«Сможет ли Акорда построить диалог с обществом?»

Сетевые СМИ о Национальном совете общественного доверия

Руслан БАХТИГАРЕЕВ – «В поисках авторитетов» — Президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ на инаугурации объявил о создании в стране новой высокой структуры — Национального совета общественного доверия. По словам главы государства, в совет войдут представители всех ветвей общества, включая молодежь. НСОД будет заниматься прогнозированием развития ситуации, анализом законотворческих инициатив и выработкой решений по наиболее актуальным вопросам. При этом на встрече с акимами, которым глава государства поручил подготовить список кандидатов в состав НСОД, Токаев подчеркнул, что “это должны быть наиболее достойные представители всех регионов страны, какая-либо протекция недопустима”.

В Казахстане нередко создавались различные советы, комиссии, комитеты и прочие структуры с привлечением общественности. Одни из них становились реальными и эффективными механизмами, другие — просто ширмой, будем откровенны.

Поэтому вопрос, насколько нужна новая общественная организация как властям, так и народу, отнюдь, думается, не праздный. Кто войдет в НСОД, чем конкретно он должен заниматься, как часто собираться? Не будет ли он дублировать деятельность других общественных организаций?

Ислам КУРАЕВИслам КУРАЕВ, политолог — Я считаю, что лучшим вариантом в данном случае будет провести реформацию имеющихся общественных советов с расширением их полномочий. Но главное при этом — не забывать об их составе. Выстраивание диалога возможно лишь через людей, которые пользуются уважением населения, чаще всего это новое молодое поколение, ведь общественные деятели прошлого уже не вызывают особого доверия в обществе. Можно сказать, что системе нужна свежая кровь — активисты новой формации, которые смогут обеспечить крепкую связь между обществом и государством. Именно такие люди смогут обеспечить стране стабильность и развитие при всесторонней информированности ее граждан.

Александр АКСЮТИЦ, журналист, генеральный директор Salem Social Media — Считаю, что надо максимально охватить все слои нашего общества, особенно регионы и молодежь. Прошедшие выборы показали, что не всех слышат в Нур-Султане, и из-за этого возникает напряжение. Поэтому чем больше людей будет в НСОД, тем лучше. Главное, чтобы люди были готовы к диалогу, а не к базару-вокзалу. Открытый диалог по болевым точкам может стать новым инструментом поиска решения проблемных вопросов: безработицы, особенно среди молодежи, борьбы с коррупцией, реформы МВД, социальной сферы. Одним словом, всего того, что больше всего волнует людей. И я думаю, что администрация президента сможет защитить совет от протекции акимов. Если власть реально хочет диалога — совет будет реальным механизмом.

Сергей ЗЛОТНИКОВ, юрист, правозащитник — Я считаю, что если есть законодательно определенные органы, они и должны работать. Когда эти органы не работают, создают такие квазигосударственные институты. Они создаются больше для успокоения общественности. Проблема в том, что там весь пар уходит в свисток. Вспомните ту же Нацкомиссию по вопросам демократизации — НКВД — или общественную палату при одном из прежних составов мажилиса (в конце 2000-х годов. — Р. Б.). Если есть представительный орган, то вопросы должны решаться в парламенте.

Ирина СМИРНОВА, депутат мажилиса — Появление такого совета — НСОД — дает большую надежду. Должна быть площадка, где будут подниматься в том числе и неприятные для власти вопросы. Чиновники не должны забывать, что они всего лишь наемный персонал. Они должны постоянно слышать, что наняты для того, чтобы работать, а не для того, чтобы просто руководить. И их хозяином является народ. Я думаю, что президент понимает: власти должны слушать народ всегда, а не только тогда, когда народ выходит на митинги. Но я не считаю правильным, что акиматы должны составлять списки кандидатов в этот совет. Кого они подадут? Удобных людей и карманные НПО — тех, кто хвалит и стоит навытяжку. А есть неудобные НПО и люди, которые радеют за страну. Их все знают, и им верят.

Асылхан МАМАШУЛЫ – ««Очковтирательство» против «реформаторства». Сможет ли Акорда построить диалог с обществом?» — В интервью западным СМИ, опубликованным 13 июня, ТОКАЕВ заявил, что «проводится работа по анализу требований социального характера» людей, выходивших накануне с акциями протеста, выразил мнение, что причинами митингов стали экономические трудности в стране и девальвация валюты, и добавил, что «власть услышала» — Без политической трансформации Казахстан не станет историей успеха. Без политических реформ прогресса в экономических реформах не будет, — заявил он.

Ерлан САИРОВКазахстанский политолог Ерлан САИРОВ убежден, что у властей есть лишь несколько месяцев на то, чтобы ответить на ожидания общества и поставленные протестующими вопросы — Национальный диалог — это способ прекратить протестные настроения в обществе. Эту комиссию необходимо было создать в качестве национальной комиссии по вопросам политических реформ. Потому что общество ждет не кадровые изменения, а политические реформы и либерализацию политической системы. Если в течение двух-трех месяцев общество не получит ответы на эти вопросы, ситуация в Казахстане усложнится. Политические реформы должны охватить законодательную, исполнительную и судебную власти. Сейчас они выполняют не функции института, а отделений верховной власти. Если эти три института будут созданы, будут решены и основные вопросы в стране. К примеру, в парламенте должна быть представлена вся политическая палитра. Вместо подуставшей партии «Нур Отан», от которой также устали и все остальные, в парламент должны прийти новые политические силы.

Саиров говорит, что верит в реформаторский потенциал Токаева, и утверждает, что в Казахстане завершился лишь один из этапов транзита власти, а не весь переход.

О том, что страна уже проходила через подобные инициативы, говорит и политолог Андрей ЧЕБОТАРЕВ — Подобный совет существовал и прежде. В народе его называли «НКВД». Позднее на его основе была создана государственная комиссия в другом составе. По итогам работы этой комиссии в 2007 году была проведена конституционная реформа. Тогда были внесены изменения, касающиеся избрания депутатов мажилиса от партий, были произведены реформы, которые дали возможность первому президенту Казахстана переизбираться неограниченное количество раз.

Такой опыт у нас уже был и после земельных митингов в 2016 году, когда была создана земельная комиссия. В ее состав тогда вошли не только чиновники, но и представители различных партий, видные общественные деятели. Таким образом протестные настроения сошли на нет, были сделаны конструктивные предложения. По моему мнению, власти сейчас пытаются применить этот опыт и будут вынуждены пойти на значительные изменения.

Жасарал КУАНЫШАЛИН, казахстанский оппозиционный активист, называет проект совета «очередным очковтирательством властей для внешней политики» — Это делается для того, чтобы можно было сказать, что «Токаев считается с народом». Власть, которая хочет построить диалог с народом, не будет преследовать тех, кто открыто выражает свое мнение, не будет проводить массовые задержания. Как можно понять их слова о диалоге, если задержали около тысячи человек? Касым-Жомарт Токаев и прежде неоднократно выступал с позитивными речами. Говорил, что к народу необходимо прислушиваться, его нужно слышать, давал такие поручения акимам. Говорил, что выборы пройдут справедливо. Мы видим, что он победу одержал административным путем.

Асхат АСЫЛБЕКОВМерей СУГИРБАЕВА – «Законы есть, а воли нет» — Сайт Акорды сообщил, что Президент Казахстан Касым-Жомарт ТОКАЕВ подписал указ о создании Национального совета общественного доверия при президенте Республики Казахстан. Однако общественность к этому отнеслась скептически: советов разного уровня у нас создавалось немало, но КПД от них был крайне низкий. Одной из таких структур, осуществляющих связь с народом, стали созданные года три назад при каждом министерстве и акимате Общественные советы, осуществляющие связь с народом. О том, что они из себя представляют, рассказывает бывший член ОС Алматы первого созыва Асхат АСЫЛБЕКОВ – Первый состав совета состоял из 37 человек. Полгода мы привыкали к своему статусу, то есть вели себя достаточно тихо, а потом стали активно вмешиваться во многие принципиально важные для города вопросы, начиная от отлова бродячих собак, защиты деревьев, оралманов и т.д. Через год я был избран председателем комиссии №7 (всего их было 8), которая отвечала за ЖКХ и КСК, за инновации, градостроительство и т.д.

Акимат не мешал нам до тех пор, пока мы не стали вступать в битвы с ним, когда он пытался провести через нас непопулярные решения. В такие моменты вдруг активизировались те члены Общественного совета, которые до этого не появлялись на наших собраниях. Их оказалось неожиданно много: когда вопрос ставился на голосование, у них было большинство голосов.

В заключение могу сказать, что акимат Алматы, поимев дело с такими, как я, сделал выводы по кадровому составу ОС: многие активные члены из первого состава ОС во второй состав не попали.

Мади АЛИМОВ – «Кто войдет в состав НСОД и какими вопросами он займется?» — Думаем, не откроем Америки, если скажем, что фундаментом всех кризисных моментов, которые все явственнее проявлялись в последние годы, был нарастающий дефицит доверия между государством и обществом, властью и народом. И в этом смысле инициатива новоизбранного президента ТОКАЕВА может только приветствоваться.

Другой вопрос, как она будет реализовываться и какое конкретное наполнение получит? А вот здесь уже возникает множество вопросов и от того, какие ответы получат общество и отдельно взятые граждане, будет зависеть наше общее будущее. Будучи каленым дипломатом, президент К.-Ж. Токаев чувствует это как никто другой. Скорее всего, именно этим и продиктован его первый месседж обществу.

Все новое – это хорошо забытое старое. Именно эта максима сразу же вспомнилась, когда появилась новость о создании Национального совета общественного доверия. Нечто похожее мы уже проходили. Имеется в виду, когда в 2004 году по инициативе властей была создана Национальная комиссия по вопросам демократии и гражданского общества. И хоть аналогия носит исключительно условный характер, конечная цель в обоих случаях была одна – сделать наше общество более открытым и демократичным. А для этого нужен диалог. Открытый, честный и, самое главное, давно назревший.

Это особенно важно именно сегодня. Потому после 9 июня 2019 года и последовавших после этого событий, страна уже никогда не будет прежней. Рубикон перейден.

Теперь самое главное, как я уже сказал, чтобы у одних хватило мужества и ответственности не отыграть назад, а у других сил и терпения не скатиться в болото митинговщины.

Поэтому ответ на вопрос: сможем ли мы все вместе – и власть, и народ – соответствовать значимости исторического момента, зависит только от нас самих…

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...