Этнодеревни бывают, а этномегаполисы – нет

В крупные города переместилась почти вся активность

«Город имеет широкие возможности как для интеграции, так и для сегрегации», — подчеркнула социолог Ирина Скалабан (НГТУ) в ходе совместного заседания экспертного клуба ОФ «Мир Евразии» и «Сибирь-Евразия». Тема мероприятия называлась «Роль мегаполисов в интеграционных процессах на евразийском пространстве». Тот момент, когда жилые комплексы в мегаполисах стараются отгородиться заборами и шлагбаумами от окружающего пространства, г-жа Скалабан называет «феодализация».

Эдуард Полетаев«Город – сервис сам по себе. Люди стремятся в те города, где сервиса больше», – отметил Эдуард Полетаев, модератор экспертного клуба. «Партнерство между городами, как правило, носит взаимовыгодный характер», – другой его тезис. В XXI веке произошел разворот от стран к крупным городам и агломерациям. Сегодня именно они выступают локомотивами почти всех главных процессов. Вот и в Казахстане еще в 2012 году государственное руководство заявило об усилении внимания к городам-миллионникам. Современный Алматы по численности населения обгоняет Милан и Брюссель.

В ходе дискуссии быстро возникла тема денег и богатства в контексте взаимодействия городов. До девальвации тенге в 2015 году Алматы и Бишкек контактировали очень активно. Но когда у алматинцев денег стало меньше, степень притяжения между двумя мегаполисами заметно ослабла. В первую очередь это видно по человеческому потоку между городами-соседями. В общем, богатство и экономический рост сильно содействуют интеграции.

Артем Данков, директор Института Конфуция ТГУ, обратил внимание на то, что доля городского населения в Центральной Азии с 1989 по 2019-ый год увеличилась с 44 до 50%. При этом население Нур-Султана выросло в 4 раза, Шымкента в 3 раза и Бишкека в 2 раза. Если сфокусироваться на Казахстане, то здесь 40% потребительских расходов приходится на крупные города, 40% на экспортные сырьевые регионы и 20% на всех остальных. Для сравнения: город Ашхабад дает 50% потребительских расходов Туркменистана при 20% населения страны.

Проблемами крупных городов ЦА выступают дефицит инфраструктуры, экология, социальные проблемы и само гипертрофированное экономическое и политическое значение крупных городов. Мегаполисы молодеют. В Нур-Султане доля людей младше 35 лет составляет 60% населения, в Алматы – 55%. При этом доля неблагополучных и относительно неблагополучных в столице Казахстана достигает 50% населения, а в южной столице – 45%.

В Нур-Султане за 30 лет доля титульного этноса в структуре горожан увеличилась с 19 до 79%, в Бишкеке с 23% до 74%, а в Ашхабаде с 51% до 85%.

 Ирина Скалабан«Город – это пространство «чужих», «инаковости», – акцентирует Ирина Скалабан. Новосибирск – это первый по численности населения город в азиатской части России. При этом его население растет (у Омска, например, уменьшается). Новосибирск долгое время являлся фактически моноэтническим русским городом, что создало проблемы, когда в ходе миграции постсоветских лет его этнический состав стал меняться. Сегодня в Новосибирске русские составляют 87% горожан. «Дискурс этничности в крупных городах заново актуализировался, – сообщила социолог. – Межэтническая и межрелигиозная напряженность «не бьются» между собой».

«Новосибирск откусил большой кусок от этнопирога и не ясно, как он его переварит», – отметила г-жа Скалабан. Место, где живут люди – главное место напряженности. Поэтому в «спальниках» конфликтов больше, чем в центре города. «У мигрантов идет адаптация к месту, но не к сообществу», – указала эксперт. Если адаптация может быть однонаправленной, то интеграция – это всегда двунаправленный процесс. Старые горожане недовольны иноэтничными новичками за то, что те «ходят группами, громко разговаривают, говорят не по-нашему».

Мегаполисы, помимо всего прочего, это центры притяжения миграции.

«Процессов изучения города в Казахстане я практически не наблюдаю», – сообщила Гульмира Илеуова, социолог. Что касается евразийского пространства, то на нем самый большой интеграционный потенциал она видит у Москвы. «Москва – это не город, это страна», – заметил по поводу российской столицы журналист Сергей Козлов.

Российские города, в том числе сибирские, активно и эффективно конкурируют с казахстанскими вузами за абитуриентов. Теперь в конкуренцию включилось еще и китайское направление. Китаевед Адиль Каукенов уже видит положительные плоды от данного процесса. Многие казахстанские вузы исходят из концепции «студент создан для того, чтобы вузу было хорошо». Теперь от такого подхода приходится отказываться, да и цены в 940 тысяч – 1 млн тенге за курс трудно назвать разумными.

Отдельным блоком дискуссии стало отношение города и села. В Китае город фактически поработил деревню, в Иране село давит на город кодексом поведения, в США город доминирует над селом. «В Казахстане явный перевес в сторону аула – считает г-н Каукенов. – Пропагандируется сакрализация аула как высшей точки развития морали».

«Когда мы адаптируем франшизы, то петербургская, московская и новосибирская модель отличаются, потому что ментальность отличается», – обратил внимание Бекнур Кисиков, президент Евразийской и Казахстанской ассоциаций франчайзинга.

Расул РЫСМАМБЕТОВ«Для меня город – это совокупность коммун», – поделился своим видением Расул Рысмамбетов, финансовый консультант. «Алматы сейчас сильно эксплуатирует область», – подчеркнул эксперт. Г-н Рысмамбетов против ситуаций, когда город хищнически работает с окружающей его территорией, «выжимая» ее досуха. «Хотелось бы сделать города квинтэссенцией культуры и образования», – заключил он.

Политолог Замир Каражанов сосредоточился на том, что потребительская способность в городах всегда более высокая, чем у сельской местности. Но здесь люди тоже живут в своих мифах и стереотипах, которые не всегда совпадают с реальностью. «Город болезненно реагирует на проблемы преступности и безопасности», – отдельно выделил эксперт.

Экономист Вячеслав Додонов считает, что урбанизация для Казахстана не актуальна. Скорее речь идет о «мегаполисизации, когда в два-три центра на всю страну стекаются люди с целью пропитания». В современном мире 33 города с населением свыше 10 млн человек и именно с ними в первую очередь связаны товары, услуги, деньги, рабочая сила. «Мегаполисы – наиболее динамично развивающаяся часть мировой экономики, ВВП в них в разы выше, чем в среднем по стране», – указал г-н Додонов.

Сергей Домнин, главный редактор журнала «Эксперт Казахстан», видит два уровня интеграции между городами на евразийском пространстве. Первый составляют главные мегаполисы в лице Москвы – Нур-Султана – Санкт-Петербурга – Алматы, а второй уровень формируется приграничными городами, находящимися на сравнительно близком друг к другу расстоянии. Взаимодействие между городами, и в первую очередь мегаполисами, сильно зависит от того, как будет развиваться сам Евразийский союз.

«Мультикультурализм – это преимущество города. Практически универсальные структуры города и структуры проживания, – отметил Рустам Бурнашев, политолог. – Города в культурном плане мощный ресурс интеграции».

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...