Неизвестный Казахстан

Коронавирус открыл неожиданные грани страны

COVID-19 и принесенные им последствия открыли массу тех сторон Республики Казахстан, которые мало сочетаются с устоявшимися стереотипами о ней. И если то, что реальный уровень безработицы оказался на порядок выше официального трудно отнести к разряду неожиданностей, то способность государства за 12,5 дней возводить инфекционные больницы однозначно удивила. Чем больше в руках государственного руководства достоверной информации, тем выше вероятность принятия правильного управленческого решения. Сегодня таких сведений у Акорды однозначно больше, чем до эпохи карантинов.

В свое время руководитель СССР Юрий Андропов жаловался, что «мы не знаем общество, в котором живем». Видать, данная проблема ему сильно мешала, ведь до поста генерального секретаря ЦК КПСС он возглавлял КГБ, который по идее был в курсе всего происходящего в стране, но все равно самокритично указывал на базовый пробел в информации. Годы складываются в десятилетия, однако незнание страны, в которой живешь, никуда не исчезло. Причем, в плену стереотипов находятся как власть, так и обыватели.

Высшее политическое руководство оказалось неожиданно смелым. Мы не верили даже в то, что Казахстану с его управленческим, организационным и экономическим ресурсом под силу создать карантин хотя бы в Талдыкоргане. Однако Акорда резво ввела режим чрезвычайного положения, а потом закрыла на жесткий карантин Нур-Султан и Алматы. Мы не знаем, впадало ли руководство в экстаз от собственной смелости, но на общество все это произвело впечатление в плане решительности и политической воли.

Вероятно, смелости Акорде придавала уверенность в том, что люди, пережившие 90-ые годы, пару месяцев тотального сворачивания линий жизни как-нибудь «перетопчатся». При этом определенный вариант общественного договора в виде 42500 тенге для особо нуждающихся был предусмотрен. До конца не ясно, выплата в размере минимальной заработной платы предполагалась изначально, или стала талантливым управленческим экспромтом, но вещь явно сработала.

В Республике Казахстан у государства нет традиции и практики делиться деньгами с обычным населением, поэтому поначалу история с 42500 из привычного ряда не выбивалась. Получение денег обставили таким количеством бюрократических препон, что сразу стало ясно – простой смертный их получить не сможет. Однако вскоре волевым решением Касым-Жомарта Токаева процедуру упростили предельно максимально, да еще добавили в число получателей пособия самозанятых. Разумеется, когда счет выплат пошел на сотни тысяч, без истерики и угроз со стороны чиновников не обошлось, но они на удивление быстро успокоились и выплаты от государства продолжились в прежнем режиме, охватив миллионы граждан.

Неприятно удивила система здравоохранения. В какие-то моменты 30% всех инфицированных коронавирусом составляли медработники, из-за чего родилась шутка, что если бы казахстанцев не лечили, то распространение заболевания протекало бы гораздо медленнее. Про непрофессионализм и некомпетентность чиновников от медицины население знало и догадывалось давно, но в ходе карантинов все это проявилось чрезвычайно выпукло, а потому еще более пугающе. В отличие от 42500 для самозанятых, специальные денежные надбавки для медиков – озвученные главой государства – до многих непосредственно работающих с COVID-19 так и не дошли даже в урезанном виде.

Коронавирус показал, что миллионы жителей страны находят себе кусок хлеба без всякой помощи или какого-нибудь другого содействия со стороны государства. Однако вся эта конструкция оказалась предельно хрупкой и уязвимой. Поэтому закрытие салонов красоты, СТО, тренажерных залов, бутиков в торгово-развлекательных центрах, продуктовых рынков быстро нанесло по негосударственной сфере занятости удар такой силы, который для многих в финансовом выражении получился смертельным.

Если концепцию слышащего государства реально получилось претворить в жизнь, то правительство не может не слышать горестные стоны со стороны владельцев и работников малого бизнеса, дачников, отрезанных от своих огородов блок-постами в самый разгар посевной, впавших в депрессию женщин из-за невозможности сделать маникюр и просто родителей школьников, для которых изоляция протекает в режиме домашнего ареста.

Президент при всех оговорках в своем специальном выступлении все-таки сказал, что режим ЧП 11 мая должен завершиться. Тем самым на практике подтверждена обретенная государством способность нет-нет слышать свое население. Зато впереди нас ждет не менее захватывающий выход из карантинов, который откроет еще массу сторон Неизвестного Казахстана. Будем надеяться, что государство на основе увеличивающегося массива достоверной информации будет принимать все более адекватные действия в динамично меняющейся обстановке.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...