«Какими казахстанцы выйдут из коронавирусного кризиса?»

Сетевые СМИ о будущем

Сауле ИСАБАЕВА – «Какими казахстанцы выйдут из коронавирусного кризиса?» — Уже очевидно, что пандемия коронавируса и ее последствия вызовут массовую переоценку жизненных ценностей. В Казахстане этот тренд особенно ярко прослеживается в соцсетях, из которых вдруг исчезли споры по национально-языковым и другим вопросам, долгое время вносившие дискомфорт и раскол в общество, зато активно обсуждаются темы коллективной ответственности, общественной солидарности, борьбы за выживание. Возможно, это лишь временная реакция и после глобальной встряски все вернется на круги своя. Но как бы то ни было, кризис обещает наложить отпечаток на всех нас и заставить пересмотреть взгляды на жизнь. Вот только в какую сторону? Об этом мы попросили поразмышлять наших постоянных экспертов.

Нурлан АСЕЛКАННурлан АСЕЛКАН, главный редактор журнала «Космические исследования и технологии» — Мне кажется, что нужно оптимистично смотреть на нынешние изменения. Почему? Потому что они происходят с нами не по нашей воле и не по воле какого-нибудь политического «кумира», чтобы можно было относиться к ним несерьезно, как мы делали до сего времени. Пришли в движение стихийные силы такого огромного масштаба, что мы вынуждены принимать очень важные для себя и для страны решения, причем в условиях абсолютного цейтнота.

Сегодня страны и их руководители разделились на два типа: тех, кто любой ценой пытается вернуться к прежнему состоянию, и тех, кто принимает произошедшие изменения и начинает создавать новое. Думаю, в этом плане у Казахстана есть определенные поводы для оптимизма. Ведь то, как мы жили и строили до сего дня, было всего лишь пребыванием во времянке. В историческом, социальном, морально-этическом смыслах мы сформировали весьма непривлекательное общество. Мы создали схему, где нарастала социальная несправедливость, где все просто существовали, терпели и в лучшем случае готовились к жизни когда-то в будущем или в другом месте. А сейчас вся это гнилая одежонка с нас слетает, многие кумиры и властители дум оказываются низверженными, и на первый план выходят те, кто как пожарный пытается спасти ситуацию.

Главный вопрос заключается в том, как мы будем себя вести, когда пожар погаснет, и мы окажемся на остовах сгоревшего здания?

Максим КРАМАРЕНКОМаксим КРАМАРЕНКО, председатель ОО «Республиканское славянское движение «Лад» — Следует обратить внимание на то, как отреагировали на пандемию страны с разными политическими традициями. Китай, Сингапур, Южная Корея приняли системные и эффективные меры «сдерживания» эпидемии, в то время как «коллективный Запад» оказался неспособен даже помочь самому себе. В связи с этим его единство и декларируемые им ценности поставлены под серьезное сомнение. По большому счету, в схватке с коронавирусом западный индивидуализм проигрывает различным формам коллективизма.

Подобные обстоятельства должны сказаться и на ценностных ориентирах казахстанцев. Речь в данном случае идет не о том, кто должен быть нашим союзником, а о выборе модели построения справедливого общества. Пока мы видим, что страны развитой демократии, где каждый сам за себя, несут больше потерь, чем страны, имевшие социалистический опыт коллективизма, и нации, являющиеся представителями дальневосточной политической культуры.

Айман ЖУСУПОВА, эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента — Период кризиса, как правило, ведет к пересмотру, переоценке существующих в обществе моделей взаимодействия, особенно если в нем есть готовность к подобного рода изменениям.

К примеру, ряд организаций Алматы, в том числе Центральный рынок, начали бесплатно выдавать и развозить продукты питания и медикаменты некоторым группам нуждающихся, несколько кафе и кофеен выступили с инициативой доставлять кофе и хлеб врачам, которые оказались на передовой борьбы с коронавирусом, активизировались различные волонтерские движения. Можно предположить, что этот тренд получит продолжение, поскольку социальные сети, которые возникнут в этот период, вероятнее всего, будут нужны и в будущем на фоне усиления восприятия общества как единого целого.

Ермухамет ЕРТЫСБАЕВЕрмухамет ЕРТЫСБАЕВ – «Солидарность – главное оружие общества против пандемии» — Это большое испытание и для Казахстана. Мы уже погрузили экономику в искусственную кому, заперли два крупнейших центра страны на замок и наблюдаем за тем, как наши сограждане заражаются новым вирусом. Невидимый враг вторгся и к нам.

Война будет продолжаться, возможно, не одну неделю и не один месяц. В этих условиях мы должны сохранять единство, какое, например, продемонстрировали китайцы. Провокаторов мы должны в условиях военного положения наказывать соответственно моменту. Например, есть личности, которые говорят о том, что у казахов откуда-то есть иммунитет к новому вирусу, есть те, кто призывает спасать сначала экономику, а на людей обращать внимание во вторую очередь, – всё это проявления частного фашизма, в текущих условиях это зло. Все они достойны наказания.

В такой трудный момент мы должны отбросить свои политические конфликты и выступить единым фронтом против невидимого врага. Граждане должны соблюдать карантин, объявленный властями, государство – помогать бизнесу, бизнес – не увольнять людей, лишая их будущего. Этот год будет, как я уже ранее говорил, возможно, самым тяжёлым в истории современного Казахстана, и именно в этих условиях мы проявимся как нация – способны ли мы к демократии и плюрализму мнений, способны ли мы помогать слабым и не думать исключительно о личной выгоде в момент, когда весь без исключения народ находится в опасности.

«По поводу призыва Ертысбаева объединяться» — Можно, конечно, не обращать внимание на этот призыв политического пенсионера, однако в данном случае интерес представляют два обстоятельства: явная попытка власти (а Ертысбаев по-прежнему ее верный слуга) использовать нынешний кризис для консолидации общества вокруг себя, явно выраженная неготовность правящей элиты признавать свои ошибки и преступления.

Судя по этим заявлениям, Ермухамет ЕРТЫСБАЕВ лично уже определился с тем, с кого должен брать пример Казахстан – с Китайской Народной Республики. Другое дело, что Акорда и Библиотека не могут открыто последовать его совету, хотя бы потому, что другим ключевым соседом страны является Российская Федерация. Она, кстати, тоже (и достаточно адекватно) борется с коронавирусом, падением мировых цен на нефть и ослаблением национальной валюты, и, более того, уже продемонстрировала что российский авторитаризм явно покачественнее чем казахстанский.

Подводя итог, отметим, что вряд ли гражданское общество последует предложению Ертысбаева «отбросить свои политические конфликты и выступить единым фронтом против невидимого врага». Но нет никаких сомнений, что призывы такого рода со стороны власти будут звучать постоянно.

В то же время мы полностью согласны с тем, что «Этот год будет …возможно, самым тяжёлым в истории современного Казахстана, и именно в этих условиях мы проявимся как нация – способны ли мы к демократии и плюрализму мнений, способны ли мы помогать слабым и не думать исключительно о личной выгоде в момент, когда весь без исключения народ находится в опасности». Но при этом считаем, что казахстанцев спасут не нынешние власти, а они сами. Просто потому, что за последние сто с лишним лет они научились выживать в куда более сложных и тяжелых условиях.

И только это и вселяет оптимизм.

Максим КАЗНАЧЕЕВ«Максим Казначеев: Акорда оказалась в вилке непопулярных социальных решений» — Нынешние социально-экономические проблемы, вызванные введением чрезвычайного положения и карантина, а также снижением цен на нефть, вызывают дискуссии в обществе о путях дальнейшего развития страны и о возможных последствиях непопулярных решений президента и правительства. Известный казахстанский политолог Максим КАЗНАЧЕЕВ ответил на ряд вопросов «Эха Казахстана», прокомментировав сегодняшнюю политическую ситуацию и возможные перспективы — Акорда оказалась в вилке непопулярных социальных решений. С одной стороны, отказ от введения карантина приводил к взрывному росту заболеваемости и смертности граждан по модели, которую мы сейчас наблюдаем в США и некоторых странах ЕС. Если не вводить карантин, то через некоторое время медицинская система просто перестанет справляться с ростом заболеваемости. Что, в свою очередь, вызовет закономерную критику власти (как это происходит в наиболее пострадавших странах ЕС).

С другой, введение карантина в прямом и переносном смысле «убивает» экономику – особенно малый и средний бизнес (МСБ). Анонсированная поддержка национальной экономики в размере 10 млрд долларов – а это номинальный ВВП страны за целый месяц и более 11% от всего объема накопленных резервов Нацбанка и Нацфонда, – показывает истинные масштабы экономического провала.

В силу этого Акорда пытается использовать информационный эффект от карантина в свою пользу – через включение пропагандистских инструментов «сплочения общества» перед лицом угрозы эпидемии. Пока эти инструменты работают, но если кризис продлится больше полутора-двух месяцев, то терпение населения может исчезнуть.

Политические процессы поставлены на паузу до осеннего политического сезона – и власть и элиты стремятся взять перерыв до стабилизации ситуации. Никто уже не хочет рисковать с проведением досрочных парламентских выборов в условиях тотального обвала экономики.

Кроме того, необходимо провести ревизию ресурсов перед началом парламентской избирательной кампании – и исходя из этого выходить на выборы с новым «социальным контрактом» между властью, обществом и олигархами. Кризис временно сместил акценты в общественном мнении с проблематики политической модернизации на вопросы социального характера. Однако в среднесрочной перспективе именно социальная проблематика будет выступать базой для кристаллизации уже политических требований к власти.

Бауыржан ТОЛЕГЕНОВБауыржан ТОЛЕГЕНОВ – «Карантинная развилка» — Сегодняшнюю ситуацию в Казахстане можно сравнить с зависшим маятником, который может качнутся в любую сторону… В нашей стране, как и во всем мире, под воздействием COVID-19 меняется повестка между государством и обществом. При всех рисках протестности, карантинная пауза позволяет власти выиграть время, подготовиться к негативным сценариям. И если она сумеет воспользоваться «коронавирусным» окном возможностей, то получит возможность укрепиться. И вот почему.

Коронавирус запустил сложную «химию» в общественном сознании – флэшбеки из прошлого и постапокалиптические сюжеты из будущего стали существенно влиять на мировосприятие казахстанцев. В возрастной категории «40+» обострились включения из памяти 90-х годов, с их беспросветностью и неопределенностью бытия. А в сознании миллениалов дедушкины страшилки о былом лихолетье приобрели реалистичные очертания. На выходе – негативные образы прошлого и будущего торпедируют запрос на перемены. Восприятие действительности через «коронавирусную» оптику повысило в цене индексы безопасности. Стал оформляться общественный запрос на порядок, открывая перед властью возможность перезаключить договор «порядок/стабильность в обмен на свободы».

Чрезвычайное положение и жесткая карантинная политика позволили власти мобилизовать силовой аппарат, провести его слаживание в условиях близких к реальным. Власть показала, что не картонная, как это могло показаться ранее. Таким образом, создан запас прочности для удерживания посткоронавирусной протестности. При этом власть получила легальный и уместный повод по секьюритизации госполитики, чего в последнее время не хватало реакционной партии, продвигающей охранительную повестку.

Так или иначе, в дискуссии о судьбе политической системы и возможности ее изменения либо в сторону усилении автократии, либо в сторону демократизации, важно, что ситуация с коронавирусом показала, что местное общество по своей сути остается отзывчивым к автократии.

«Айдос Сарым: Может, мы и научились правильно мыть руки, но не научились критично воспринимать информацию» — Кризис этот закончится, мы сможем выйти из чрезвычайщины, наработать свой физический и культурный иммунитет, но важно думать о будущем. А в будущем нам нужны реформы здравоохранения, образования, полиции, армии, судебно-правовой системы. Надо качественно пересмотреть наше отношение к бизнесу и предпринимательству, нашему сельскому хозяйству и фермерству. Нам надо реально запустить своё производство «простых вещей», есть свой хлеб и картошку, пить своё молоко, шить свои защитные маски и выпускать свой парацетамол.

Айфоны и гаджеты – это красиво, но это вовсе не главное. Выросла цена и стоимость всего аналогового, настоящего, коренного, своего, до которого можно дотянуться руками, когда даже весь мир отвернулся и закрылся. «Цифра» – это хорошо, прогрессивно, эффективно, но иметь и держать наготове их аналоги, аналоговое тоже нужно. Вылетел интернет, мы начали ценить силу и мощь телевидения. Надо было распространять проверенную информацию, выросло значение профессиональных журналистов и пиарщиков.

Просто иногда для того чтобы поменять качество, нужен элементарный уровень доверия. Очень хочется, чтобы новые реформы мы начали с уровня солидарности, уважения и доверия, а не с негатива, злобы и недоверия, как это у нас зачастую происходило все эти годы.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...