Правитель, над которым смеются, не может быть арбитром в борьбе могучих кланов

Писатель Кирилл Бенедиктов – о том, когда в Евразии созреет гражданское общество, и почему казахстанский «транзитный» опыт внимательно изучают в Кремле

– Кирилл Станиславович, два дня назад в Казахстане состоялись выборы президента. Итог был известен заранее. Мои прогрессивные коллеги по этому поводу громко сетуют. А я вот задумался: в России и Казахстане выборы «неправильные». Но уровень жизни повыше, чем на Украине или в Киргизии. Хотя там президентов меняют регулярно. Российских свобод мне вполне хватает. Отсутствие потрясений – радует. Я не хочу майдана и не хочу президента-комика… А вообще есть зависимость между наличием политической конкуренции в стране и условиями жизни населения? Если брать не Европу и США, а весь мир.

Кирилл Бенедиктов

– Это очень серьезный и глубокий вопрос, но ответ на него я хотел бы начать с популярной в России интернет-шутки – «Украина дана нам в назидание».

Действительно, майдан и президент-комик (как, впрочем, до этого президент-кондитер) – это совсем не та реальность, которую нормальные здравомыслящие люди хотели бы видеть в своей стране. В соседней – пожалуйста, ведь и в 2013/14 гг. – поначалу – «революция гiдности» воспринималась многими в России с известным сочувствием. Это уже потом, после начала АТО, после сожжения заживо русских людей в Одессе, стало ясно, что происходящее на Украине не «страшно интересно», а просто страшно. Так и с президентом-комиком: за его стремительным взлетом, за дебатами с Порошенко следили миллионы телезрителей и интернет-пользователей в России. Но этот интерес вовсе не значит, что граждане России или граждане Казахстана в массе своей хотели бы повторения такого интересного и захватывающего шоу на собственной территории.

Человек – существо эгоистичное. Ему хочется жить хорошо. Ему хочется быть уверенным в завтрашнем дне. Ему хочется верить, что завтра будет лучше, чем вчера.

Само по себе это не обеспечивает стабильности политического режима, потому что человек еще и существо легковерное. Пообещай ему золотые горы – и он может отмахнуться от стабильности и проголосовать за популиста, выскочившего как чертик из табакерки. Но для этого нужно чтобы стабильность, которой он предпочтет воображаемые золотые горы, его бы не устраивала. То есть чтобы это было примерно такое состояние общества, о котором пел «Наутилус Помпилиус» в своем хите конца 80х годов «Скованные одной цепью»: «Нищие молятся, молятся на то что их нищета гарантирована».

В России и Казахстане сейчас ситуация гораздо более позитивная. Проблем, разумеется, хватает, и претензий правительству и там, и там можно – и нужно – предъявлять множество, но в целом – и по сравнению с поздним СССР, и с соседними республиками – жизнь более привлекательна. И политическая стабильность, она же управляемость сверху донизу, для большинства населения пока что выглядит предпочтительнее ничем не ограниченной политической конкуренции, которая может привести к непредсказуемым результатам, в том числе, и к снижению уровня жизни.

Однако все может измениться, и для того, чтобы это произошло, не нужно даже резкого ухудшения ситуации. Достаточно нескольких последовательных шагов руководства страны, которые общество воспримет как тенденцию к ухудшению. Например, подавляющее большинство наших сограждан не успели еще ощутить на себе отрицательный эффект ни от повышения пенсионного возраста, ни от увеличения НДФЛ – однако реакция на эти решения уже привела к падению рейтингов президента и правительства, а также к росту социальной напряженности. Если российское политическое руководство будет продолжать вести себя таким образом – не исключено, что к моменту пресловутого «транзита власти» в 2024 г. многие предпочтут политическую конкуренцию той стабильности, которая перестала их устраивать.

– Да, если главный начальник долго сидит на своём месте, он бронзовеет, начинает считать себя великим и непогрешимым. Обрастает подхалимами. Это плохо. Но потом смотришь на тех, кто кричит «Долой!» «Мы тут власть!» – и думаешь: нет, лучше пусть этот продолжает бронзоветь. Как, по-вашему, созревание ответственного, взрослого гражданского общества в наших краях это вопрос десятилетий или веков?

– У медали, как обычно, две стороны. Безусловно, есть проблема «прижизненного обожествления», или «культа личности». Сама по себе это архаичная практика – прижизненным обожествлением царей занимались еще шумеры, у них, в отличие от египтян, царь не был божеством априори, божественность надо было «заслужить», и можно было «потерять» (у этих достойных людей критерием было некое мистическое сияние, исходившее от властелина: если страна при нем богатела и расширяла свою территорию, сияние разгоралось, если засухи и наводнения уничтожали посевы, а воинственные соседи устраивали набеги, сияние гасло). И да, нельзя не признать, что она в большей степени свойственна восточным обществам, а не западным – там обожествлению светского правителя серьезно мешал институт римских пап. Хотя до превращения христианства в государственную религию императоры чего только в том же Риме не творили – а ведь это были, можно сказать, «отцы-основатели» западной цивилизации.

Если же вернуться в наше время, то мало кто способен сопротивляться этому «обронзовению», учитывая, что институты, как общественные, так и политические, не предусматривают эффективных инструментов борьбы с культом личности. Вот был в Конституции пункт о том, что президент не может занимать свою должность более двух четырехлетних сроков подряд. Дмитрий Медведев, став президентом в результате знаменитой «рокировки», изменил Конституцию – теперь президент может занимать пост уже не более двух шестилетних сроков подряд. Медведев специально оговаривал, что делает это не для себя, и действительно, «бодаться» с Путиным на выборах 2012 года не стал. Наоборот, он «подарил» Путину еще четыре дополнительных года (по старой Конституции второй срок президента закончился бы в 2020). И теперь, если предположить, что имела место некая устная договоренность, Путин, уходя, может вновь повторить «рокировку» — а Медведев останется править Россией до 2036 года. И что самое любопытное, может снова изменить Конституцию, добавив следующему президенту еще пару-тройку лет. А почему бы и нет? Ведь институтов, препятствующих таким экспериментам, у нас нет – или же они не работают.

Собственно, проблема именно в этом. Культ личности, обронзовение – это все, к сожалению, в натуре человека, которому, как правило, приятно, когда его восхваляют, называют самым мудрым и влиятельным, когда ему курят фимиам. Конкретный политик может этому сопротивляться – тот же Путин, например, с самого начала не одобрял льстецов, которые старались ему угодить («В нашей стране имя «Владимир» всегда связывалось с мудростью. А так как вы – Владимир Владимирович, то вы мудры на генетическом уровне!» — разливался соловьем в далеком 2000 г. один губернатор). Но помимо личных предпочтений, есть ведь еще и соображения политической необходимости. Вот ты стал президентом – изволь соответствовать представлениям подчиненных. Не будешь принимать знаки поклонения, будешь вести себя «по-простому», скромно – тебя не станут уважать, с тобой не будут считаться. Еще хуже – начнут высмеивать, называть за спиной «Жалким» или как-нибудь еще. А правитель, над которым смеются, которого не воспринимают всерьез – это серьезный политический фактор. Негативный, но серьезный. Потому что такой правитель не может быть арбитром в борьбе могучих «башен» или кланов, которые, что в России, что в Казахстане, заменяют, по сути, парламентские партии, целый ряд институтов да и многое другое.

Долго греющий свое кресло президент обрастает не только подхалимами. Что гораздо важнее, он обрастает свитой советников и друзей, каждый из которых конвертирует свою «близость к телу» в конкретные экономические бонусы. А советники и друзья, в свою очередь, обрастают огромными клиентеллами, возникают такие финансово-экономические цепочки, которые начинаются в президентском дворце, а кончаются, может быть, где-нибудь в офшорах на Кипре (это я условно).

И чем больше властитель несменяем, тем длиннее эти цепочки, тем больше людей вовлечены в эти бизнесы. И тут возникает проблема второго порядка: никто не вечен. Любой правитель, как бы его не обожествляли, такой же человек, он устает, болеет, умирает, наконец. А цепочки хотят жить. Владельцы бизнесов, процветающих в этой системе, хотят процветать и дальше. Клиентеллам в страшном сне снится сменяемость власти по западным образцам.

Конечно, есть и Самые Большие Игроки. Они всерьез занимаются вопросами транзита, и у них есть свои кандидаты, которые должны обеспечивать стабильность и процветание их клиентелл. Для таких игроков уличные «борцы с режимом», кричащие «Мы здесь власть!» — удобный человеческий материал, с помощью которого можно решать вопросы, не решаемые в рамках официальных процедур. Но ошибок конца 80х – начала 90х никто повторять не хочет. Улице (в широком смысле этого слова) не дадут провести «в дамки» кандидата, который не будет устраивать Больших Игроков. Задачи тех, кто кричит «Мы здесь власть» — проверять власть на прочность, злить ее, снижать рейтинги конкретных политиков. Но не выдвигать реальных конкурентов кандидатам Больших Игроков. Поэтому, скажем, у условных Навального или Удальцова в существующей политической реальности шансов стать «властью» нет.

Что же касается конкретных цифр – сколько лет нам потребуется для созревания ответственного гражданского общества – тут я вряд ли могу дать точный ответ. Ответственное гражданское общество не возникает по мановению волшебной палочки, оно требует высокого уровня личной и гражданской ответственности, широкого распространения базовых юридических знаний (многие из нас знают свои права хотя бы на уровне общения с инспектором ДПС?), и главное, действующих институтов. Опять все упирается в институты. А их пока что ничтожно мало.

Но если попробовать пофантазировать, и представить себе, что транзит власти пройдет гладко, без революций и потрясений, и что в результате этого транзита у власти окажется человек, понимающий важность гражданского общества как дублирующей, страховочной системы государства, своего рода контроллера государственной машины – то вопрос может быть решен очень быстро. За одно поколение (20 лет).

– Казахстанский «транзитный опыт», вот эту плавность хода, мне кажется, могут учесть в России при решении «Проблемы-2024». Хотя и не факт, что опыт окажется мажорным. Допустим, у Назарбаева резко сдаёт здоровье – и Токаев не удерживает руль. Начинается межэлитная борьба или даже война. Россия от неё тоже не застрахована. А вот США, например, застрахованы. Если судить по прецедентам. Поскольку у них там институты, традиция и «глубокое государство». Или тоже нет гарантий?

– Казахстанский опыт, насколько я знаю, внимательно изучают в АП. Как и белорусский, еще более актуальный для России в силу особенных отношений между Москвой и Минском в рамках Союзного государства. Но у России, понятно, есть своя специфика, поэтому вряд ли тот или иной опыт может быть слепо скопирован в ходе транзита-2024. Хотя некая общая матрица во всех трех случаях прослеживается.

Что же касается США, это, конечно, замечательный пример того, как государство, спроектированное с многоуровневой «защитой от дурака», хотя и страдает все-таки от этого «дурака» (имя ему – легион), но держится. Пока держится, стоило бы добавить.

Межэлитная борьба там идет – ого-го какая! Да, более цивилизованная с виду, нежели во многих постсоветских государствах, но отнюдь не менее ожесточенная. Что же касается войны… ну, многим нашим пропагандистам хотелось бы в глубине души, чтобы в США началась «Вторая Гражданская» (как и многим их американским коллегам – чтобы новая Гражданская началась у нас), но, к счастью, вероятность такого развития событий невелика. Да, многие сторонники Трампа (в том числе пресловутые «реднеки») готовы взяться за оружие, чтобы защитить своего президента в случае, если Конгресс проголосует за импичмент, но только Конгресс этого не сделает. Нижняя палата, контролируемая демократами, конечно, может поддержать «депутатский запрос» на импичмент (такие «черные метки» Трампу уже посылали дважды), но Сенат, в котором у республиканцев большинство, за импичмент не проголосует. И не потому даже, что все сенаторы-республиканцы обожают Трампа (не все), а потому, что это как раз один из тех контуров системы «защиты от дурака», который нужно преодолеть, чтобы ввергнуть Америку в хаос и анархию. И таких контуров много. Правда, тот самый коллективный «дурак» — значительная часть активистов и лидеров Демпартии, особенно ее левое крыло, нью-йоркские и калифорнийские либералы, для которых Трамп хуже Гитлера, «кампусная интеллигенция» и т.д. – своих усилий не оставляет, и, в общем, не исключено, что рано или поздно ему удастся сжечь все защитные контуры, заложенные в систему отцами-основателями и многократно усовершенствованные в ходе истории государства США. И все же по сравнению с другими государствами, Соединенные Штаты защищены гораздо лучше.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...