Война Миров. «Северный поток – 2» строится и игры вокруг него ведутся

Принципиальное решение по российскому газу Еврокомиссия уже приняла, однако демократический антураж и уважение к США тоже надо проявлять

Официальная дата начала эксплуатации газопровода «Северный поток – 2» назначена на 1 января 2020 года. Львиная доля трубопровода уже построена, поэтому для непосвященного в структуру институтов Евросоюза выглядит странной резолюция Европейского парламента, призывающая свернуть «Северный поток – 2». Однако для Еврокомиссии – правительства Объединенной Европы – резолюции Европарламента носят рекомендательный характер. Фактически действия европарламентариев – это фоновые шумы, призванные показать Вашингтону, что с его мнением в ЕС считаются, а для Москвы такое работает в качестве аргумента при требовании уступок.

Александр Зиновьев

Знаменитый социолог Александр Зиновьев ушел из жизни в 2006 году, уже проживая на Западе. Тем не менее, определенные исследования Европейского союза он осуществить успел. Ученый акцентировал внимание на том, что ЕС – это сложный многоуровневый механизм, который по своим характеристикам качественно превосходит любое национальное государство. В частности, в Объединенной Европе уже тогда на миллионы шел счет людей, которые получают зарплату именно за то, что работают на общеевропейское единство и общеевропейскую идентичность. В данной связи особенно неожиданно выглядит английский брексит, однако пока Великобритания так и не вышла из Евросоюза.

Александр Зиновьев указывал, что принципиальные стратегические решения по жизни Евросоюза принимаются в некоей глубине его управленческой структуры, а потом медленно, но при этом неотвратимо претворяются в жизнь. Видимым внешним проявлением глубинного решения по «Северному потоку – 2» можно считать тот момент, когда Еврокомиссия дала согласие на строительство второй ветки магистрального трубопровода по дну Балтийского моря.

Предназначение Европейского парламента – дискутировать и спускать пар. Реальным рабочим органом является Совет Евросоюза, о голосовании в котором нужно остановиться подробнее. Когда Еврокомиссия выступает с законодательной инициативой, то в Совете ЕС для ее принятия требуется минимум 16 стран-членов из 28 государств Объединенной Европы, которые должны представлять минимум 65% населения Евросоюза. В результате противники «Северного потока – 2» уперлись в свою количественную нехватку по базовым процедурным параметрам.

На голосованиях в Совете ЕС жестко против газопровода выступают только Эстония, Литва, Латвия и Польша. Не препятствуют проекту, но готовы поддержать законодательные инициативы Еврокомиссии по «третьему энергопакету» (то есть распространить его действие на внешние газопроводы, к которым относится и «Северный поток – 2») для российского газа Чехия, Румыния, Хорватия, Дания, Швеция, Словакия, Словения, Болгария. Однако вес сторонников и противников проекта «Северный поток – 2» очень неравный в пользу сторонников. Чтобы представить насколько велик вес сторонников проекта на голосовании в Совете ЕС следует учесть, что Германия, Австрия, Франция, Нидерланды в совокупности имеют 34,2 % населения ЕС даже без учета Великобритании, которая потенциально защищает интересы своей компании Shell (с Великобританией сторонники проекта имеют абсолютный блокирующий пакет в 47% голосов населения ЕС). Но даже если Лондон выступит против проекта, его сторонникам достаточно, чтобы на голосовании воздержалась еще одна страна Евросоюза с населением больше 0,8 %.

Важно, что сторонники газопровода в лице Германии, Франции, Нидерландов, Великобритании, являются основными донорами бюджета ЕС, а ключевые противники – Польша и Прибалтика – главной нагрузкой общеевропейского бюджета по дотациям. Страны-доноры с помощью финансовых рычагов могут оказывать давление на других получатели дотаций вроде Испании, Португалии, Греции, Венгрии для голосования на Совете ЕС нужным им образом.

На текущий момент все потенциальные противники проекта – Эстония, Литва, Латвия, Польша, Чехия, Румыния, Венгрия, Хорватия, Дания, Швеция, Словакия, Словения, Болгария имеют лишь 23% населения ЕС и поскольку их задача не блокировать инициативу Еврокомиссии, а её принять, то им нужно найти еще союзников для достижения лимита в 65% голосов по населению. На практике же эти 13 стран не добирают голоса даже для перехода на фазу подсчета пропорционально населению. Дополнительная проблема противников проекта в том, что возглавляющая их Польша может быть лишена голоса на Совете ЕС из-за нарушения демократических стандартов Евросоюза по независимым судам и независимой прессе. Даже само обсуждение исключения Польши из руководящих структур ЕС резко подрывает авторитет и вес данной страны в лоббировании своих интересов.

Foto: RIA Novosti

Объединенной Европе нужно «голубое топливо», причем по сходной цене. Указанным условиям соответствует Россия, почему «Северный поток – 2» и реализуется в достаточно энергичном темпе. Другое дело, что у Запада очень много самых разнообразных интересов. Например, США и ЕС заинтересованы в продолжении российского газового транзита через Украину, чтобы Киев не потерял без него ежегодные $2 млрд. В этом случае дотировать правящий на Украине режим придется тому же коллективному Западу, а пока часть бремени несет Кремль. Прекращение поставок газа через Незалежную может быть осуществлено Москвой уже в 2020 году, поскольку «Северный поток – 2» закрывает потребности европейских потребителей.

Прекращение российского газового транзита через Украину фактически вводит Киев в ситуацию энергетической изоляции. В настоящее время работает схема «виртуального реверса», когда украинская сторона отбирает из российской экспортной трубы необходимые ей объемы, а по бумагам все оформляется так, будто Словения и другие государства прокачали Украине необходимые объемы. Не будет транзитного газа – не будет и «виртуального реверса», а при осуществлении реального реверса стоимость «голубого топлива» для Киева резко поднимется в цене. Словения сильно выигрывает от нового расклада, а потому она из рядов противников «Северного потока – 2» де-факто выпала.

Если обратиться к ретроспективе газопроводов еще из СССР в Западную Европу, то противники у них всегда были, причем весьма серьезные. Однако у европейцев существовала реальная потребность в газе, тогда как Советский Союз нуждался в валюте. Этот взаимный интерес как мощный ледокол проламывал любые препятствия на своем пути даже в эпоху Холодной войны. Что уж говорить о XXI веке, когда идеологические разногласия ушли на третий-четвертый план, а золотому тельцу теперь молятся все. Теоретически общий расклад может поменять реиндустриализация России, которая вызовет резкий рост внутреннего спроса на газ, но это пока из области досужих рассуждений. А современный мир за окном диктует свои правила игры, поэтому просто так строить и эксплуатировать газопроводы еще нельзя. Нужно принимать резолюции Европарламента, выслушивать наставления из Вашингтона, соблюдать процедурные вещи с младшими партнерами в лице Польши и Прибалтики, продолжать торговаться с Кремлем, думать об Украине и еще много чего, но о принципиально главном в Евросоюзе никто не забывает и из вида не упускает.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...