Если ВВП на душу населения падает, а разрыв между богатыми и бедными большой или растет, у малообеспеченных дела плохи

Алматы. 12 марта. КазТАГ – Тулкин Ташимов. Если валовой внутренний продукт (ВВП) на душу населения падает, а разрыв между богатыми и бедными большой или растет, у малообеспеченных дела плохи, считает эксперт Института мировой экономики и политики (ИМЭП) при Фонде первого президента РК Камила Ковязина.

«Обычно такой показатель (уровень жизни – КазТАГ) нужно смотреть в комплексе с другими, чтобы иметь более правильную картину. К примеру, взять одновременно показатель ВВП на душу населения и коэффициент разрыва в доходах (Джинни). То есть если ВВП на душу населения падает, а разрыв между богатыми и бедными продолжает оставаться большим или даже еще растет, то значит, у малообеспеченных людей дела становятся все хуже», — прокомментировала К. Ковязина для КазТАГ заявление вице-министра труда и соцзащиты РК Наримана Мукушева в женевском офисе ООН о том, что в Казахстане доля населения, чей доход ниже черты бедности, сократилась с почти 13% до 3,5%.

Для замеров уровня жизни, продолжила эксперт, агентство по статистике использует метод опроса домохозяйств.

«То есть опрашивается ряд домохозяйств, наиболее типичных для какого-то района, квартала, затем их ответы распространяются на весь район, квартал. Это может показаться не совсем корректным, но, по законам статистики, правильно составленная выборка респондентов в количестве 2 тыс. человек может дать понимание ситуации для 18 млн человек», — поясняет собеседник агентства.

К примеру, отметила спикер, в России регулярно проводятся социологические опросы, в которых участвуют не более 1,6 тыс. человек, и их результаты очень четко демонстрируют настроения россиян.

«При этом у социологического метода всегда есть одно значительное ограничение: когда людей спрашиваешь о чем-то, они могут сказать неправду или умолчать о чем-то. В моей практике часто встречалась ситуация, когда во время опроса человек говорит, что у него доход выше среднего, хотя живет он в крайне неудовлетворительных условиях. Часто бывает и наоборот», — делится наблюдениями Ковязина.

На вопрос, как она прокомментирует другое заявление вице-министра об увеличении ожидаемой продолжительности жизни казахстанцев на три года, эксперт ответила, что «здесь нужны более точные пояснения».

«Показатель (о котором говорил Мукушев – КазТАГ) называется ожидаемая продолжительность жизни, то есть это прогноз, который рассчитывается на основе данных прошлых лет. Если намечается тренд на снижение младенческой и детской смертности, если болезни не «молодеют», а «стареют», то ожидаемая продолжительность жизни растет. У нас в последние годы действительно проведена большая работа по снижению младенческой смертности, более того – сейчас часто получается спасать даже недоношенных детей, родившихся задолго до срока. Насколько я помню, был случай выхаживания младенца, родившегося на 27-й неделе. И это, конечно же, оказывает влияние на численность населения», — подчеркнула собеседник агентства.

Но, добавила спикер, надо понимать, что одновременно с этим происходят два других процесса.

«Во-первых, именно сейчас мы наблюдаем эффект демографического «эха», когда в фертильном возрасте оказались те немногочисленные казахстанцы, которые родились в 90-х годах. Из-за того, что мало потенциальных родителей, значительно меньше рождается детей. Во-вторых, Казахстан все-таки не может избежать глобальных тенденций. Во всем мире рождаемость снижается, снижается она и у нас. Именно поэтому серьезного «демографического взрыва» в Казахстане не наблюдается», — резюмировала Ковязина.

Напомним, ранее вице-министр труда и соцзащиты РК Нариман Мукушев в женевском офисе ООН выступил с докладом, в ходе которого сообщил, что доля населения, чей доход ниже черты бедности, сократилась с почти 13% до 3,5%.

«Ожидаемая продолжительность жизни увеличилась на три года и составила 73 года», — доложил Мукушев.

Казахстанский делегат сообщил о повышении рождаемости и сокращении масштабов материнской и детской смертности.

Новости партнеров

Загрузка...