«Мы все – разные. И мы все – одинаковые. Мы – казахстанцы. И мы все – люди»

Сетевые СМИ о кордайском погроме

Елена ГАМАЮН – «Участников погромов в Казахстане созывали в соцсетях, пугая «китайской экспансией»» — Целые улицы выгоревших зданий, дымящиеся гаражи, обуглившиеся останки легковых авто и перевернутые грузовики, пустые дворы у домов с выбитыми стеклами и военные патрули в полном облачении (в бронежилетах и касках) — так сейчас выглядят поселки Кордайского района Жамбылской области Казахстана, граничащего с Киргизией. Именно в соседнюю республику в субботу (8 февраля) массово ринулись жители четырех селений после ночных погромов, в результате которых было убито 10 человек, сожжено 25 жилых домов, 31 коммерческих объектов (кафе, магазинов и складов) и 41 автомобиль. В районе введен режим ЧС.

Виктория ПАНФИЛОВА – «Погромы в Казахстане покрывали госорганы» — Если в первые сутки президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ заявил, что это хулиганская массовая драка, то сейчас он отмечает, что это действия провокаторов при попустительстве госорганов. Это серьезное изменение. Вопрос в том, насколько жесткой и оперативной будет реакция власти на это событие. Эксперты считают, что конфликт спровоцирован. По информации ряда источников, в конфликте против дунган принимали участие уйгуры – под прикрытием полиции. Это хорошо видно на видео, которые распространили в Сети.

«На этапе подготовки, профилактики межнациональных отношений и оперативного реагирования сутки не было никаких действий со стороны силовиков. А на видео показано, что силовики ходят вместе с погромщиками. Это вызывает определенные вопросы», – сказал «НГ» директор международных программ Института национальной стратегии России Юрий СОЛОЗОБОВ. По словам эксперта, любой погром – это страшный удар по лицу власти. Для Казахстана, называвшего себя «страной межнациональной гармонии», особенно. Для нового президента Токаева, начавшего либерализацию политической системы страны, вдвойне. Не секрет, есть влиятельные силы в аппарате государства, которые хотели бы вести жесткий курс, даже ценой внешнего управления. Если Ак-Орда жестко и быстро не отреагирует на эту провокацию, то за ней последуют другие и более масштабные.

Жанна БАЙТЕЛОВА – «Это не чисто межэтнический конфликт: Айдос Сарым о событиях в Кордайском районе» — Политолог считает, что чрезвычайная ситуация, сложившаяся в минувшие выходные в приграничных с Кыргызстаном посёлках, где проживают дунгане, нельзя расценивать как межэтнический или социальный конфликт в чистом виде. Своим мнением он поделился с Forbes.kz — Произошедшая трагедия — это проявление процессов, которые происходили не один год. Нельзя свести вопрос только к социальной неустроенности в регионе или межэтническим конфликтам. Надо рассматривать ситуацию в совокупности – регион сложный, приграничный, где возможны контрабанда, наркотрафик и коррупция. Я бы не сводил это всё к бытовой ссоре. На самом деле всё сложнее.

Досым САТПАЕВ««Абсолютная импотенция власти». Что произошло в казахском селе Масанчи?» — Политолог Досым САТПАЕВ объясняет: в стране падает уровень образования, молодежь не может найти себя на рынке труда даже после окончания вуза. Также на ситуацию влияет большое количество внутренних мигрантов, которые приезжают в большие города и видят разницу в социальных доходах, — это тоже вызывает раздражение у населения. Кроме того, исторически основная часть казахов жила в сельской местности — а это, по мнению эксперта, самые депрессивные регионы страны, с высоким уровнем алкоголизма, наркомании, суицидов и низким уровнем жизни.

«Этнические группы в основном живут в городах. А кто не живет [в городах] — существуют очень компактно, у них свое сообщество, коллективный подход к защите своего дела, взаимопомощь. Они могут друг друга поддерживать и финансово, и с точки зрения защиты. У казахов этого нет. Урбанизация уничтожает аулы, села, где жили казахи: им приходится или переезжать, или довольствоваться таким уровнем жизни. Люди стали заложниками плохой социальной политики«, — говорит эксперт.

Денис КРИВОШЕЕВДенис КРИВОШЕЕВ – «О событиях в Кордае. Виноват каждый, кто взял в руки палку» — Все усиливается беспомощностью полиции, на кадрах из соцсетей видно, как полицейские, судя по всему местные, даже не пытаются вмешаться. Очень важно отметить оперативную реакцию на ситуацию верховной власти, которая всеми силами пыталась перекрыть полный непрофессионализм своих представителей на местах и полную дезорганизацию силовиков.

Казахстан сегодня испытывается на прочность. После тридцати лет независимости, пришло время транзитного периода — и не столько Главы государства, сколько смены поколенческих парадигм, приоритетов, ценностей, паттернов. Самый сложный период. Проверяется на прочность, на зрелость, существующая национальная идея, экономическая и политическая осознанность, в целом зрелость государственных институтов и гражданского общества.

Евгения КИМ – «Беспорядки в Казахстане: Три тревожных признака конфликта в Масанчи» — Почему бытовой конфликт в Казахстане вылился в массовые беспорядки и смерть людей? Правильно ли отреагировали правоохранительные органы? Историк Дмитрий ВЕРХОТУРОВ проводит параллели между конфликтом в поселке Масанчи и событиями в дореволюционной России — События в Кордайском районе Джамбульской области на юге Казахстана в поселке Масанчи нужно правильно называть. Это погром. Или, точнее, погром дунган казахами.

Погром — слово подзабытое и, казалось бы, вышедшее из оборота. Наиболее известны еврейские погромы в России и в Германии, хотя, конечно, всяких погромов было немало, и громили не только евреев. Если мы сравним события в Масанчи и любой еврейский погром, скажем, Киевский или Кишиневский, мы без труда увидим сходство.

Во-первых, организованный характер нападения. Все же, собрать больше 300 человек для нападения вовсе не так просто. Во-вторых, наличие погромной агитации, в особенности в «Фейсбуке» и других социальных сетях, а также зафиксированный факт наличия провокаторов и подстрекателей к участию в погроме непосредственно в самом селе. В-третьих, в первую очередь уничтожение и повреждение имущества.

Ержан ЕСИМХАНОВ, юрист – «В любом отдаленном ауле нет никакого государства, есть местные авторитеты» — И происходит так потому, что казахстанская полиция, призванная охранять покой на улицах, деградировала окончательно, и совершенно не контролирует ситуацию ни в городе, ни в стране.

А теперь вот ситуация с погибшими дунганами. И опять то же самое. Всем всегда было понятно, что в любом отдаленном районе или ауле нет никакого государства. Есть местные авторитеты, в число которых входят местный аким и местный главный полицейский, но они там далеко не самые авторитетные. И там творится все что угодно – главное, чтобы за уровень района не вышло.

Да, слухи доходили. Да, новости докатывались. Похищения невест, ставшие нормой. Убийства, вроде как отдельные, к которым никто не хотел приглядываться, чтобы не разглядеть пугающую картину. Какие-то суды странные, какие-то отъемы собственности, какие-то уголовные дела. А сейчас шарахнуло. Шарахнуло по-настоящему. Крупный, серьезный, давно зревший конфликт. И полное бессилие местных властей, явно давно и серьезно встроенных во все местные схемы, и поэтому понятия не имеющих, что делать.

Андрей ЧЕБОТАРЕВ«Чеботарев: главное, чтобы уроки и прошлых, и текущих событий были наконец-то извлечены» — Что объединяет социальные волнения с признаками межэтнического характера, которые были в Казахстане в последние годы? Какие меры нужно предпринять меры для того, чтобы подобное впредь не повторилось? Высказывание по этим вопросам казахстанского политолога, директора Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрея ЧЕБОТАРЕВА.

А.Чеботарев отметил, что еще в 2016 году в нескольких селах Жамбылской (Бостандык, Ынтымак, Бурыл, Каракемер) и тогда еще Южно-Казахстанской (Сейфуллина, Дихан, Муратбаева) прошла серия социальных волнений и беспорядков, имеющих определенные признаки межэтнического конфликта.

По его мнению, сделанный тогда их анализ позволил выявить следующие общие во всех случаях моменты: 1. Соответствующим инцидентам предшествовали определенные правонарушения либо слухи о совершении таковых представителями некоренных этносов республики. 2. Недоверие среди сельских жителей коренной национальности к правоохранительным органам и, как следствие, их готовность самостоятельно предпринять самосудную расправу с подозреваемыми в совершении тех или иных правонарушений. 3. Проявление агрессивных действий в отношении людей, хотя и непричастных к данным правонарушениям, но одной этнической принадлежности с подозреваемыми. 4. Неспособность урегулирования подобных инцидентов силами сельских акимов и институтов местного самоуправления (сходы, собрания местных сообществ). 5. Серьезный конфликтный потенциал в сфере межэтнических отношений на местном уровне, что особенно характерно для южных регионов Казахстана.

К сожалению, текущая ситуация в Кордайском районе все той же Жамбылской области имеет аналогичные признаки. А прошлогодние события в Караганде с участием представителей армянского этноса показывают, что рассматриваемая негативная тенденция способна проявить себя не только в сельских населенных пунктах, но и в крупных городах. Это значит, что из указанных событий 2016 года (как, впрочем, и имевших место ранее) ни власть, ни общество не извлекли никаких уроков и не предприняли необходимых мер для того, чтобы подобное впредь уже не повторилось.

Гульмира ИЛЕУОВАОльга НАСТЮКОВА — «Социолог Гульмира Илеуова: Выводов из предыдущих конфликтов никто так и не сделал» — Я работаю с этой отрасли с 1997 года. Раньше мы регулярно накапливали и анализировали такие данные. Исследований проводилось много – и по линии министерств, и по линии акиматов. Например, в 2010-2012 проводились ежеквартальные мониторинги. Но в какой-то момент произошла консолидация этих исследований в руках структур, существующих возле Ассамблеи народа Казахстана, и людей, которые отвечают за идеологию в администрации президента. С тех пор все исследования стали закрытыми. Я даже не знаю, проводились ли они. В последние 2-3 года в нашей организации никаких заказов, которые бы отражали ситуацию в этнической сфере, не было. Я пыталась сама искать эти данные. На сайте Ассамблеи народа есть аналитический центр, но никаких цифр или исследований там нет. Хотя деньги на них выделяются.

Думаю, мы расслабились. Стало казаться, что мир и согласие даются сами собой и добрые отношения не требуют специальной работы. Я часто вижу, что люди, работающие в отделах внутренней политики, не понимают сути своей работы. Отчеты не хранят, накопления данных не происходит.

Кордайский район — это граница, таможня, транзит товаров и грузов. Явно же он приносит доходы. Я читала версии о том, что это — передел нелегального транзита товаров. Все может быть. Я не экономист, но я могу сказать: зачастую у этнических конфликтов есть экономическая составляющая.

Толганай УМБЕТАЛИЕВААян КАЛМУРАТ – «Толганай Умбеталиева: «Власть не знает, как выстраивать отношения с этническими группами»» — Директор Центральноазиатского фонда развития демократии Толганай УМБЕТАЛИЕВА в интервью Азаттыку рассказала, почему этнические конфликты в Казахстане власти пытаются называть бытовыми, какие существуют пути решения подобных ситуаций и почему казахстанцам важно ответить на вопрос, что такое «государствообразующий этнос» — Все события интерпретировались как бытовой конфликт. На бытовом уровне его и решали. Никто не хочет обозначать его межэтническим. Потому что если мы обозначим его межэтническим, то решение нужно будет принимать уже на другом уровне. Бытовая сторона имеет только спусковой механизм. Именно она стала и поводом для начала конфликта. Это — межэтнический конфликт. Поэтому мы должны решать его на государственно-политическом уровне.

Сергей МАСАУЛОВ – «Конфликт в Масанчи не был межэтническим» — Межэтнический конфликт, во-первых, имеет комплексный, проникающий во все сферы жизнедеятельности, характер. Он проходит те же стадии может проникать во все другие типы конфликтов, захватывая конфликтные ситуации, сформировавшиеся по другим линиям социального взаимодействия. Межэтнический, или национальный, конфликт относится к т.н. непроизводственным конфликтам, и потому решение его следует искать в иной, чем экономическая или социальная сферах.

Во-вторых, особенностью межэтнического конфликта является то, что в его развитии большую роль играет определенная идеология (национализм, сепаратизм, религиозный радикализм и т.д.). Идеология способствует консолидации этноса и более жесткому противопоставлению «своих» и «чужих». Она также придает ценностно-смысловую направленность противоборству, определяя цели и задачи в развитии этноса. Например, этнический национализм, по сути, представляет политическую программу самоопределения этноса.

В-третьих, к особенностям межэтнического взаимодействия также можно отнести завышенную самооценку «своих» и необъективно низкую оценку «чужих». Важен и двойной стандарт в подходах к «своим» и «чужим»: то, что позволительно «своим», непозволительно «чужим».

Ни один из вышеперечисленных признаков в Масанчи не проявился.

Ермек ТУРСУНОВЕрмек ТУРСУНОВ – «Про Кордай и все, что с ним связано» — Наблюдая за истерией, что творится в соцсетях, за тем, как иные «сорняки» собирают очки на людском горе, я понимаю, как он был прав, наш Гера-ага: нет плохих наций, есть отдельные персонажи. Сволочи! Нелюди! К сожалению, они обитают везде. Это они сегодня занимаются стравливанием, нагнетают страсти и спекулируют на гнилых идеях. Это они в тридцатые годы писали доносы на своих соседей, а сегодня вдруг озаботились чистотой крови. Они позиционируют себя патриотами. Защитниками национальных интересов. В своих призывах они говорят о готовности «умереть за отечество». Если их не попытаться образумить, они завтра станут «убивать за родину». Впрочем, почему «станут»? Они этим уже занимаются. Жгут, калечат, убивают… Между тем хочется напомнить, что патриотизм по природе своей не агрессивен. «Патриоты – это люди, любящие свой народ. А националисты – это люди, ненавидящие другие народы«. Так сказал когда-то Йоханнес Рау, федеральный президент Германии. И с этой его мыслью не хочется спорить.

Ребята! Нам с вами сильно повезло. К власти пришел новый человек. Он правильный. Я встречался с ним, и я ему поверил. Нам нужно сейчас всем забыть свои обиды и объединиться вокруг него. Объединившись, мы ему поможем. А подсобив ему, мы спасем наш хрупкий мир. Вот такая нехитрая формула. Давайте объявим «водяное перемирие». Хотя бы на пять лет. Нам нужно, чтобы сегодня во власти было «побольше Токаевых». Тогда мы еще сможем на что-то надеяться, иначе пропадем все: и правые, и левые, и те, кто сбоку припека…

Поэтому давайте постараемся сохранить в себе человека. «Человек должен быть порядочным, – писал Фазиль Искандер. – Это осуществимо при любой власти. Порядочность не предполагает героичности, она предполагает неучастие в подлости«.

Так что давайте постараемся. Нам тут жить. Нам детей и внуков растить. И неважно, кто мы по нации. Мы все – разные. И мы все – одинаковые. Мы – казахстанцы. И мы все – люди.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...