О чем стыдливо молчат эксперты

Зачем спасали Цеснабанк? Какая цепочка событий оказалась для Казкоммерцбанка фатальной? Куда больше очередь: в госказну или на ликвидацию?

Местные финансовые аналитики запали на розовое. Все события, которые происходят на финансовом рынке, видятся им в розовом цвете. Чего только стоят заголовки их аналитических трудов: чистая прибыль такого-то банка выросла на 60%, собираемость процентных доходов такого-то фининститута выросла до 94%, эффективность операционной деятельности такой-то кредитной организации улучшилась. И во всем только одни успехи: наращивание, рост, увеличение, лидерство, награды.

Словно и нет никакого кризиса, проблем с ликвидностью и устойчивостью, с качеством ссудных портфелей. Все хорошо, прекрасная маркиза…

Профессиональный и критический взгляд на проблемы в финансовом секторе проскальзывает лишь изредка – как-то так повелось в нашей стране, что далеко не все эксперты, способные мыслить системно, готовы вещать о своих соображениях вслух. Экспертное мнение востребовано, но порицаемо и осуждаемо.

Поэтому приходится прислушиваться к тому, что о нас говорят другие. Это всегда близко к истине, но облечено в мягкие словесные формы, которые, видимо, изобретаются для того, чтобы ненароком не обидеть не то что какой-то отдельный банк (читай – его акционеров, подчас ну очень-очень влиятельных), но и страну в целом. Создается впечатление, что даже аналитики из международных компаний всегда недоговаривают: не рискуют сказать больше, чем мы готовы услышать.

***

Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings на этой неделе опубликовало обзор казахстанских банков за 1 кв. 2019 года. Как всегда, для выводов использовались ключевые данные из регулярной финансовой отчетности банков, которые фигурируют в официальных открытых источниках.

Главное событие, которое случилось в казахстанском банковском секторе в первом квартале, по мнению авторов обзора, — завершение финансового оздоровления Цеснабанка.

цесна банк

Фото: Яндекс

Как известно, это мероприятие было проведено с непосредственным участием государства и вливанием государственных финансов. «Пакет государственной поддержки включал поддержку ликвидностью и проходившую в два этапа передачу проблемных кредитов (равных 55% от первоначального кредитного портфеля) государственному Фонду проблемных активов по чистой балансовой стоимости. Оставшийся кредитный портфель был существенно дорезервирован», — уточняют аналитики.

А в остальном помогли государственные компании, которые согласились, во-первых, на существенное продление сроков погашения депозитов в банке, и во-вторых, на снижение ставок вознаграждения. За счет таких манипуляций и были обеспечены те 600 млрд. тенге (33% от первоначального кредитного портфеля!), которые использовались как дополнительные отчисления в резервы под обесценение.

То есть, по сути, государство кинулось на спасение банка, включив все защитные механизмы, которые только возможны. Экспертов, судя по контексту обзора, это слегка удивляет и они пытаются артикулировать тревожный месседж: «Власти Казахстана, как представляется, рассматривают участие государственных кредиторов в оздоровлении банка как еще одну форму господдержки, но мы в соответствии с методологией агентства рассматривали бы это как обмен проблемных долговых обязательств и ограниченный дефолт, поскольку эти депозиты являются ориентирными обязательствами для наших рейтингов дефолта эмитента».

Осторожность правительства и Нацбанка понять можно: послать Цесну ко всем чертям, бросить на произвол судьбы – это вряд ли было приемлемым решением. Так, глядишь, скоро на рынке останется только один банк, да и то по понятной причине.

Но и то, как спасали банк бывшего и ближайшего соратника первого главы государства – тоже вряд ли целесообразно. Сколько государство и народ потеряют на таких спасениях? Кто бенефициар, выгодополучатель? Мы не знаем, а эксперты из Fitch тоже мнутся, не называют все вещи своими именами.

***

От них хотелось бы услышать расшифровку и этой фразы: «Финансовая устойчивость основной части банковского сектора улучшилась вслед за оздоровлением Казкоммерцбанка в 2017 г. и существенными мерами, принимавшимися с тех пор властями для расчистки сектора».

Как получилось так, что Казкоммерцбанк бездарно прекратил свое существование, какая цепочка событий для него оказалось фатальной?

Почему «финансовая устойчивость (…) улучшилась», а в 2017-2018 годах прекратили свое существование пять банков?

Почему международные эксперты боятся или не хотят, или искусственно ограничены регламентами, и потому не называют все вещи своими именами? Понятно, что инсайты, откровения, поучения и наставления – это другой жанр. Но хотелось бы слышать квалифицированное мнение, без комплиментов и реверансов.

«Мы продолжаем рассматривать слабое качество активов как основную причину недавних финансовых трудностей у казахстанских банков», — пишут аналитики.

Эти финансовые трудности вообще-то продолжаются вот уже второе десятилетие…

***

Но вот что нам обещают международные эксперты: в Казахстане «остается еще несколько банков, на которые приходится около 20% активов сектора, со значительным чистым объемом (значительно выше капитала) глубоко укоренившихся проблемных активов, унаследованных с предыдущих периодов».

Что это за банки? Давайте глянем отчетность. Вот тройка аутсайдеров, с высокой долей просроченных кредитов на конец первого квартала: Capital Bank (72,45%), Исламский банк «Заман-Банк» (53%) и AsiaCredit Bank (50,61%).

А вот и неожиданность. Вполне, казалось бы, благополучный Евразийский банк имеет на 1 апреля тоже существенно проблемный портфель – кредиты с просрочкой платежей достигли 30,85%!

«Эти проблемные активы не всегда отражаются в регулятивных показателях качества активов и могут потребовать существенного дорезервирования», — отмечают авторы обзора.

В общем, на финансовом рынке без перемен. Без положительных изменений. Много интриг и тревожных ожиданий.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...