Война Миров. G-20 в Осаке – пристрелка к новому миропорядку

Трудно договариваться о будущем, когда не ясно кто возьмет верх – США или Китай

На японских политических картах южная группа Курильских островов отмечается как территория Японии, а Крым как часть Украины. В реальности это не так. Поэтому саммит G-20 в Осаке стал удобной площадкой, где разные государства могут сопоставить свои карты-хотелки из различных сфер с реальным положением вещей. В идеале участники «большой двадцатки» должны были договариваться о будущем. Однако из сегодняшнего дня еще не ясно, кто будет главным администратором этого будущего – США или Китай. Поэтому и разговор не клеился, все присматривались и пытались лучше понять тот мировой расклад, который имеется в действительности.

саммит G-20 в Осаке
Osaka — Japão, 28/06/2019 summit G20. (Foto: Alan Santos / PR)

Бой редко идет по плану, особенно, когда у противника есть свой план. Торговая война Дональда Трампа против Китая не достигла первоначальных целей, к тому же привела к серии ответных мер со стороны Пекина. Теоретически две державы-гиганта не могут долгое время находиться в равновесном состоянии и кто-то должен четко владеть титулом №1, но пока в торговой войне взята пауза, на что остальной мир отреагировал с облегчением.

Перемирие между Вашингтоном и Поднебесной заключается в том, что две стороны временно отказались от введения новых пошлин и решили возобновить торговые переговоры. Китай планирует расширить импорт сельхозпродукции из США, а президент Трамп разрешит китайской компании Huawei приобретать американскую высокотехнологическую продукцию.

«Группа двадцати» возникла в качестве реакции на финансовый кризис 2007-2008 гг. в США. В тот момент стало ясно, что Вашингтон не справляется с ролью абсолютного глобального лидера как в производственной, так и в финансовой сфере. «Большая семерка» по совокупному экономическому весу в третьем тысячелетии тоже заметно «просела» и требовалось такое международное объединение, которое представляло бы собой своеобразный кворум мировой экономики. Округленно на G-20 приходится две трети населения планеты, 85% глобального ВВП и 75% мировой торговли. После этого возникает вопрос, на что влияют остальные 171 член ООН, но это уже другая история.

Не до конца проясненным остается формат членства в «Большой двадцатке». Например, там коллективным членом является Евросоюз, из-за чего в Осаке присутствовали Дональд Туск, председатель Европейского совета и Жан-Клод Юнкер, председатель Европейской комиссии. При этом от Франции отдельно фигурировал Эмманюэль Макрон, от Германии канцлер Ангела Меркель, а от Италии премьер-министр Джузеппе Конте – тоже в качестве полноправных участников. От Великобритании была премьер-министр Тереза Мэй, но ей как бы положено, ведь Лондон вроде расстается с ЕС (а может и нет). Еще есть отдельная категория «гости саммита», среди которых от Европейского союза находились премьеры Нидерландов и Испании.

Фактически осакский саммит G-20 приобрел формат площадки для встреч и переговоров, поскольку никакой жесткой повестки и общих панельных дискуссий не было. Зато представилась широкая возможность личных встреч и бесед с глазу на глаз. Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте, например, встретился с Владимиром Путиным и они пообщались на тему сбитого над Донбассом в 2014 году малазийского Boeing 777 авиакомпании Malaysia Airlines. Дело в том, что 9 марта 2020 года в Нидерландах начнется суд по данному факту, но будет ли в нем участвовать Россия и каким образом – неизвестно.

Как Тень отца Гамлета над международной встречей нависала проблема доллара США. Однако «Большая двадцатка» со всеми ее гостями от ООН до МВФ не имеет полномочий решать что-либо по данному вопросу. Что касается президента Трампа, то его доллар интересует в первую очередь как национальная валюта США, ну а что он является главной мировой резервной валютой – это проблемы тех государств, которые его в таком качестве используют. Правда, позиция главы Белого дома в американском истеблишменте не единственная. Имеются очень влиятельные круги, которые воспринимают доллар прежде всего как мировое средство платежа и они хотели бы и дальше видеть его в таком же статусе.

Осакский саммит G-20 в очередной раз продемонстрировал проблему лицемерия в международной политике. Например, все политические лидеры, в том числе Дональд Трамп, подписали итоговое коммюнике, где содержится призыв к беспрепятственным поставкам энергоносителей. Но это ведь совершенно не означает, что на следующий день США прекратили работу над эмбарго в отношении нефтяного экспорта Ирана или смирились с газопроводом «Северный поток-2». Про важность свободного трансферта новых технологий в коммюнике тоже недвусмысленно сказано, однако агрессивная политика сдерживания китайских высокотехнологичных компаний со стороны Вашингтона отнюдь не прекращена. В торговом плане «большая двадцатка» декларирует открытость своих рынков и вместе с тем торговые войны, санкции и другие ограничения широко используются теми же самыми государствами. Подписывают одно, делают другое, а что думают и какие настоящие планы вынашивают – неизвестно.

У многих политических лидеров, которые собирались в Японии, очень туманные личные перспективы. Тереза Мэй, например, уходящая политическая фигура в Великобритании. Тем не менее, ее встреча с президентом России заняла 80 минут. Видимо, сам трехлетний перерыв в общении (последний раз встречались в 2016-ом и тоже на саммите G-20) обязывает решать определенные вопросы в ходе личной встречи. Пусть это и не обещает никакого прорыва, все равно требуется информация из первых рук.

Дональд Трамп хоть официально и объявил, что идет на второй срок, однако триумф ему совершенно не гарантирован. У президента Путина как начались проблемы с рейтингом после повышения пенсионного возраста, так ситуация и не выправилась. Ангела Меркель из-за аварии своего правительственного самолета чуть не погибла в период прошлого саммита G-20 в Буэнос-Айресе. Канцлеру Германии долго везло, благодаря чему она и занимает свой пост с 2005 года, но и она по всем параметрам уходящая натура. Си Цзиньпин вроде бы прочно вписан в руководство КНР, однако торговая война Вашингтона с Поднебесной – это качественно новый вызов для Пекина. Страна десятилетиями пользовалась режимом наибольшего благоприятствования в торговле с США, а потом вдруг как из ящика Пандоры посыпались пошлины, кибернетическая война, ограничения на покупку американских компаний, военные провокации, дипломатическое противодействие и дальше в том же духе. Победит сильнейший, но кто это – пока не ясно.

В связи с тем, что ничего фундаментального G-20 не приняла, да и не могла принять, непропорционально много внимания в мировых СМИ было уделено дискуссиям на предмет ценностей либерализма и прав ЛГБТ-сообщества. Каждый играл за свою команду и вдруг выяснилось, что Казахстан занимает третье место из стран СНГ по количеству ЛГБТ-беженцев в США.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...