Половина из числа тех, кто выражает желание покинуть республику, в качестве причины для эмиграции называет языковую политику Казахстана

В действительности получается, что сформированная в стране и отвечающая потребностям лишь казахской правящей и имущей элиты криво-зеркальная языковая реальность в стране не устраивает никого - ни русское, ни казахское простонародное большинство

Издание Modern Tokyo Times со ссылкой на Eurasia Daily Monitor и Jamestown Foundation опубликовало аналитическую статью под названием «Language-Motivated Emigration of Russians Causes Shortage of Qualified Workers in Kazakhstan» — «Стимулируемая языковой причиной эмиграция порождает дефицит квалифицированных рабочих в Казахстане».

В ней говорится так: «Казахстан продолжает сталкиваться с серьезным оттоком своего русскоязычного этнического меньшинства, численность которого, составлявшая более 6,2 миллиона (38 процентов от общей количества населения) в 1989 году (Demoscope.ru), сократилась примерно до 3,7 миллиона (21 процент) к 2016 году (см. EDM, 2 февраля 2016 года).

Согласно проведенному в 2015 году опросу, две трети остающихся здесь представителей русской общины выражали желание покинуть страну. Однако фактические показатели эмиграции остаются относительно стабильными – выезжает отсюда около 20 тысяч человек в год. Но примерно половина из числа тех, кто выражает желание покинуть республику, в качестве причины для эмиграции называет языковую политику Казахстана. Лишь только 2 процента казахстанских русских свободно владеют казахской речью, а 33 процента утверждают, что они ни слова не знают по-казахски».

казахский русский язык

Да, на взгляд многих казахстанских русских русский язык сильно притесняется казахским языком. Настолько сильно, что это обстоятельство, как считают они, является главной причиной выезда отсюда русско-славянского населения. Это — их мнение.

Но правдой является и то, что аналогичное множество казахстанских казахов, в свою очередь, уверено в обратном. В том, что, наоборот, казахский — государственный — язык притесняется русским языком.

Человеку извне трудно понять, какая из сторон тут в действительности права. Попробуем высказать тут свое мнение, не претендуя ни на что особенное. Это – просто частная попытка понять суть той языковой ситуации, которая сложилась к настоящему времени.

Закон, объявивший казахский государственным языком Казахстана, вступил в действие 28 лет тому назад – 1 июля 1990 года. В свое время он был принят у нас в стране одними с удовлетворением, другими — с тревогой. Сейчас, по прохождении срока, вполне достаточного для подведения основных итогов введения в жизнь данного законодательного акта, на наш взгляд, становится очевидным преждевременность тех эмоций. Единственным фактическим государственным языком остается русский. Сам президент Н.Назарбаев говорит: «Русский язык имеет международное значение, расширяет информационное поле. Он необходим и сейчас, и в будущем». Это – констатация факта.

Русский язык так же, как и прежде, достаточно надежно удерживает свою позицию в качестве основного языка всего комплекса правоотношений и официальной или общественно-государственной жизни в Казахстане.

И такое положение, судя по всему, будет сохраняться еще долго. Почему так получается? Причин здесь немало. А главная из них заключается в том, что система государственной власти в течение многих лет, мягко говоря, фактически игнорировала государственный же язык и предпочитала вести свою деятельность главным образом на основе русского языка. Приведем всего лишь два примера в подтверждение такого вывода.

Первый пример. Вот что в этой связи говорил в своем произведении «Не стану искать побед», изданном в первом номере журнала «Простор» за 2008 год, известный казахстанский русский писатель Иван Щеголихин: «Кстати, сегодня есть только два государства в мире, где на вершине власти заседают, обсуждают и отдают распоряжения на русском языке – Россия и Казахстан». Такие слова И.Щеголихин говорил при встрече с В.Путиным, когда тогдашний российский президент приезжал в Астану, и российское посольство организовало, как выражался сам писатель, «встречу его с соотечественниками».

Второй пример. Сайт Abai.kz опубликовал относительно недавно материал под названием «Дос Көшім. Үкіметіміз ар-ұятын жоғалтқандардан жасақталған ба?» – «Дос Кошим: Наше правительство состоит из тех, кто потерял честь и совесть?».

В нем говорится так: «Все управляющие государством руководители высокого ранга — премьер-министр, его заместители и министры — проводили свои заседания на государственном языке соседней России.

Вы достаточно хорошо владеете казахским языком, можете говорить по-казахски. Но свои заседания вы – по непонятной мне причине – проводите на русском языке.

Хуже всего то, что до сих пор среди вас не нашелся ни один такой, кто бы сказал: «Эй, граждане, давайте будем говорить на языке нашего государства, а то ведь стыдно». Не знаю. Не получается ли так, что правительство страны казахов формируется из таких людей, которые потеряли честь и совесть, достоинство, из таких людей, которые не испытывают дискомфорта из-за подобной ситуации?».

Такая вот действительность. Кстати, мало что в этом смысле изменилось и после взятия курса на смену алфавита казахского языка. Казахстан по большому счету как был, так и продолжает оставаться такой страной, где «на вершине власти заседают, обсуждают и отдают распоряжения на русском языке».

Но в действительности получается, что сформированная в стране и отвечающая потребностям лишь казахской правящей и имущей элиты криво-зеркальная языковая реальность в стране не устраивает никого — ни русское, ни казахское простонародное большинство.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...