Бизнес-мышление в госуправлении Казахстана ведет к упадку

Чиновник может думать как предприниматель, но если это мейнстрим во всем бюрократическом аппарате, то беды не избежать. Государство – это не мегахолдинг

«Вам исполнилось 18 лет, демоверсия вашей жизни закончилась, чтобы жить дальше – надо платить». При всей похожести данной фразы из популярного демотиватора на реалии современной жизни, государство поставить население перед таким выбором не может. Коммерческая организация, в свою очередь, способна отключить практически любого пользователя чего-либо за неуплату, но она по определению не обладает законным правом на насилие. Для государственного аппарата нужны люди с одним типом мышления, а для бизнес-структур – с другим, потому что стоящие перед ними задачи очень разные. Проблема Казахстана в том, что органы государственного управления поставили во главу угла бизнес-мышление и бизнес процессы, а они по своей природе не подходят для эффективного решения вопросов государственного развития.

Айдархан КУСАИНОВ«Правила и ценности мышления, которые подходят для осуществления успешной бизнес-деятельности, не подходят для осуществления эффективного государственного управления», – пишет экономист Айдархан Кусаинов в своей книге «Государственная поддержка бизнеса – тормоз экономического развития» (напечатана в карантинный 2020-ый). Вроде бы все логично, но не очень страшно. Однако в другом месте специалист указывает: «Бизнес-ориентированное сознание государственных служащих и соответственно дискурса и риторики государственной экономической политики имеет гораздо более важные негативные эффекты, чем неэффективная трата бюджетных средств, либо средств Национального Фонда».

Если в соседней России на контактной дистанции чиновника назвать «эффективный менеджер», то в ответ можно получить травмы. Безобидная до какого-то времени фраза из области пиара с самопиара перешла в разряд грубых оскорблений. Г-н Кусаинов высоко поднимает планку угроз, исходящих от людей с бизнес-мышлением на чиновничьей службе, зато четко объясняет почему они так опасны.

В книге больше двухсот страниц текста, поэтому для удобства понимания мы перескажем своими словами. На фирме (не важно, принадлежащей одному лицу или акционерному обществу) можно волевым решением руководства ввести жесткий дресс-код. Ну а всех, кто не согласен с новыми правилами – прописанными в трудовом договоре – уволить. Государство своих граждан уволить не может (посадить в тюрьму за те или иные преступления – да), а потому и модель поведения с ними должна быть иная, построенная на совершенно других принципах коммуникации, мотивации и взаимодействия. Государство всегда сложнее любой самой передовой компании и решает круг задач, который на порядок больше, чем у самого диверсифицированного бизнес-холдинга.

До коронавируса специалисты много раз били тревогу про опасность бизнес-мышления и бизнес-подходов в государственной медицине. Поскольку не все моменты в обеспечении здоровья нации можно монетизировать, коммерциализировать и при этом сделать эффективными с точки зрения долгосрочных интересов общества и государства. Однако сначала политическое руководство Республики Казахстан взяло на вооружение бизнес-процессы при проведении государственной политики, потом подобрало и отформатировало под бизнес-мышление работников бюрократического аппарата, ну а они уже наворотили в заданном векторе. Расходы государственного бюджета на медицину при этом может быть и сократились, перейдя частью своего бремени на обывателя, но положение дел с точки зрения долгосрочных стратегических интересов самого государства ухудшилось. Больные люди в качестве работников и налогоплательщиков по определению будут уступать здоровым.

Гульмира ИЛЕУОВАСоциолог Гульмира Илеуова на июльском экспертном клубе ОФ «Мир Евразии» выступила с такими словами: «Хочу обратить внимание на то, что выявил карантин в наших системах здравоохранения. Именно остатки советских систем эпиднадзора, эпидзащиты, которые были выстроены в прошлом веке, позволили нам выстоять. Во многом эта система защиты была разрушена, в частности, через политику сокращения койко-мест, которая проводилась в нашей стране в предыдущие годы, в том числе в рамках оптимизации системы здравоохранения, закрытия стационаров. При этом не развивается система первичной медико-санитарной помощи, которая также была в наибольшей степени сформирована в советские годы».

«Сейчас обсуждается система защиты здоровья населения, уровень подготовки медицинских кадров. Мне кажется, в связи с этим должен проявиться интерес к советскому опыту, к целеполаганию того времени. Хотя и ситуативно, но это будет выходить на передний план. С точки зрения нынешнего времени ясно, что кадры здравоохранения – не те, которые могут готовиться в онлайн-режиме. Если по другим специальностям это еще возможно, то медицинское образование – это знания другого порядка», – акцентировала г-жа Илеуова.

Как отреагировали чиновники от образования на дистанционное обучение школьников из-за карантина? Сфокусировались на том, что «дистанционка» – это более технологично, а для государства дешевле. Теперь уже сам президент Токаев вынужден объяснять своим подчиненным важность поддержки детей из уязвимых категорий населения при дистанционном обучении. Как вообще дистанционно учатся школьники у 300 тыс. семей, где компьютеров нет?

Бизнес-мышление заставляет подходить к вопросам государственной политики с бухгалтерскими мерками. Из-за этого чиновникам по итогам года нужно дать какой-то видимый результат, о котором можно с помпой отчитаться. Но в обычной жизни школа или больница работают рутинно, что в них можно придумать прорывного? «Прорывное» у нас – бесконечные реформы. Для специалистов и государственников все эти нововведения от Тупого и Еще Тупее кажутся абсурдом, но в логике бизнес-мышления и бизнес-процессов такие проявления активности вполне закономерны и естественны. О реальной долгосрочной стратегии в настоящих интересах государства и общества никто с бизнес-мышлением не думает – всем нужен сиюминутный результат.

По идее, COVID-19 и все то, что он продемонстрировал, проявил и выявил, должны заставить политическое руководство поменять базовый кадровый вектор. То есть вместо кадров с бизнес-мышлением привлекать чиновников с интеллектуальным потенциалом для госслужбы. Старое на новое трудно менять в принципе, а здесь еще имеются проблемы фундаментального характера. Бизнес-мышление проще государственнического в применении к работе бюрократического аппарата. Тем самым в предыдущие годы происходила адаптация через деградацию – переход от более сложной системы к менее сложной. Теперь нужна адаптация через развитие, а это куда более трудоемкий во всех отношениях вызов. Но двигаться по указанному пути надо, потому что казахстанское общество усложняется и управлять им примитивная государственная модель с неверными принципами и подходами не сможет.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...