США, Россия и Китай: у кого больше влияния на Казахстан?

Сетевые СМИ о геополитических играх

Федор КОЛОСКОВ – «Для чего США наращивают численность дипломатов в Казахстане?» — В представлении обычных граждан государства открывают посольства в других странах для продвижения своих политических интересов. В общем-то, верное представление, но отнюдь не исчерпывающее. Политика политикой, а вопросы экономики и культуры подчас отнимают намного больше ресурсов и времени в работе дипломатического представительства. Особенно если два государства не входят в военный или политический союз либо не являются геополитическими соперниками. Именно поэтому резкое увеличение численности сотрудников посольства говорит о том, что пославшая дипломатов страна намеревается серьёзно расширить своё влияние на принимающее государство в той или иной сфере деятельности диппредставительства.

Посол США в Казахстане Уильям МОЗЕР (Foto: vestikavkaza.ru)

14 февраля 2019 года новый посол США в Казахстане Уильям МОЗЕР вступил в должность, сменив на этом посту Джорджа Крола, руководившего посольством в Астане с 2014 года. Казалось бы, рутинная ротация кадров в стране, далеко не являющейся приоритетной для американской внешней политики. Вплоть до того, что Дж. Кроул как-то пожаловался, что устал рассказывать соотечественникам о том, где находится Казахстан, страна с огромной территорией и богатейшими природными ресурсами.

Ещё более красноречиво говорят об откровенно колониальной сути американских интересов к экономике Казахстана показатели двусторонней торговли. В 1 квартале 2018 года США продали в РК своей продукции на 583,9 млн. долларов, а купили казахстанских товаров почти в 23 раза меньше – всего на 25,6 млн.

Но, пожалуй, главным направлением приложения усилий американских дипломатов в Казахстане является работа с оппозицией. Именно для их поддержки постоянно и неуклонно растёт численность американских НКО, действующих на казахстанской территории. Среди основных источников зарубежного финансирования этих НКО – хорошо известные своими подрывными проектами во многих странах мира Фонд Сороса, а также тесно связанное с американскими спецслужбами Агентство США по международному развитию (USAID). Последнее, например, только в 2015 году выделило 2,2 млн. долларов на грантовую программу в рамках проекта «Инициатива в поддержку эффективного управления». Именно эти структуры, а также другие присутствующие в Казахстане международные фонды и агентства «развития демократии» были в числе спонсоров государственных переворотов в Грузии, на Украине, а также в соседней с РК Киргизии.

При этом ставка американского посольства делается на три основных течения оппозиционеров – «национал-патриотов» (по сути – казахских националистов), «демократическую оппозицию» и… радикальных исламских фундаменталистов. И те, и другие, и третьи являются яростными противниками сближения РК с Россией и членства Казахстана в ЕАЭС. То есть «контингент», аналогичный тому, который готовили США на Украине для госпереворота 2014 года в рамках программы «ТехКемп».

Увеличение численности американских дипломатов в Казахстане является достаточно тревожным фактором. События во многих уголках постсоветского пространства наглядно демонстрируют, что «цветной революции» не может быть только в США, поскольку там нет американского посольства.

Акказ ДЕРБИСОВ – «Чем сильнее меняется мир, тем важнее становится роль Казахстана» — Американская частная разведывательно-аналитическая компания Stratfor опубликовала на своем сайте аналитический материал The More Things Change, the More Kazakhstan Stays Important (Чем сильнее меняется порядок вещей, тем важнее становится Казахстан). Приводим вашему вниманию перевод данной статьи.

Среди пяти суверенных государств Центральной Азии Казахстан занимает особое положение. Богатая энергетическими ресурсами и занимающая стратегическое положение, страна играет существенную геополитическую роль, тем самым привлекая внимание внешних сил.

Россия поддерживает с республикой тесные связи, которые нарабатывались еще при царской России. Китай также демонстрирует интерес к Казахстану, импортируя энергоресурсы и планируя более глубокое сотрудничество со своим соседом в рамках инициативы «Один пояс — один путь».

США также не остаются в стороне — Chevron Corp. является ключевым партнером Казахстана во многих энергетических проектах. Кроме того, Казахстан играл ведущую роль в оказании помощи силам США и НАТО, осуществляющим поставки в Афганистан вдоль Северной распределительной сети, вплоть до закрытия маршрута в 2015 году.

Вместе с тем, богатство и стабильность Казахстана находятся под угрозой. Резкое снижение цен на нефть в 2014 году нанесло ошеломляющий удар по экономике страны, от которой она еще не оправилась. Даже до того, как цены на нефть пошли вниз, слабый банковский сектор Казахстана в сочетании с повторяющимися спадами после распада СССР сделали экономику страны уязвимой.

Задержки в реализации крупных энергетических проектов, вызванные сложным условиями разведки, разработки месторождений и залежей, только усугубили финансовое положение.

И хотя Казахстан избежал проблем, которые преследуют его соседей по региону, включая гражданскую войну в Таджикистане и две революции в Кыргызстане, ему знакомы волатильные ситуации. Страна пережила беспорядки в 2011 году и перенесла несколько терактов, предположительно совершенных исламистскими боевиками в 2016.

Велики шансы, что в конечном итоге все вышеизложенное приведет к тому, что Казахстан попадет под еще более пристальное внимание, и не только со стороны США.

Сауле ИСАБАЕВА – «Россия и Китай: у кого больше влияния на Казахстан?» — Пока Россия и США выясняют между собой отношения, Китай заметно усиливает свое влияние в Казахстане и во всей Центральной Азии. Однако это не означает ослабления позиций нашего северного соседа – пусть и полузаочно, он продолжает оставаться очень «весовым» игроком в регионе. Хотя, возможно, это только пока… О том, как в будущем сложится российско-китайское соперничество за ЦА, мы беседуем с политологом Талгатом ИСМАГАМБЕТОВЫМ — Россия и Китай, в отличие от других глобальных игроков (к примеру, США, ЕС), непосредственно граничат с Казахстаном, поэтому они напрямую заинтересованы в стабильности существующего политического режима в нашей стране, как и в целом в Центральной Азии. Но при этом у них всегда был совершенно разный уровень влияния на страны региона…

Первый. В среднесрочной перспективе конкуренция между РФ и КНР за влияние на Казахстан и на Центральную Азию в целом исключена, ибо эти две державы не имеют точек столкновения своих интересов. Появление таких точек вполне возможно в долгосрочном плане, когда КНР укрепит свой военно-промышленный потенциал.

Второй. В случае сохранения существующих трендов можно ожидать того, что недостаточное экономическое влияние России на Казахстан и в целом на центрально-азиатский регион будет восполнено ростом экономического влияния Китая.

Третий. В среднесрочной перспективе маловероятно, а в долгосрочной вполне возможно, что политическое и экономическое влияние Китая на Казахстан станет весьма зримым, хотя не определяющим.

И четвертый. Изменить наш статус-кво (заключающийся в том, что Казахстан самостоятелен в своей дипломатической и внешнеэкономической активности, но ограничен в тех случаях, когда его позиция противоречит позиции правящих кругов РФ) можно только в случае укрепления статуса и роли РК как внутреннего игрока в регионе. Но экспертами этот вариант в качестве возможного не рассматривается. То есть интеграция стран Центральной Азии вплоть до выработки ими единых позиций по внешнеэкономическим и внешнеполитическим вопросам желательна и вполне допустима, но при этом маловероятна в краткосрочной перспективе.

Аскар МУМИНОВ — «Москва и Пекин — важнейшие внешние факторы стабильности Центральной Азии» — На днях на сайте Московского Центра Карнеги была опубликована статья директора этого института Дмитрия ТРЕНИНА «Контурная карта российской геополитики: возможная стратегия Москвы в Большой Евразии», в которой эксперт анализирует модели поведения России в современном мире.

В ней политолог отмечает, что геополитическое одиночество России не является исторически определенным, оно сложилось на фоне как внешних, так и внутренних обстоятельств, но этот вектор на самость не прельщает ближайших партнеров Москвы в постсоветском регионе – Казахстан и Беларусь. Эксперт анализирует возможные сценарии взаимоотношений Москвы и стран Центральной Азии.

Членство Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана в ОДКБ позволяет России бороться с вызовами международного терроризма и экстремизма на дальних подступах к границе РФ.

Сотрудничество с Узбекистаном по этим направлениям осуществляется на двусторонней основе. Россия жизненно заинтересована в стабильности центральноазиатских государств, особенно Казахстана, который благодаря своему положению, размерам и членству в ОДКБ и ЕАЭС достоин быть главным региональным партнером Москвы в этих организациях, говорит директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин.

Он считает, что процесс распада не только империи, но и исторического ядра Российского государства принял необратимый характер. Обособление Украины от России в политическом и экономическом, в культурном и духовном отношениях исключает какую-либо возможность их интеграции.

В других условиях и другими темпами, но в том же направлении протекают процессы размежевания с Белоруссией, которая постепенно превращается из постсоветской республики в полноценное восточноевропейское государство. Евразийский экономический союз, при всей его практической полезности, не стал центром силы в Евразии, каким он был задуман вначале. Это объединение по интересам с ограниченными целями и возможностями. «Малая Евразия» Российской империи — СССР — навсегда, по-видимому, ушла в историю, убежден политолог.

Он заметил, что до сих пор под «Евразией» историки обычно понимали территории, входившие в состав вначале Монгольской, затем Российской империи и, наконец, Советского Союза. Сейчас благодаря развитию экономических и культурных связей, а также коммуникаций формируется единое континентальное пространство в его естественных пределах. Это пространство, являющееся геополитическим соседством России, и есть Большая Евразия.

Заинтересовавшись выводами Дмитрия ТРЕНИНА Sayasat.org обратился к нему и поговорил с экспертом о том, чего ждать странам Центральной Азии от соседства с РФ, как геополитическое одиночество России влияет на сопредельные государства и изменится ли историческая судьба России.

Здесь я только подчеркну особое значение Казахстана для России как страны, с которой у РФ самая протяженная граница на чувствительном направлении. Надеюсь, Россия и Китай смогут и дальше взаимодействовать в Центральной Азии, не наступая друг другу на ноги. Это будет на пользу и странам региона. Москва и Пекин — важнейшие внешние факторы стабильности — геополитической и геоэкономической — Центральной Азии, но решающая роль в регионе принадлежит самим странам ЦА.

Аскар МУМИНОВ — «У США нет целей вооружить Казахстан и другие страны региона» — Недавно много шума наделало заявление главы Центрального командования ВС США генерала Джозефа ВОТЕЛА о том, что США стремятся «увести страны Центральной Азии в сторону от военных закупок из России, однако более высокие цены на американские системы будут и дальше представлять проблему для таких стран, как Казахстан».

«Узбекистан выразил интерес в диверсификации своих военных поставок и предоставил список американских систем и оборудования, в покупке которых они заинтересованы. Такая заинтересованность представляет уникальную возможность увести Узбекистан в сторону от военных закупок из России и углубить наши отношения. Мы продолжаем выстраивать отношения в военной сфере с Таджикистаном, несмотря на то, что Москва усиливает свое влияние и наращивает военное присутствие на базе в окрестностях столицы страны», — заявил американский генерал.

Что значат эти слова представителя американского военного командования, готовы ли Штаты вступит в конфронтацию с Россией за перевооружение Центральной Азии и как может отреагировать Москва. Об этом Sayasat.org поговорил с основателем и директором центральноазиатского института стратегических исследований (ЦАИСИ), экспертом в области международных отношений и безопасности Анной ГУСАРОВОЙ — О каких опасениях может идти речь, если 80% военно-технических закупок Казахстана импортируется из России? Логично же, что в данных условиях даже при тесной активизации сотрудничества по этой линии со странами НАТО – Францией, Германией, Испанией, Турцией и др. – доля американского вооружения существенно не изменится. Плюс не стоит забывать установки на импортозамещение в рамках ЕАЭС и договоренности в рамках ОДКБ. Не все так просто, и не нужно переоценивать заявления американских генералов или политических деятелей и вдаваться в истерику, что, собственно, произошло в российском спутнике.

Еще раз повторюсь, что заявление это было вырвано из контекста. Скорее, некоторые страны ЦА вынуждены находиться в зоне информационного и иного противостояния между США и Россией. Плюс не стоит унифицировать весь регион и обобщать, поскольку в реальном военном сотрудничестве США делает ставку на две страны – Казахстан и Узбекистан. Причем последний в меньшей степени подвержен противостоянию РФ и США, чем Казахстан.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...