Если нефть так важна для экономики Казахстана, то почему коренные интересы нефтедобывающих регионов игнорируются?!

РК является страной, чья экономика базируется по большей части на нефти и газе, и при этом в руководстве отечественной нефтегазовой отрасли почти не осталось профессиональных нефтяников и газовиков с хорошим опытом работы

Газета Le Temps в свое время опубликовала статью под названием «Aktaou, au Kazakhstan, sa déglingue, son bling-bling, son pétrole» — «Актау в Казахстане, его запущенность, его шик, его нефть».

В ней говорится так: «Актау в некотором роде можно рассматривать как проявление того, что СССР был в состоянии достичь в плане изменения окружающей среды. А также — как проявление воли Советского Союза создать жизнь там, где ее не было или было мало», — говорит Маурицио Тотаро, докторант Университета Гента (в Бельгии), который, обосновавшись в Актау, проводит исследование в отношении этого города.

нефть

Нефть и газ приняли эстафету. Сейчас они являются драйверами экономического развития региона. В 2015 году там было добыто 18,5 миллиона тонн углеводородов».

Сайт «Радио Азаттык» несколько позже опубликовал материал под названием «Почему регион по добыче нефти не может стать центром?» на эту же тему.

В нем излагается следующее: «33-летний итальянец Маурицио Тотаро, докторант Гентского университета в Бельгии, изучает историю Мангыстауской области, начиная с 1960 года по настоящее время, жизнь людей и социальные изменения в регионе.

Маурицио Тотаро говорит, что сложно согласиться с теми, кто считает Мангыстауский регион периферией Казахстана.

– На мой взгляд, этот регион можно рассматривать как центр. Если нефть так важна для экономики Казахстана, почему регион по добыче нефти не может стать центром? – говорит он.

Исследователь говорит, что нефтяники рассказали ему, что большинство месторождений, которые начинали осваивать еще при их родителях, устарели. От местных Маурицио Тотаро узнал, что самой высокооплачиваемой работой в городе считается работа на месторождениях, однако он не может сказать, что у местных жителей хороший уровень жизни. Тотаро говорит, что понимает, почему местные жители высказывают критику и утверждают, что «за последние 25 лет ничего не изменилось».

Что есть, то есть. У людей в области, являющейся одним из драйверов экономического развития Казахстана, жизнь складывается сложная. Оставаясь в географическом плане периферией страны, регион мало что выигрывает от того, что там давно и в больших объемах добываются энергоносители, являющиеся основной статей экспорта РК. За последние четверть века «ничего не изменилось» постольку, поскольку здешние природно-климатические и социальные условия редко когда принимаются в расчет теми, кто в центре делает политику и принимает решения. Извне прибывают ответственные кадры и, поработав, убывают обратно. А те, кто на своих плечах несет всю тяжесть работы по обеспечению экономической жизнедеятельности региона, остаются на месте. Жизнь идет, а ничего не меняется. Так что можно даже сказать, что сейчас в этом смысле ситуация складывается заметно хуже, чем в советское время. И тому есть свои причины.

Какие только инициативы ни выдвигали наши крупные чиновники за прошедшие четверть с лишним века: развитие села, поднятие культуры и спорта, укрепление здоровья народа и т.д., и т.п. Лишь проблемы выдвижения и закрепления на разных уровнях происходящих с окраин республики кадров ими аккуратно обходились и продолжают обходиться стороной. Потому что это такая проблема, что стоит ее только затронуть, как тут же во всей своей красе проявится печать землячества и кумовства.

В эпоху Советского Союза одним из главных составляющих успешного развития страны была кадровая политика. Она в числе прочего охватывала такие важнейшие звенья, как национальные кадры, местные специалисты, молодые специалисты, опытные кадры из резерва, кадры по специализированным профессиям и др.

Когда какой-нибудь участок работы не мог быть успешно восполнен за счет имеющегося на месте потенциала, туда направлялись кадры из других регионов. Правда, сейчас у нас в стране нет ожидающих их с большим нетерпением и действующих на полную мощность (как прежде) заводов и фабрик как таковых, потому что большинство из них, благодаря «благополучному развитию экономики» в стране, за какие-то 4–5 первых лет независимости отошли в небытие.

Нынешний же казах бывает довольным уже тем, когда ему удается заполучить работу охранника у дверей иностранной фирмы или отечественных частных структур или должность смотрителя на стоянке. Таковы, значит, нынешние критерии успешного трудоустройства у нас.

Но в нашем государстве, хотя оно существует за счет продажи сырья, то и дело приходится слышать о том, что «экономика идет в гору». Но это — тема для отдельного разговора. Мы же заводим речь о другой проблеме.

Когда заходит речь о сырье, мы представляем себе нефть. Казна страны на 70–80% пополняется именно за счет этого сырья, т.е. нефти. А она в основном добывается в западной части страны. А именно – в Кызылординской области (комплекс месторождений Кумколь), а также непосредственно в западноказахстанском регионе – в Актюбинской, Атырауской, Мангыстауской и Западно-Казахстанской областях. Конкретно же можно отметить такие нефтедобывающие месторождения, как Жанажол, Кенкияк, Узень, Жетыбай, Каражамбас, Каламкас, Тенгиз, Карачаганак, Кашаган. И все, что там добывается, полновесным потоком утекает за границу.

А природный газ в основном добывается в Мангыстауской и Западно-Казахстанской областях.

Еще в небольших объемах — в Атырауской и Актюбинской областях. В одной только Мангыстауской области используются восемь газодобывающих месторождений. Это — Тенгинский, Южно-Жетыбайский, Западно-Тенгинский, Тасболатовский, Жетыбайский, Актасский, Карамандыбасский и Узеньский.

Трудящийся народ там, именно в этой области, вновь и вновь объявляет забастовки, голодовки и прочие акции протеста. Почему? Потому что люди недовольны своим положением. На это и обращает внимание иностранный исследователь Маурицио Тотаро.

Почему там ничего не меняется?

Потому что регион далек от Нур-Султана и Алматы, и в центре мало кому в действительности есть дело до того, каковы же условия жизни у простых людей в этом отдаленном регионе.

А обратной связи оттуда практически нет. Потому что оттуда кадры почти не выдвигаются на руководящие позиции хотя бы в отрасли. Казахстан сейчас уже является страной, чья экономика базируется по большей части на нефти и газе, и при этом в руководящем составе отечественной нефтегазовой отрасли почти не осталось профессиональных нефтяников и газовиков с хорошим опытом работы.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...