повышение уровня Мирового океана и перспектива затопления всех прибрежных городов, рост числа климатических беженцев, вынужденных бежать с родных мест из-за стихийных бедствий. По данным ООН, число климатических беженцев вырастет до 250 млн. к 2050 году, с нынешних 40 млн.

На основе своих работ Нордхаус первым предложил решение по сокращению выбросов в атмосферу – рассчитать стоимость этих выбросов и облагать налогами компании и государства, которые обязаны его оплатить, взяв таким образом выбросы под контроль и сделав изменение климата частью экономического процесса.

Второй лауреат Нобелевской премии Пол Ромер был награжден за «Интеграцию технологических инноваций в долгосрочный макроэкономический анализ».

– Здесь как будто бы все закономерно: будущее за технологиями. Конечно, это слишком схематичное суждение. В чем же заслуга Ромера?

– Он первым создал модель эндогенного экономического роста. Проще говоря, он доказал, что технический прогресс в экономике является внутренним фактором, а не обуславливается внешними по своей природе обстоятельствами, такими как, например, наличие природных ресурсов. До Ромера считалось как раз наоборот.

нобелевская премия технологии

Если традиционная теория полагает, что технологическая инновация является «экзогенной», то есть настолько случайной, что она как бы возникает сама по себе, то Ромер доказал, что даже если отдельно взятый технологический прорыв может казаться случайным, в целом технология развивается прямо пропорционально вкладываемым в нее ресурсам.

По словам самого Ромера, «Люди считают, что развитие технологии — дело случая: если ты пытаешься сделать открытие, то можешь или потерпеть неудачу, или преуспеть. Из этого следует вывод, что технология появляется как манна небесная, абсолютно бесконтрольно. Теперь совершенно очевидно, что этот логический вывод ошибочен.

Возьмем для примера золотоискательство. Для вас, отдельно взятого человека, шансы найти золото так малы, что, если вы его все-таки найдете, это будет для вас приятным сюрпризом. Но если у вас есть 10000 человек, которые ищут золото на большой территории, шансы найти его резко возрастают».

Ромер утверждает, что факторами технологического развития экономики являются образованное население и развитая наука, которые стимулируются на создание технологических инноваций конкурентной борьбой на свободном рынке, становясь таким образом внутренним фактором экономического развития, то есть входящим в саму экономику и регулирующийся ею. По сути, Ромер развил теорию о том, что в основе роста лежит технологический прогресс, и доказал, что лучшая среда для рождения технологий –это рыночная экономика с элементами государственного регулирования.

Именно человеческий капитал является ключевым фактором увеличения производства и роста экономики в долгосрочной перспективе. Теория объясняет, как ускорить темпы технологических изменений с помощью законодательной политики, поощряющей инновации, исследования и широкий доступ к лучшему образованию.

Это принципиально новый взгляд на традиционную экономику, в которой рассматривается только два фактора производства – капитал и труд. Ромер добавил третий – это технологии, которые являются центральной частью современной экономической системы. Именно технологии позволяют поддерживать и повышать доходность инвестиций в экономике, которые позволяют развитым странам удерживать высокие темпы роста и не бороться с убывающей доходностью инвестиций, которую утверждает традиционная теория.

– Насколько применимы на практике предлагаемые ими новые элементы макроэкономической аналитики? Или они пока оторваны от жизни и могут лишь применяться в порядке эксперимента?

– Работы Нордхауса и Ромера актуальны сегодня, глубоко практичны и несут в себе далеко идущие выводы о будущем не только для развитых стран, но и для нашего региона.

– И тем интереснее. Что ждет нас в будущем?

– Традиционная экономическая наука по своему характеру является краткосрочной и изучает ближайшие циклы через штудирование текущего объема производства, покупательского спроса и товарных запасов и на этой основе предсказывает оживление или падение деловой активности. Эти прогнозы бывают достаточно точны, но являются актуальными лишь на горизонте нескольких месяцев. Однако традиционная теория заходит в тупик и не способна адекватно ответить на вопрос, когда речь идет об уровне производства через несколько лет.

Работы Нордхауса дают представление о перспективах мировой экономики в отдаленном будущем и как изменение климата скажется на экономическом росте, если не изменить ситуацию с вредными выбросами в атмосферу сейчас.

Нордхаус пришел к выводу, что увеличение среднемировой температуры на 2 градуса Цельсия (причиной которого станут техногенные выбросы двуокиси углерода в воздух) изменит наш климат так, как не бывало до этого на протяжении нескольких сотен тысяч лет. Он также предсказал, что по нынешним темпам мы движемся в «зону опасности» за пределами 2 градусов и окажемся там в 2030 году.

Учёные говорят о высоком риске, что после повышения глобальной температуры выше 2 градусов, изменения могут стать необратимыми. Ещё хуже будет, если включатся механизмы положительной обратной связи – при повышении температуры растет выброс метана из океана в атмосферу, больше метана, который является очень сильным парниковым газом – быстрее повышается температура и т.д. Климатологи называют такой процесс «венерианским эффектом».

нобелевская премия технологии

На сегодня этот вопрос стоит крайне остро, и ситуация осложнилась настолько, что уже недостаточно просто снизить объемы выбросов парниковых газов. Необходимо переводить глобальную экономику на принципиально новые рельсы, до второй половины XXI века полностью отказавшись от сжигания угля, нефти и газа.

– Это из области фантастики, не иначе. На сегодняшнем этапе мирового экономического развития это сложно представить, а уж поверить в такую перспективу – тем более.

– Тем не менее, многие страны будут вынуждены пересмотреть принципы землепользования, сельского хозяйства, градостроительства и промышленности в целом. Кардинальные изменения должны произойти в жизни каждого из нас. В частности, это означает значительное снижение потребления мяса, масла, сыра и молока, а также других продуктов животного происхождения, полный переход на электрические автомобили, отказ от путешествий по воздуху, пока не появится альтернатива сжиганию керосина.

Надо ли говорить о том, каковы перспективы Казахстана в нынешнем виде (да и других стран со схожей структурой экономики, основанной на углеводородной ренте) в случае отказа мира от всех типов углеводородного сырья? А ведь переход на принципы «зеленой экономики» сейчас только начинает набирать обороты во всех развитых странах, которые сейчас являются основными потребителями нашей нефти.

Основной посыл трудов Ромера в том, что новая экономика – это экономика идей, а не предметов, и простор для новых идей необъятен. Нужно лишь выстроить правильный подход и правильную инфраструктуру для того, чтобы эти идеи появлялись и пользовались наиболее продуктивным способом.

Разработанные Полом Ромером модели раскрывают фундаментальный рецепт успеха: почему страны-лидеры экономического развития, США, ЕС, Япония продолжают развиваться даже тогда, когда производительность труда уже очень высокая, а население растёт (в случае ЕС и Японии) очень медленно? Модели Ромера продемонстрировали ключевую роль распространения технологий и идей.

Станок, используемой одной фирмой, не может одновременно использоваться другой, но технологическая идея (например, планшет) или организационная инновация (например, сеть кофеен) может быть использована – зачастую мгновенно – другими фирмами. Экономика, в которой производятся и быстро перенимаются инновации, развивается быстрее.

Для этого можно взять в пример две страны – Аргентину и Швецию – и их темпы роста за XX век: чуть меньше 1% в год у Аргентины, чуть больше 2% в год у Швеции. Однако за столетие эта разница отправила страны, начавшие ХХ век на одном уровне, в разные миры – Аргентину к относительно бедным странам, Швецию – в число лидеров экономического развития, страну с высоким уровнем жизни.

Работы Пола Ромера дают нам подсказку о том, какие страны являются и будут в будущем локомотивами не только экономического роста, но и выступят генераторами той самой «новой экономики», переходить к которой призывает Нордхаус. Ответ очевиден — это все страны с рыночной экономикой, правительства которых вкладывают огромные средства в собственное население, стимулируют науку и создание инноваций.

И это крайне печальная новость для нас, поскольку ни одного из этих факторов в Казахстане нет, а законодательство имеет запретительный характер для инноваций, что говорит нам о том, что, если такую ситуацию в перспективе ближайшего десятилетия не изменить кардинально, Казахстан совершенно точно окажется на задворках мировой цивилизации с никому ненужной нефтью.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...