Война Миров. Сирийский накал

«Хотелки», блеф и отсутствие союзников у Реджепа Эрдогана

Все участники событий в Сирии желают для себя идеальных условий. Турция, например, хотела бы «разборок» с режимом Башара Асада один на один, без участия России и Ирана. Правительственные войска Дамаска не хотят лобового столкновения с турецкой армией и хотели бы остаться наедине с мятежными боевиками. Москва и Тегеран очень обрадовались бы уходу Анкары с сирийской территории. Есть и те, кому на руку прямое столкновение России и Турции. Но в итоге «сферической Сирии в вакууме» не получается и все стороны конфликта действуют в реальных условиях, а не в идеальных. Реалии же запросто могут привести к большой крови с непредсказуемыми последствиями.

Развитие событий в Сирии показывает, что практически все политические лидеры являются заложниками обстоятельств. Они вроде бы и не хотят большой войны, и осознают потенциальную пагубность вероятных последствий, но дать заднюю никто не в состоянии.

Башар Асад не может отдать приказ своим войскам остановиться, когда территории страны нужно брать под контроль. Наоборот, его публичные установки военнослужащим были «только вперед», не обращая внимание на угрозу боевых столкновений с турецкой стороной. Анкара тем временем продемонстрировала мощь и технологический уровень армии, которая действует по стандартам НАТО. Масса беспилотников, мощное огневое давление, удары авиации турецких сил достаточно быстро дали Дамаску понять, с кем он имеет дело на текущем этапе.

Россия тоже не может «отойти в сторону», как предлагает Реджеп Тайип Эрдоган, и не мешать Анкаре и Дамаску выяснять отношения в «идлибском вопросе». Между Россией и Сирией однозначно существует внятный перечень договоренностей, прав и обязанностей, в которые они вступили еще в 2015 году, когда ВКС РФ начали воевать в сирийском небе. Кремль получил военные базы в полном объеме, поэтому президент Асад тоже должен получить всю Сирию в ее официальных границах.

Фазовым переходом в российско-турецком напряжении будет перекрытие Босфора и Дарданелл для движения российских кораблей (для начала военных). Закрытие проливов – это вариации на тему «мосты сожжены». Разумеется, следом неизбежно включается механизм экономических санкций России в отношении Турции. Примерно то же самое уже происходило после уничтожения российского бомбардировщика Су-24 турецким истребителем в 2015 году.

Экономическое положение Турции сегодня отнюдь не блестящее, а потому Анкара пытается пройти между Сциллой и Харибдой, чтобы сохранить свою зону влияния в Идлибе и не вступить в масштабное противостояние с Россией. Потеря Идлиба для Эрдогана – это мощнейший удар не только по государственному престижу и имиджу, но крах в идеологической сфере, ставящий жирный крест на грезах неоосманского проекта.

Тем временем Сирия официально закрыла небо над провинцией Идлиб. То есть любой самолет или беспилотник в данном воздушном пространстве будет восприниматься как враждебный и сбиваться силами ПВО. Россия, со своей стороны, уведомила Турцию о том, что никаких гарантий безопасности турецким самолетам дать не может. Между российскими портами Черного моря и базами в Сирии уже несколько лет действует так называемый «сирийский экспресс». Это российские военно-транспортные и десантные корабли, которые перевозят военную технику, боеприпасы, ГСМ и другое снаряжение в распоряжение российской группировки и сирийской армии. Перекрытие Босфора означает конец «сирийского экспресса», поэтому российская сторона уже ввела в действие альтернативный маршрут, снабжая войска в Сирии из Балтики через Гибралтар. Плечо подвоза получается в разы длиннее и дороже, зато надежность повышена. К сирийскому побережью уже подошли и заняли там позиции новые российские фрегаты с «калибрами» на борту и мощными системами ПВО. Анализ внешней стороны событий показывает, что Кремль готов к разным сценариям развития событий.

Последний кризис в Сирии показал, что у «многовекторности» в прочтении Реджепа Эрдогана имеется достаточно много слабых мест. Собранный согласно уставу НАТО специальный совет выразил Анкаре моральную поддержку, но никакой военной помощи не обещал под предлогом того, что Турция не является жертвой агрессии, а ведет боевые действия на чужой территории. Анкара открыла границу с Евросоюзом для пропуска на его территорию сирийских беженцев, но симпатий со стороны Брюсселя и других европейских столиц ей это не добавило, а вот раздражение действиями турецких властей однозначно возросло. Понимая, что С-400 использовать против российских ВКС не получится (трояны и все такое), Турция попросила у США поставить американские зенитно-ракетные комплексы, однако и здесь Вашингтон ответил отказом.

Противостоящий Анкаре блок пока демонстрирует единство рядов. Тегеран попросил Турцию «проявлять сдержанность», поскольку и его терпение уже на исходе. Ирану в его геополитических раскладах и сфере влияния нужна единая Сирия, с территории которой можно и на побережье Средиземного моря выходить, и с Ливаном (точнее «Хезболлой») взаимодействовать, и до Израиля напрямую добираться. Поэтому турецкие «хотелки» иранцам интересны лишь в плане того, какие проблемы они за собой влекут.

Дамаск в данной ситуации выступает зависимым игроком. Тем не менее, Башар Асад принял у себя солидную делегацию из Ливии, которая представляет сторону фельдмаршала Халифы Хафтара, тогда как Реджеп Эрдоган играет на стороне официальных властей в Триполи. Прямых контактов между сирийцами и турками нет вообще. Дело в том, что здесь очень много «личного». Асад считает себя преданным, поскольку турецкий лидер одно время льстиво признавался ему в дружбе, а потом упорно и настойчиво требовал свержения.

Президент Эрдоган перепробовал практически все способы мобилизации союзников на сторону Анкары, но ни к каким положительным результатам это не привело. Поэтому 5 марта в Москву он поедет с битыми картами, будь то НАТО, США или Евросоюз. Еще одна потеря пришла по линии собственно турецкой армии. Использование линейных войск в боях в Идлибе показало, что на весь 6-ой армейский корпус (1 пехотная дивизия, 2 танковые бригады, 2 механизированные бригады, 1 бригада спецназа и 7 пехотных бригад) получилось собрать всего несколько батальонных тактических групп, которые можно бросить в бой (да и там потери в живой силе и бронетехнике получились большие). Многие военные наблюдатели после этого пришли к выводу, что угроза прямой войны Турции и России заметно ослабла. Поскольку не имея союзников и на практике узнав реальное положение дел в войсках, ни один вменяемый руководитель не ввяжется в войну против коалиции России, Ирана и Турции, поскольку это будет выглядеть как стопроцентная авантюра.

В сирийской заварухе сегодня перед всеми главными игроками остро стоит вопрос сохранения лица, но перед Анкарой острее всех. Воинственные заявления турецких чиновников и политических функционеров на практике оказались блефом. В ситуации, когда течение дел перешло в практическую плоскость и участники событий перестали учитывать фантомы, очень трудно требовать для себя то, на что не имеешь ресурсов. Не брать во внимание жадность других игроков можно лишь в том случае, когда за тобой явное преимущество в силе, но мартовская Турция таким фигурантом не является.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...