Коронавирус вмешался в планы: что ожидает казахстанцев в 2020 году

Отрицательный экономический рост, двузначная инфляция – это еще не весь перечень проблем

Работу над ошибками провел Национальный банк РК. Два предыдущих решения – сначала о повышении базовой ставки 10 марта с 9,25% до 12% и затем сохранение ставки на этом уровне 16 марта, были ошибочными.

3 апреля главный банк страны все-таки пошел на попятную, снизив ключевую ставку до 9,5% и тем самым признав собственную недальновидность.

***

Логика Национального банка, который в марте отметился непопулярным для экономики решением, была подробно изложена нами в статье «За что бьемся: за «приличный» курс национальной валюты или экономический рост?». В марте он считал, что лучший вариант – поддержать тенге и сдержать инфляцию. Поскольку он отвечает головой за эти два параметра. За экономический рост де-факто он не отвечает, хотя три года назад были поползновения принудить его выполнять несвойственную ему функцию.

И все-таки, как правильно действовать в условиях кризиса: опустить ключевую ставку, как поступили развитые страны, или поднять, как сделал Казахстан? Почему для США важна экономика, а для нас – инфляция и курс тенге?

Сравнения напрашивались сами собой: модель поведения Нацбанка РК очень сильно отличается, например, от стратегии ФРС США, которая снизила ключевую процентную ставку до 0-0,25%, объявила о начале новой программы количественного смягчения на общую сумму 700 млрд. долл. США для поддержания экономики и снижения последствий возможной рецессии.

«То есть, у нас, получается, разные стратегические задачи: для нас важно удержать, хотя бы немного, курс национальной валюты от катастрофического падения, а у США – не допустить снижения экономического роста и рецессии», — сделали мы вывод.

***

Так часто еще экстренных заседаний Нацбанк не проводил никогда.

10 марта он не только поднял базовую ставку до 12%, но и расширил процентный коридор с 1 п.п. до 1,5 п.п. И своим решением от 3 апреля, опять-таки, принял внеочередное решение, на этот раз он снизил ключевую ставку до 9,5%, но при этом расширил процентный коридор до +/-2 п.п. Таким образом, ставка по операциям постоянного доступа по предоставлению ликвидности составит 11,5% и по операциям постоянного доступа по изъятию ликвидности – 7,5%.

Расширение процентного коридора Национальный банк рассматривает как сдерживающий фактор для возможного спекулятивного давления на обменный курс со стороны участников рынка. Скажем, если кто-то из банков захочет позаимствовать у Нацбанка тенге для скупки долларов, то стоимость тенгового заимствования составит 11,5%.

Вполне рациональное решение, если учесть, что у некоторых игроков, не особенно блистающих своими успехами на финансовом рынке, очень сильно повышен аппетит к спекуляциям.

***

Безусловно, требовалось объяснить, почему Нацбанку потребовалось всего 2 недели, чтобы понять ошибочность собственных суждений. Он же не флюгер, чтобы каждый раз разворачиваться при смене направления ветра.

Ситуация, конечно, непростая. И не мы одни столкнулись сразу, одновременно с несколькими едва ли не катастрофическими вызовами: это и двукратное падение цен на нефть, неопределенность дальнейших перспектив в отношении соглашения OPEC+, пандемии коронавируса COVID-19. И да, Нацбанк на этот раз открытым текстом подтвердил, что повышение базовой ставки до 12% было направлено в первую очередь на формирование обменного курса тенге на равновесном уровне, на стабилизацию инфляционных ожиданий и ограничение распространения влияния внешнего шока на финансовый рынок.

Но после того, как президентом Касым-Жомартом Токаевым были инициированы два пакета антикризисных мер по обеспечению социально-экономической стабильности страны в объеме 4,4 трлн. тенге, а правительство пересмотрело ключевые параметры бюджетной политики, запланировав значительные расходы на финансирование антикризисных мер, Нацбанк счел, что нужно менять тактику.

«В этой связи Национальный банк считает, что в дальнейшем продолжительное поддержание базовой ставки на текущем уровне может оказать ограничивающий эффект на экономическую активность», — отметили в главном банке страны.

Сопротивление тем более бесполезно, что уже по итогам марта 2020 года инфляция в годовом выражении составила 6,4%, превысив установленный целевой коридор 4-6%. «По итогам текущего года мы ожидаем, что годовая инфляция сложится в пределах 9-11% с последующим замедлением в 2021 году», — безутешно констатируют в Нацбанке.

Инфляция подскочила, как температура, — внезапно. Объяснение этому простое: «К повышению уровня инфляции привели одновременные шоки спроса и предложения со стороны внешнего сектора, обусловленные расширением пандемии коронавируса COVID-19 и резким снижением цены на нефть до многолетних минимумов, а также ограничения внутреннего предложения».

***

Что ожидает нас в 2020 году, кроме двухзначной инфляции? Как это видят специалисты Нацбанка? Поможет ли снижение ключевой ставки национальной экономике?

Увы, ожидания – довольно пессимистичные: «Оценки Национального банка демонстрируют, что при сохранении текущих условий экономический рост в текущем году будет отрицательным».

Он лишь надеется, что сгладить отрицательное влияние коронавируса и поддержать экономическую активность, кроме снижения базовой ставки, помогут расширение Программы «Экономика простых вещей» до 1 трлн. тенге и принятие Программы льготного кредитования субъектов малого и среднего предпринимательства на сумму 600 млрд. тенге.

***

Отрицательный экономический рост, двузначная инфляция – это еще не весь перечень проблем. Кризис движется по всем фронтам, и мы получим в итоге весь спектр катаклизмов, начиная от бюджетного дефицита и заканчивая ростом безработицы. Поэтому очень важно критически оценивать все принимаемые решения и исправлять ошибки, как можно быстрее. В этом плане Нацбанк, пожалуй, заслуживает не бичевания, а похвалы.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...