Возможен ли бесконечный режим ЧП?

Сетевые СМИ об антикризисных мерах правительства Казахстана

Марат УТЕУБАЕВ – «Антикризисные меры – основа политического курса Токаева» — 23 марта 2020 года под председательством Главы государства К.ТОКАЕВА состоялось заседание Государственной комиссии по чрезвычайному положению Казахстана.

В условиях режима чрезвычайного положения, Глава государства К.Токаев принял решение о введении широкого комплекса антикризисных мер по поддержке граждан страны, малого и среднего бизнеса в связи с пандемией коронавируса.

По поручению Президента Казахстана общий объем выделяемых средств, не считая налоговых преференций и поддержки на уровне регионов, составит 4 триллиона 400 миллиардов тенге, или 10 миллиардов долларов. На срок действия чрезвычайного положения в стране лишившиеся доходов граждане Казахстана будут получать ежемесячные выплаты в размере одной минимальной заработной платы (42 тысяч 500 тенге). Это мера коснется не менее 1,5 миллионов граждан Казахстана. По поручению Главы государства будет утвержден перечень социально-значимых товаров, по которому будет на время ЧП введено госрегулирование цен. Все это делается для борьбы со спекуляцией.

Глава государства К.Токаев держит на личном контроле буквально все аспекты кризисной ситуации: укрепление политической стабильности и консолидации общества, обеспечение информационной безопасности, повышения социальной защиты населения, минимизацию экономического кризиса, чрезвычайные меры в борьбе пандемией коронавируса и многие другие вопросы.

Мурат ТЕМИРХАНОВ, экономист – «Антирыночные меры борьбы с кризисом» — Антикризисные меры, объявленные президентом, не вызвали большого оптимизма. Как было сказано позже Дауреном АБАЕВЫМ, власти намеренно отказались от популистских и несистемных мер. Однако принятые антикризисные меры во многом сами являются популистскими, антирыночными, и несистемными.

4,4 трлн тенге для Казахстана очень большая сумма. Она составляет 38% от всех расходов республиканского бюджета за 2019 год. Здесь сразу возникает вопрос. Если не будут привлекать дополнительные деньги из Нацфонда, а налоговые и прочие доходы бюджета в 2020 году значительно упадут, то каким образом правительство собирается перераспределить расходы республиканского бюджета на такую громадную сумму?! При этом, только расходы на пенсии и социальную помощь, здравоохранение, и образование в 2019 году занимали около 44% республиканского бюджета.

Раздача 50 тыс тенге для 18 млн жителей означает государственные расходы в 900 млрд тенге (или $2 млрд). Для бюджета и Нацфонда – это вполне приемлемая сумма. С другой стороны, такое одноразовое поступление денег в экономику поддержит падающий потребительский спрос на рынке и поддержит доходы МСБ. Вряд ли человек получив 50 тыс понесет эти деньги в банк на депозит или пойдет в обменный пункт, чтобы купить себе $100. Особенно это касается населения, которое имеет низкие доходы. Судя по статистике доходов населения, таких людей подавляющее большинство в Казахстане.

Если посмотреть на антикризисную меру, согласно которой «лишившиеся доходов граждане будут получать ежемесячные выплаты в размере 1 МЗП (42 500 тенге)», то как раз таки её уже можно назвать популистской и несистемной. На сегодня уже был объявлен процесс выдачи денег и сразу стало понятно, что он потребует сложных бюрократических процедур и подавляющее число пострадавших не получат денег потому, что либо не захотят связываться с такой бюрократией и хождением по инстанциям, либо они имели серые доходы, которые невозможно доказать.

В заключении хотел бы повторить еще раз о чем писал ранее. По всем антикризисным экономическим мерам правительства очень важно проверять, будут ли они улучшать или ухудшать конкуренцию и рыночные механизмы в экономике в целом или в отдельной отрасли. Если мера ухудшает ситуацию, то она должна быть отвергнута. К сожалению, по объявленным антикризисным мерам такой проверки сделано не было. Около полвины из них будут напрямую ухудшать конкуренцию и рыночные механизмы в экономике, что в долгосрочном плане негативно скажется на развитии страны.

«Как долго продлится «небесный мандат» власти?» — Коронавирус – кому беда, а кому мать родна. Как ни цинично это звучит, но введение чрезвычайного положения – это возможность принимать экстренные меры, которые были бы не возможны в обычных условиях. Нас ждет серьезное падение доходов населения, инфляция, деловой активности, сокращение госбюджета. Что еще должно произойти, чтобы принимать решения не сиюминутного характера, а системного? При этом надо исходить из того, что деньги в стране есть и главный вопрос — перераспределение финансовых потоков, бенефициарами которых станут не привилегированные компании, а население страны. А следовательно – демонополизация экономики. И тут нужен честный разговор. Ну или почти честный…

Сегодняшнее состояние дискуссий о радикальных реформах напоминает споры о том, в какой цвет красить унитаз в условиях, когда сломана вся система канализации.

Но есть «прорывные» детали, которые внушают осторожный оптимизм. Например, на днях Председатель правления НПП РК «Атамекен» Аблай МЫРЗАХМЕТОВ неожиданно предложил конкретные меры по сокращению административных расходов. Выступая в прямом эфире телеканала ATAMEKEN BUSINESS, глава Нацпалаты сказал, что «сейчас в самый раз надо проводить реформу квазигосектора». По каким-то причинам, он предложил начать с Национального управляющего холдинга «Байтерек», административные расходы которого превышают 54 млрд тенге.

Отечественные экономисты справедливо раскритиковали механизм поддержки бизнеса, назвав его «избирательным» и не прозрачным. Например, не ясно, почему рассматривается вопрос «налоговых стимулов для отдельных категорий МСБ: крупных объектов торговли, кинотеатров, театров и пр.? Да, им придется нелегко, но не важнее ли предотвратить продовольственный кризис, поддержать систему здравоохранения и образования? А главное – поддержать потребительский спрос, то есть не тех, кто продает, а тех, кто покупает. Эта задача была актуальна и до начала кризиса. А уж теперь и подавно. 6-процентные кредиты для бизнеса выглядят как изощренная издевка.

Те меры, которые предлагает правительство, сводят на нет хотя бы риторику об уменьшении доли государства в экономике. Замена дорогих кредитов на льготные еще больше законсервирует ситуацию. Особенно при том, что у банков и так полно ликвидности.

Вообще, «заливание деньгами» — это первый признак плохого менеджмента. Но что-то другое наше правительство за последние 20 лет делать просто уже разучилось. Даже те, кто когда-то умел.

Бизнесу настоятельно рекомендуют «принимать меры по сохранению рабочих мест». Но способен ли НПП «Атамекен» проработать комплекс мер по поддержке работодателей? А что они делали до сих пор? Не нужно быть Эйнштейном, чтобы предугадать такую задачу еще три недели назад. Аналогичный вопрос к фискальным органам – понадобилось поручение президента, чтобы «разработать комплекс мер по налоговому стимулированию деловой активности и обеспечению стабильности цен». Этого не смогли сделать и в лучшие времена. Что они смогут предложить сейчас?

Что такое государственное регулирование цен? Решит ли проблему временное снижение НДС на сельхозпродукцию и продукты питания, обнуление таможенных пошлин по критически важному импорту?

Как заставить работать «экономику простых вещей» в условиях расширяющегося карантина? Онлайн лопаты не изготовить. И ни 6, ни 8 процентов кредитования сейчас уже ничего решат.

Ержан ЕСИМХАНОВ, юрист – «Казахстанцы через какие-то три месяца столкнутся с проблемой – у них не будет денег» — С одной стороны, смотришь и думаешь – вроде бы наше государство все делает правильно. Карантин жесткий объявили, до людей все внятно доносят, на проблемы реагируют, программу помощи начали. Вот, президент выступил, массу позитивных вещей объявил, включая субсидии малоимущим. В общем, хорошо реагируют на проблему, что сказать. А с другой стороны, когда начинаешь разбираться, то становится видно – эти меры какие-то половинчатые, что ли.

Поймите одну простую вещь, друзья – экономика в стране сейчас не работает. Это медицинский факт. Все экономические цепочки, которые обеспечивали нормальный процесс работы и зарабатывания денег для миллионов людей в стране, сейчас остановлены, или просто оборваны. Эти цепочки сейчас государство восстанавливает, как может – но оно никогда не сможет восстановить их все.

Поэтому все те люди, которые сейчас сидят дома, радуясь неожиданным каникулам, и постят фоточки о том, что в Казахстане выросло число разводов после введения карантина, через какие-то три месяца столкнутся с простой, как мычание, проблемой – у них не будет денег.

Физически не будет. А денег не будет, потому что не будет работы. А работы не будет, потому что бизнес, который сейчас отчаянно выживает, умрет. А умрет он потому, что меры помощи, которые объявило государство – на самом деле не меры помощи, а имитация таковых.

Мирас НУРМУХАНБЕТОВ – «Есть ли жизнь после карантина?» — То, что пандемия уйдет и карантин с чрезвычайным положением отменят, ни у кого не вызывает сомнений – даже у отъявленных пессимистов и любителей фильмов жанра «постапокалипсис». Но мир уже не будет прежним, это тоже ясно всем. И к тому, что нас ожидает, надо готовиться уже сегодня – чтобы опять не быть застигнутыми врасплох.

Эпидемиологи КНР сейчас говорят о возможности прихода нового, «модифицированного» коронавируса, и страна к нему готова, как никакая другая. Мы же, как и многие страны мира, пока только осваиваемся в условиях карантина – каждый в своих, со своими ограничениями и запретами, а также с национальными особенностями поддержки тех, кто оказался в беде или на ее грани.

Наверное, никого не удивим, сказав, что цены на многие товары и услуги существенно возрастут – особенно, на импорт, который у нас составляет подавляющее большинство в ТНП и существенный процент продовольственных товарах. Даже обычное сезонное снижение цен не повлияет на общую картину. При этом, цены и тарифы будут расти объективно и повсеместно, и никакие акиматовские проверки и указы президента с премьер-министром это предотвратить не смогут.

Еще во время режима ЧП возможны всплески стихийных протестов и того, что принято называть голодными бунтами. От того, как с ними будут бороться или какие превентивные меры будет предпринимать власть, зависит очень многое. Так, в первую очередь, необходимо обратить внимание на тех, кто потерял заработок из-за введения карантина. Причем, это не только работники коммунальных и сервисных служб, предприятий общепита и торговли, живших за пределами закрытых городов, но работавших в них, но также тех, кто перебивался ежедневными заработками с поденной оплатой.

«Бесконечный режим ЧП?» — А ведь режим чрезвычайного положения в Казахстане, который ввел своим указом 15 марта 2020 года президент РК Касым-Жомарт ТОКАЕВ, может не завершиться в 7 часов утра 15 апреля 2020 года. В пользу этого весьма пессимистичного прогноза есть несколько аргументов.

Казахстанцы постепенно привыкают жить в принципиально новом для себя мире. В мире, где кардинально ограничиваются передвижения людей, транспорта и товарных потоков, и где задача ежедневно выживать стоит уже не только перед гражданами и бизнесом, но и самим государством.

При том более чем напряженное, военно-политическое и торгово-экономическое противостояние на земном шаре отнюдь не прекратилось и даже не ослабло, а просто отошло временно на второй план из-за необходимости его участникам срочно решить свои текущие проблемы.

В этих новых условиях казахстанская авторитарная политическая система и «суперпрезидентская вертикаль», как это ни грустно признавать, оказываются более устойчивыми и эффективными, чем политические системы и госаппараты в странах демократических. Не столько благодаря своей жесткости и эффективности, сколько многолетней привычке и готовности подавляющей части казахстанцев, во-первых, подчиняться воле властей, во-вторых, выживать в самых сложных условиях.

Ну и, конечно, важную роль играет патриархализация казахстанского и особенно казахскоязычного общества — именно сейчас родственные и дружеские связи становятся тем самым социальным капиталом, который помогает выживать многим в стране.

Между тем, судя по сообщениям в прессе и Интернете пандемия коронавируса вполне может продлится как минимум до конца текущего года, а возможно продолжится несколько лет. В этих условиях Акорда и Библиотека будут постоянно оказываться перед искушением продлить в очередной раз режим ЧП, причем независимо от того, сколько граждан окажется заражено коронавирусом.

Хотя бы потому, что Казахстан граничит с Китаем и с Россией, а также через Каспийское море — с Ираном. И если где-нибудь в мире начнется вторая (третья) волна заражений, то вполне логично будет от нее защищаться. Тем более что для продления режима ЧП достаточно подписать очередной президентский указ. Очевидно, что делать это бесконечно невозможно, но в мировой истории есть примеры, когда чрезвычайное положение действовало десятилетиями.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...