Неосторожное чувство превосходства

Мировой парадокс: в 2020 году развитые экономики упадут гораздо сильнее, чем недоразвитые. Вернее, развивающиеся. Или, что точнее, - плохо развивающиеся

Первый шок после замирания экономики в мировом масштабе прошел и, наконец, аналитики, приступили к своим прямым обязанностям: моделировать и прогнозировать наше будущее. Взгляды экспертов сходятся лишь в одном – что и мировая экономика, и экономики разных стран столкнутся не только с рецессией, но и реальным падением. Казахстан – не исключение. Однако глубина падения видится всем по-разному.

Так, например, Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) прогнозирует падение ВВП Казахстана на 3% в 2020 году, а международное рейтинговое агентство Moody’s Investors Service предрекает чисто символическое падение – всего на 0,5%.

Оптимизм Moody’s нам нравится больше. Хотя от экспертов мало что зависит на самом деле – сейчас главную скрипку должно играть правительство. Только его партитура предопределит либо экономический успех страны, либо ее поражение.

***

«Падение ВВП Казахстана составит 3% в 2020 году на фоне более низких цен на сырье, запланированного сокращения объемов добычи нефти и воздействия мер по изоляции, что приведет к замедлению в секторах розничной торговли, транспорта и гостиничного бизнеса», — назвали три главные причины падения аналитики ЕБРР в своем макроэкономическом отчете.

Увы, но брутальности у казахстанской экономики нет: промышленность настолько не развита, что экономисты даже не пытаются подсчитать, какой минус внесет падение этой отрасли в ВВП. Может быть, мы уже перескочили все этапы развития и, сами не заметив, построили сервисную экономику: чего только стоит перечисление секторов, которые пострадают от пандемии — розничная торговля, транспорт и гостиничный бизнес?!

В казахстанских реалиях, увы, все атрибуты сервисной экономики – в том числе вышеперечисленные отрасли, развиваются не благодаря тому, что мы уже прошли такой важный этап – индустриальное развитие экономики, а вопреки всему. Ведь сервисная экономика – это не только отличное развитие сервисов, но и высокопроизводительная промышленность, индустрия знаний, высококачественные и инновационные услуги. Чего у нас как не было, так и нет.

Мы, конечно, можем себя тешить мыслью, что из этого сора когда-нибудь родится экономическое чудо. Но, увы, чудес такого рода не бывает. Именно поэтому ЕБРР как бы очень тактично, боясь показаться невежливым, намекает на то, что, ребята, вот еще один ваш шанс не оказаться на задворках мира: он пишет, что, дескать, нынешний кризис может «создать условия для диверсификации экономики от чрезмерной зависимости от нефтегазового сектора».

По мнению экспертов, «Казахстан имеет достаточные бюджетно-финансовые возможности и валютные резервы для поддержки бизнеса и внутреннего спроса. Банковский сектор является ликвидным, и кредитование экономики в основном ограничено повышенной оценкой рисков кредиторами».

Однозначного рецепта, как сделать так, чтобы очень быстро появился в стране промышленный сектор, конечно же, нет. Для этого потребовались бы правильные и последовательные решения, громадные средства, реальные шаги и долгие годы. У Казахстана уже много раз были такие шансы, и он ни разу ими не воспользовался, потому что в стране культивируются совсем другие экономические «ценности»: коррупция, лоббизм, протекционизм, местечковость.

Эксперты РА Moody’s Investors Service, напротив, прогнозируют, «реальный ВВП Казахстана сократится незначительно, примерно до 0,5% в 2020 году, а значительные экономические стимулы правительства окажут некоторую поддержку внутренним расходам».

Они видят хороший знак в том, что правительство в 2020 году направит 1,8 трлн. тенге на развитие инфраструктуры, строительство и проекты по содействию диверсификации экономики, таких как развитие агропромышленного комплекса.

Однако никаких ожиданий от этих действий у экспертов нет. И быть их не может. Поскольку традиционно многие проекты в Казахстане сопровождаются лишь «успешным освоением средств».

***

Реальный ВВП Казахстана сократится до 0,5% в 2020 году и восстановится примерно до 3% в 2021 году, считают в Moody’s Investors Service.

ЕБРР, в свою очередь, ожидает, что в 2021 году рост национальной экономики составит 5,5% после частичного восстановления цен на нефть и возобновления внутреннего спроса к середине года. Но существуют реальные опасения, что, возможно, свое негативное влияние на этот прогноз может оказать «беспрецедентная неопределенность».

Основной сценарий, который рассматривает ЕБРР, предполагает постепенное ослабление мер по сдерживанию вируса на внутригосударственном уровне и возврат к нормальности во второй половине 2020 года. Также сценарий предусматривает умеренное влияние кризиса на долгосрочную траекторию ВВП с восстановлением роста к концу III квартала, но с потенциально значительными долгосрочными экономическими, политическими и социальными последствиями.

«Если социальное дистанцирование будет поддерживаться дольше, чем предполагалось, рецессия может быть намного глубже, и понадобятся годы, чтобы снова выйти на показатели ВВП на душу населения 2019 года», — говорится в отчете.

***

Международный валютный фонд говорит о том, что вероятность беспрецедентного падения мировой экономики в 2020 году высока. Прежде всего, потому, что в ряде стран уже в 1 квартале с.г. зафиксированы двухзначное падение ВВП: в Китае – на 36,6%, Франции – на 21,3%, Испании – на 19,2% и в Италии – на 17,5%. При этом ожидания аналитиков фонда сходятся в том, что II квартал года будет «неизбежно хуже».

А Казахстан в 1 квартале даже в минус не ушел – ВВП за январь-март составил 2,7%! Мы, конечно, можем радоваться не только этому факту, но и тому, что прогнозы в отношении казахстанской экономики не такие уж и катастрофичные.

Но при этом мы должны понимать, в каком ряду стран мы находимся. Сейчас это Туркменистан, Узбекистан, Египет, где вообще не ожидается никакого падения ВВП. Но никак не Китай, Франция, Испания…

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...