«Казахи вне Казахстана»

Сетевые СМИ о соотечественниках за рубежом

Сауле ИСАБАЕВА – «Казахи вне Казахстана: нужны ли они родине и как не потерять с ними связь?» — В отношении соотечественников за рубежом разные государства занимают разную позицию. Одни пытаются вернуть их обратно на родину, другие же оказывают им всевозможную поддержку на расстоянии. Сложно судить о том, чья политика дальновиднее, но если рассуждать с точки зрения странового имиджа, то вторые однозначно поступают мудрее. Недаром эмигрантов называют фактором «мягкой силы», поскольку они, даже не имея соответствующих ресурсов, занимаются продвижением культуры, традиций и достижений своей страны зачастую гораздо эффективнее, чем дорогостоящие правительственные пиар-кампании.

Между тем, нам удалось пообщаться с представителями казахской диаспоры в ОАЭ. Как раз недавно они широко отметили Наурыз, причем сделали это исключительно собственными силами. Как признались в интервью нашему изданию организаторы праздника, никакого содействия со стороны казахстанских структур, отвечающих за поддержку соотечественников, ни в этот раз, ни когда-либо раньше они не получали…

Рустем ДЖАНГУЖИНТакие настроения весьма распространены среди наших соотечественников, живущих в других странах. Один из них — главный научный сотрудник Института мировой истории НАН Украины Рустем ДЖАНГУЖИН. Мы попросили его порассуждать о том, что теряет Казахстан, игнорируя свои диаспоры за рубежом — Начну с того, что пока я не встречал ни одного переехавшего в Украину этнического казаха, который хотел бы вернуться обратно на историческую родину. В большинстве своем это люди, получившие высшее образование в Украине, имеющие работу в соответствии со своей специальностью и состоящие в смешанных браках с украинцами и украинками. Надо сказать, что казахи здесь на хорошем счету как в социальном, так и в профессиональном плане. Отношение местных жителей к ним чрезвычайно комплиментарно. Это правда. Да и в целом украинцы позитивно воспринимают Казахстан – я бы даже сказал, что проявляется это на каком-то интуитивном уровне.

На мой взгляд, Казахстан крайне слабо использует возможности своей диаспоры за рубежом для создания позитивного образа страны, ее истории и культуры. В том числе как суверенного, набирающего международный авторитет государства. Разбрасываться громкими призывами в духе «Ал, давайте!» недостаточно. Нужна серьезная и действенная работа власти и общественных институтов, нужны реальные государственные программы и проекты по поддержке и поощрению соотечественников, которые живут за рубежами исторической родины и которые, кстати, постоянно работают над продвижением положительного имиджа Казахстана.

Евгений БЫЧКОВСергей ТУНИК — «Бычков и казы. Популярный радиоведущий готов вернуться в Казахстан» — За 21 год жизни в Канаде он все-таки остался алматинцем. Хотя, когда речь идет о Казахстане, уже говорит “у вас”. Популярнейший радиоведущий, журналист и музыкальный обозреватель Евгений БЫЧКОВ на пару дней заглянул в южную столицу, чтобы встретиться с друзьями и коллегами в неформальной обстановке.

Бычков не затерялся на просторах Канады: трудится учителем игры на фортепиано (“эта работа меня кормит”), ведет двухчасовую воскресную программу на русскоязычном радио, иногда пишет в русскоязычные газеты и журналы.

Почему когда-то уехал? Потому что, по его словам, “тогда на радио начали закручивать гайки, убирать диджеев и живых ведущих. И как слушать радио, где нет живой речи?

Продюсерам было удобнее и безопаснее зарядить плей-лист и гнать его до упора. Я не знаю в Торонто ни одной радиостанции, где нет “живых” ведущих. А мы это делали в Алма-Ате еще 30 лет назад”.

– Женя, если бы в Казахстане произошли некие изменения и вдруг появилась бы возможность…

(Не дослушав вопрос до конца.) Вернулся бы! А если еще и возможность открыть свое радио – однозначно. Это то, что я умею делать с удовольствием...

У нас там есть такое заведение под названием “Чайхана”, где я казы иногда покупаю. Да — да! Но с бывшими соотечественниками редко пересекаюсь. Мы же все пашем как лошади. У всех своя работа, своя жизнь, разные интересы. Встретились: привет – привет. Как дела? – Пока… Какие-то фестивали бардовской песни проводили, Наурыз отмечали… Да, в Канаде люди становятся немного “отмороженными”, что ли. Там меньше человеческого общения, нет такой дружеской теплоты, как здесь. Там другой темп жизни, другая ментальность вырабатывается. Я вот прошел в Алматы по улице Панфилова, которую обновили, мне понравилось. И люди тут добрее, и градус общения другой…

«Переселенцы в Казахстан и в Россию: что между ними общего?» — Одно дело – пригласить, и совсем другое – достойно принять. Сегодня и в Казахстане, и в России реализуются масштабные программы по обеспечению поддержки зарубежным и прибывшим в эти страны соотечественникам. Но за громкими призывами и красивыми отчетами часто скрываются пофигизм и безответственное отношение к судьбам людей… О негативных сторонах переселенческого процесса мы беседуем с известным в прошлом казахстанским правозащитником Федором МИРОГЛОВЫМ, который ныне проживает в Воронежской области РФ — Кого следует считать соотечественником? Нужны ли представители диаспоры для влияния за рубежом? А может, лучше собрать их всех на территории Родины? Эти вопросы, начиная с 1990-х годов, муссируются в информационном поле большинства республик бывшего СССР. Но, несмотря на неугасающее внимание к данной теме, реальные результаты соответствующих госпрограмм, мягко говоря, не очень радуют.

В первые годы после обретения суверенитета Казахстан призвал этнических казахов вернуться на Родину, которая их очень ждет. Тогда от многих представителей славянских организаций республики часто приходилось слышать: мол, вот он, пример заботы о своем народе. Именно о народе, а не о навязываемом повсеместно образе безликого и бездуховного гражданского общества, живущего заботами о личной выгоде и сытом существовании. Но позднее, видя издевательства над приехавшими оралманами, пробуксовку и провал программ по возвращению соотечественников, о чем сообщали местные СМИ, эти люди уже ехидничали… Тогда они не знали, что через несколько лет подобные отношения со своей исторической родиной придется выяснять и русским.

Многих поначалу вдохновила программа переселения в РФ, но принципы и формы ее реализации на местах впоследствии стали для них жестоким разочарованием. Вкусив специфику «отеческой заботы», они с горечью говорят, что лучше бы вообще не было этой разрекламированной программы и, по сути, фиктивных инициатив по поддержке соотечественников за рубежом…

Обобщая изложенное, могу сделать лишь один вывод: пока в верховной власти как Казахстана, так и России не будет сильных государственников, которые решатся на перетряску и обновление сформировавшегося в смутные 1990-е среднего звена госаппарата, до тех пор не стоит ожидать реальной поддержки диаспор за рубежом, а также позитивных изменений в организации приема соотечественников, решивших вернуться.

Мади АЛИМОВ – «О казахстанском патриотизме через призму миграции» — На первый взгляд эта тема заезжена до невозможности. О патриотизме сказано и написано так много, что, казалось бы, добавить уже практически нечего. Тем не менее, какого-то общего знаменателя так и не выработано. По поводу того, каким должен быть наш, казахстанский, патриотизм, на каких принципах он должен зиждиться, как его надо воспитывать, и нужен ли он вообще, до сих пор нет единого мнения.

Однако когда я прочитал в «Фейсбуке» размышления известного писателя и популяризатора казахского языка Каната ТАСИБЕКОВА, мне почему-то захотелось еще раз вернуться к этой теме. Для начала приведу полностью пост уважаемого Каната — «А я говорю — у нас очень высокий уровень жизни. Я жил за границей и знаю, о чем говорю. Мы имеем прекрасную натуральную еду, неспешный темп жизни, добросердечные взаимоотношения людей, какие за границей доступны только богатым людям. Да, у нас есть проблемы, смог, пробки, но если выезжать не в час пик, то можно за 20 минут подняться в горы. Ранним утром откройте окно — у нас поют птицы. Если вы спуститесь в метро, то стопроцентно не останетесь на перроне, не успев втиснуться в вагон. Да, Елисейские поля, Ватикан и Великая китайская стена прекрасны, если бы не огромное количество людей (просто как биомасса какая-то) вокруг. Это отравляет. Честное слово, я жалею тех, кто, живя здесь, мыслями находится в какой-то другой стране. И я не совсем их понимаю, ведь мне нравится моя страна, мой город»…

Если же абстрагироваться от эмоциональной стороны проблемы, то следует вспомнить об эпохе, в которой мы живем и которая не просто требует, а прямо-таки взывает к мобильности. Сегодня любой мало-мальски образованный человек имеет возможность свободно перемещаться по планете, путешествовать, обрастать связями и знакомствами практически по всему миру. И когда он принимает решение поменять место жительства – это не хорошо и не плохо. Это просто данность, которую нельзя проигнорировать, это закономерный и объективный процесс. В конце концов, кто-то уезжает из Казахстана, а кто-то наоборот приезжает жить к нам. Происходит что-то вроде своеобразного культурного обмена, когда наши соотечественники, уезжающие за границу, так или иначе способствуют формированию имиджа образа Казахстана в тех странах. Полагаю, что они делают это гораздо симпатичнее, чем печальной памяти Борат. И уже одно это говорит в пользу эмиграции. Как говорится, все, что ни делается, делается к лучшему.

Еркебулан АЗИМХАН«В Казахстане можно жить не работая, но за границей так не выйдет» — Еркебулан АЗИМХАН ведет канал на YouTube, рассказывая о своей жизни в Австралии. За последние годы казахстанец успел познакомиться с культурой и бытом таких стран, как Малайзия, Америка и Австралия. Но несмотря на постоянные поиски себя за рубежом, он планирует обосноваться в Казахстане — Я родился и вырос в Алматы. Учился в школе с углубленным изучением английского, затем отучился по специальности «востоковедение». В 2011 году мне присудили грант на магистратуру. Вроде бы мечта сбылась, но я не стал учиться дальше — решил поехать в Малайзию и прожил там около четырех лет. Успел поработать в языковом центре, а позже в международной компании.

После Малайзии решил вернуться на родину, но в поисках себя уехал жить в Америку

Работал тренером по таэквондо в Манхеттене, потом попробовал себя в качестве менеджера по продажам в Майами. Получил колоссальный опыт, побывал в 15 штатах. Если учесть, что некоторые американцы никогда не были даже в Нью-Йорке, мне очень повезло.

Меня всегда интересовали акценты в английском языке. Австралийский был одним из самых для меня привлекательных. Второй причиной переезда сюда — страна казалась мне очень интересной, но я не знал никого, кто уже там побывал, поэтому не мог обратиться за советом. Тогда решил поехать и увидеть все своими глазами. Начал тренировать детей, но решил завязать с этим и в настоящее время увлекаюсь документальными фильмами и интервью.

Различий очень много. Вообще, все страны, в которых я жил, очень сильно отличаются друг от друга. Например, в Малайзии была хорошая ночная жизнь и дешевые кафешки. Многие семьи предпочитают питаться на улице, нежели готовить дома. В некоторых случаях уличная еда дешевле. Я, например, мог позавтракать за 500 тенге.

А в Америке люди более разговорчивые, с ними легко знакомиться, они чаще говорят комплименты и им все равно, откуда ты родом. Помню, у меня была желтая спортивка, которая в буквальном смысле притягивала комплименты. Надевая ее, я знал, что получу как минимум один.

«Зачем казахстанцы уезжают в Южную Корею: откровения мигрантов» — Рост нелегальной трудовой миграции из Казахстана в Южную Корею вызвал ужесточение миграционных правил с корейской стороны. Почему нашим согражданам не сидится дома, попытался разобраться eurasianet.org.

34-летний Эдиль СОРАНБАЕВ — один из тысяч казахстанцев, которые, вопреки стереотипным представлениям о них, едут за границу не для того, чтобы тратить там большие деньги на покупку недвижимости или развлечения. В прошлом году он переехал из Алматы, деловой столицы Казахстана, в южнокорейский город Порён с населением около 100 000 человек. Там Эдиль нелегально живет, работает на стройке и постоянно опасается сотрудников миграционной службы, ищущих иностранцев без документов.

В Алматы Соранбаев работал поваром в ресторане. Лет десять назад он взял большой кредит на покупку участка земли под Алматы для строительства дома. Однако на ту зарплату, которую получал, оказался не в состоянии выплачивать кредит. В Корее же он зарабатывает не меньше 100 долларов в день.

«Жизнь в Дубае изменила мое отношение к ценностям» — Восемь лет назад Айгерим ЖАРЛЫКАСЫМОВА оставила родной город и карьеру, чтобы начать с нуля — Когда я впервые прилетела в Дубай в качестве туриста, была в восторге. Единственное, что пришло тогда в голову: «Почему я не могу так жить?» К тому же я всегда хотела попробовать пожить там, где нет холодной зимы.

В самом начале было много трудностей — и языковой барьер, и отсутствие опыта работы в Дубае

Но у меня была цель найти хорошую работу, снять жилье и перевезти сына. За полгода пребывания в Эмиратах я выучила английский и нашла работу.

Если сравнивать жизнь в ОАЭ и Казахстане, можно сказать, что здесь все делается для людей, их безопасности и удобства. Но много и подводных камней. Чтобы жить в Дубае, нужно много работать.

Одно из условий порядка — строгость местных правил. Я даже начала вести небольшую рубрику в своем Instagram: рассказываю близким и друзьям об особенностях жизни в стране, преимуществах, недостатках и распространенных мифах.

Дубай не перестает удивлять — строительство города не прекращается ни днем, ни ночью. Остается только успевать любоваться всем этим. Мне бы хотелось, чтобы в Казахстане была такая же идеальная инфраструктура и ощущение безопасности…

Жизнь в Дубае позволила мне изменить отношение к ценностям. Я начала много путешествовать, появилась и новая мечта — объехать весь мир. Пока я побывала только в 19 странах, но все впереди. Я считаю себя кочевником и верю, что жизнь можно начать с нуля в любой стране и в любом возрасте.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...