Проекты ГЧП могут разорить государство

Давление на бюджет начало расти там, откуда не ждали

Как говорится, чудны дела твои, Нур-Султан! В один и тот же день в столице появилось два свидетельства, две экспертных оценки государственно-частного партнерства.

***

На сайте премьер-министра было опубликовано интервью председателя правления АО «Казахстанский центр государственно-частного партнерства» Талгата Матаева, в котором он подробно рассказал о развитии ГЧП в Казахстане. А на пленарном заседании мажилиса парламента глава Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета Наталья Годунова коснулась этого вопроса вскользь.

Если почитать Матаева, так у нас – сплошные победы от симбиоза власти и бизнеса на почве ГЧП: «На 1 июня 2020 г. заключено 786 договоров ГЧП на сумму 1,8 трлн. тенге, из них 10 договоров на республиканском уровне, 776 договоров на местном уровне. Привлечено инвестиций на сумму 910 млрд. тенге».

Он с упоением рассказывает, что ГЧП наиболее активно развивается в сфере образования. Из всех заключенных договоров ГЧП 56%, или 437 договоров, приходится на эту отрасль. Заключены договоры на сумму порядка 115 млрд. тенге. И эта сфера остается лидером по итогам пяти месяцев 2020 года. Более половины проектов ГЧП сферы образования – это дошкольные организации. Так, на сегодняшний день заключено 240 договоров ГЧП на сумму 70 млрд. тенге.

Вы чувствуете опыт оратора? Говорит напористо и убедительно подкрепляет свою речь цифрами. А когда речь заходит о том, эффективный ли партнер – государство, спикер уверенно прикрывает все тылы. В общем, качество ГЧП растет, инвестиционный климат улучшился, законодательство совершенствуется…

***

А если послушать Годунову, так с этим ГЧП хотели как лучше, а получилось, как всегда:

«Увеличение количества проектов ГЧП приводит к росту государственных обязательств, которые не соразмерны с объемами привлекаемых инвестиций. На привлечение 1 тенге частных инвестиций затрачивается 2 тенге бюджетных средств».

Глава Счетного комитета особо подчеркнула, что такой крен наблюдается на фоне отсутствия встречных обязательств частного инвестора. «Это не стимулирует частных партнеров к повышению результативности реализуемого проекта», — с сожалением отметила Годунова.

«По нашим оценкам, основная нагрузка на бюджет по республиканским проектам придется на 2023 и последующие годы в среднем 58 млрд. тенге ежегодно. На местные бюджеты – на 2020-2021 годы в среднем по 70 млрд. тенге ежегодно по всем регионам», — вот предмет для печали – проблемы по проектам ГЧП еще все впереди! Нагрузка на государственный бюджет предстоит огромная, поэтому нужно срочно, по мнению Натальи Годуновой, разработать методику расчета социально-экономического эффекта реализации проектов ГЧП.

***

Например, в других странах, которые успешно применяют опыт государственно-частного партнерства, на 1 государственную условную единицу денег приходится три частные. А у нас – наоборот.

И это было ясно изначально. Еще в 2016 году интернет-газета ЗОНАКЗ писала о том, что «нельзя превращать ГЧП в схему, по которой компании, приближенных к исполнительной власти, смогут выполнять неявный, скрытый госзаказ, а затем выгодно продавать государству. Недопустимо, чтобы партнерство превращалось в бизнес по продаже реализованных проектов и трансформировалось в короткие сроки в государственную собственность».

Мы обращали внимание на то, что возможность по выкупу социальных объектов вообще грозит превратить проекты ГЧП в своеобразный бизнес для чиновников и их родственников, принимающих решения в сфере ГЧП, тем более что новым законом предусматривается выплата и инвестиционных, и операционных затрат. Кроме того, возможны субсидии от государства, плата за доступность, вознаграждение за управление объектом ГЧП. Практически неограниченные возможности по финансированию. При этом механизм ГЧП, безусловно, осуществляется без применения норм закона «О государственных закупках». Свобода!

Тем не менее, чиновники повели Казахстан по этому пути.

***

В июле 2019 года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил, что «сама идея ГЧП дискредитирована», а все потому, что государство обязалось возместить бизнесу инвестиционные затраты по проектам в размере 90% (!) от общей их стоимости. Давление на бюджет начало расти там, откуда его не ждали.

Тогда правительству он дал поручение «строго контролировать, с одной стороны, нагрузку на местные бюджеты, бюджетную и социально-экономическую эффективность, а с другой, выполнение обязательств по проектам ГЧП».

То есть, ГЧП стал развиваться так стремительно, что бюджет оказался под угрозой. И это в то время, когда проекты ГЧП должны, по идее, наоборот, снижать нагрузку на бюджет!

Министерство национальной экономики даже разработало осенью прошлого года изменения в закон о ГЧП, предложив среди прочих необходимых мер по развитию исключение мер господдержки и выплат из бюджета для проектов ГЧП. Но эксперты, прежде всего, НПП «Атамекен» воспротивились таким формулировкам, утверждая, что компенсация инвестиционных затрат должна быть.

Как бы то ни было, бурное и неоднозначное обсуждение будущего формата ГЧП ни к чему не привело.

***

Впрочем, будем справедливы, о нарастающей проблеме возмещения частным инвесторам знают и в Казахстанском центре ГЧП. Талгат Матаев признает, что в нынешних экономических условиях есть большой риск относительно дальнейшей возможности применения механизма выплат ГЧП. Попросту – может настать момент, когда государство откажется выкупать проекты.

По плану – изменения в законодательство о ГЧП будут внесены в четвертом квартале текущего года. Ведомство предлагает не выкупать активы частного сектора, ввести возможность закупа услуг у проектов ГЧП государством, а инфраструктурные проекты сделать концессионными и пр.

Однако весь вопрос в том, кто окажется сильнее – здравый смысл или лоббисты.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...