Карантин показал критическую важность архитектуры

Город – это не только дома, но и пространство между ними

Влияние искусственной среды на человека – особенно в городах – по масштабу и степени воздействия можно сравнить с природной (горы, реки, качество воздуха, сезонные колебания температуры, осадки). В искусственной среде критически важны архитектура и связанные с нею вопросы градостроительства. Все негативные оценки специалистов о положении дел в указанных сферах по Алматы оказались правдой. Коронавирус и вызванные им карантины и локдауны крайне рельефно подтвердили наличие системных проблем.

Бумеранг от периода 600% чистой прибыли застройщиков в Алматы, когда старое сносилось и новое строилось везде, где возможно, особенно сильно прилетел во время карантинов. В принципе, по действовавшим в Казахстане нормам строительства и градоустройства, многие вещи в «нулевые» годы были сделаны незаконно. Но, как писал основоположник марксизма-ленинизма, при 300% прибыли нет такого преступления, на которое не рискнул бы пойти капитал. Строительный бум закончился, а его ядовитые плоды мегаполис все продолжает пожинать.

«Золотым веком» города считаются 1960 – 1975 гг., когда городской совет Алма-Аты возглавлял Есен Дуйсенов. В те годы на жителя города приходилось 86 квадратных метров общественной зелени (парки, аллеи, клумбы, лужайки) – не считая зеленых насаждений частного сектора. По подсчетам членов Союза архитекторов г. Алматы, в 2008 году аналогичный показатель составил 7 квадратных метров, да и частный сектор мегаполиса сильно сократился. С какими показателями общественной и частной зелени на душу горожанина южная столица вошла в карантины 2020-го – даже приблизительных цифр нигде нет.

Из сегодняшнего дня можно подумать, что товарищ Дуйсенов работал просто в «тепличных условиях», потому что деньги в эпоху социализма были могущественны, но не всесильны. С этим трудно спорить, но в плановой экономике тоже имелись свои трудности при развитии городов, и советским мэрам, болеющим душой за дело, приходилось прикладывать ум, волю и другие таланты, чтобы жизнь менялась к лучшему.

Ярким примером того, что из голов руководителей городских территорий прежде всего ушло понимание, является Адильбек Джаксыбеков. В бытность акимом Астаны, он, отвечая на жалобы жителей, что в столице пространство дворов занимается парковками автомобилей и всевозможной «мутной» застройкой, заявил: «Время бабушек на лавочках во дворах Астаны закончилось». «Сейчас ценность самой земли приобретает большую актуальность. Фактически в больших мегаполисах таких дворов не существует. Это не экономично для государства, для города – терять эту территорию, которая оборудована сетями. Каждый клочок земли используется для того, чтобы город процветал. Мы иногда содержим, как в нашем прошлом, такие большие дворы с детскими площадками, вынуждены государственные службы их содержать, убирать, асфальтировать. Потом к ним же и претензии: почему они плохо убирают дворы, почему снег плохо убирается» – объяснил он государственно-управленческую философию нового времени.

А потом ввели карантины и больше всего «прелестей» от них вкусили жители натыканных вплотную друг к другу высотных домов как бы «социального жилья». В отличие от аналогичных по высотности жилых комплексов для платежеспособных категорий горожан, в «социальных домах» нет подземных гаражей, зеленых зон, а количество качелей и турников на детских и спортивных площадках минимальное, потому что они сами очень крохотные.

Карантины и локдауны в том же Алматы показали критическую степень неравенства горожан в доступе к парковым и вообще рекреационным зонам, особенно когда в выходные и праздничные дни прекращает работу общественный транспорт. Кто-то в шаговой доступности к набережным рек, озеру Сайран или роще Баума, а у других на километр вокруг асфальтобетонное пространство с минимумом зеленых насаждений и переуплотненными массами людей. Про жителей Иле-Алатауского национального парка, в который доступ рядовым казахстанцам фактически запрещен, мы сейчас вообще не говорим.

Людей этим летом в Алматы куда больше обычного. Потому что Алаколь, Иссык-Куль, Анталья и даже Капчагай на время локдауна закрыты, школьные и детские лагеря тоже, в горы нельзя. Потребность восстановить силы и хоть как-то ослабить депрессивный фон при этом не исчезает. Употребление спиртных напитков – тоже форма релаксации, снятия стресса, особенно когда альтернативные варианты затруднены. Когда условия для прогулок, занятий спортом и посещения зеленых зон в одном и том же городе чрезвычайно отличающиеся для разных групп жителей, то не стоит удивляться росту социального напряжения и конфликтного потенциала вообще.

В Швейцарии вроде как тоже капитализм и банкиров на душу населения сверх всякой меры. Но это не мешает городским властям думать обо всех жителях и их нуждах совокупно. Правда, чтобы акимы вспоминали о людях, кто-то должен доносить до них информацию от специалистов. Союз архитекторов г. Алматы в свое время располагался в историческом здании постройки 1910 года на Казыбек би 39. Но он даже свое собственное место обитания защитить не смог – снесли из-за фактора 300%.

***

Фото: dostop.ru

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...